СТИРАТЕЛИ

В мире
№32 (642)

Подкоп под Кремль обнаружили, как водится, журналисты. В ста метрах от древних стен, на улице Никольской, строительная фирма сооружала подземный торговый город. Углубились в священные пределы метров на 15-17, укрепили своды металлическими конструкциями, землю вывозили ночью. Если уж под Кремль копают на глазах службы охраны, то об археологическом или историко-архитектурном контроле упоминать даже глупо. Под угрозой здание Славяно-греко-латинской академии, Патриаршее подворье, башня Заиконоспасского монастыря уже накренилась на 5 градусов.
Что тут комментировать? Вспоминаю, как два моих приятеля, большие балбесы, году в 80-м решили схохмить, а заодно и проверить... Они встретились на Красной площади, обменялись портфелями с банными принадлежностями и разошлись в разные стороны. Ничего не случилось. Тогда они снова сошлись и снова обменялись. И снова ничего. Но на третий раз их взяли. А тут большие начальники на голубом глазу уверяют: “Прокуратура оценивает правомочность деятельности этой фирмы...” Неужели узрели?
Так же долго делали вид, что ничего не происходит, в то время как “Новая газета” два года криком кричала о сносе Средних торговых рядов на Красной площади, напротив Кремля. Если смотреть от Спасской башни, то все нормально, фасад целый. А там, внутри, все уже сровняли с землей - и ночами вывозили камни, щебень и мусор, оставшиеся от памятника архитектуры, охраняемого законом. Заметить чрезвычайно трудно, потому что работы производились с ведома и по велению управления делами президента России. На такую организацию нет управы ни на российской земле, ни на российских небесах. К счастью, комплекс Красной площади входит в список памятников архитектуры мирового значения, и на пути кремлевских завхозов встал Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО. Теперь управление делами президента будет воспроизводить то, что разрушило. Вместо седой старины мы получим копию, называется – “новодел”. Самое популярное слово в сегодняшнем архитектурно-строительном обиходе Москвы.
Еще в 2003 году на дискуссии в Доме архитекторов говорилось, что через 10 лет в Москве не останется ни одного старинного дома. Количество уничтоженных памятников истории и культуры приближается к двум сотням. Одни сносят без следа, другие превращают в муляжи, макеты в натуральную величину, в тот самый “новодел”.
Меня всегда удивляло и до сих пор удивляет: зачем сильным и богатым офис, квартира, жилой дом или гостиница непременно в пределах старой Москвы? Возьмите любой участок земли за Садовым кольцом – и стройте на здоровье! Какие проблемы?
Проблемы в нутре, наверно. Нутро новых русских жалает, чтоб с видом на Кремль. Только почему власть потакает и помогает осуществлять эти желания? Потому что она такая же, состоит из таких же.
Репортер НТВ Андрей Лошак снял фильм “Теперь здесь офис”. О старой и новой столице, о насильственном переселении коренных москвичей на окраины, о гламурной подделке под старину после изничтожения старины подлинной. О том, что английские (!) журналисты, живущие в Москве, создали Общество охраны русского (!) архитектурного наследия. Только что они могут? Заснять, издать альбом, сохранить облик наших улиц на память потомкам. Потому их альбом и называется “Точка невозврата”. Еще они удивляются: как можно ломать дом ХVIII века и на его месте ставить копию того же дома? Не понимают, что новым хозяевам жизни важен не памятник и не память, а шик, который выражается их же универсальным выражением “Как бы”. “Абсурд”, - говорят англичане на ломаном русском языке. Потом все же добавляют наше, до боли знакомое: “Не надо задавать идиотских вопросов”.
Известная в мире русская модель Наталья Водянова живет в Англии. Они с мужем купили в деревне дом мельника. В нем они ничего не имеют права изменять, даже дамбу на участке поставить, чтобы протекающий рядом ручей не заливал в половодье первый этаж. “То, что деревенский дом является реликвией для государства, это очень приятно, - говорит Наталья. – Ты чувствуешь, что и тебя охраняют. Твой дом – твоя крепость”.
Охраняет государство, общество. Для государства и общества старые дома старой Англии представляют великую ценность.
А фильм Андрея Лошака о старых домах Москвы - запретили. Он был показан в программе НТВ на Дальний Восток. И тотчас же снят с эфира. Объяснение смехотворное: мол, есть опасность, что упомянутые там строительные фирмы подадут в суд. Нет там повода для иска. Даже если фирмы подадут в суд, то и пусть! Зато какой будет общественный резонанс! И если НТВ проиграет иск, хозяин НТВ заплатит штраф – это будет самый значительный и полезный штраф в истории современной журналистики.
О чем я??? Хозяин НТВ – “Газпром”. Тот самый, что строит в Петербурге четырехсотметровую башню (здесь будет офис!), убивающую весь архитектурно-исторический ландшафт города. С ведома и позволения власти, которая подавляет протесты общественности.
Впрочем, не в “Газпроме” дело. А в том, что запрещен к показу фильм, который вызывает чувства, будит мысли. Вот что нам пытаются запретить. Чувствовать и думать. Все стереть. Вот их идеал и их цель.
Стереть с лица земли старую Москву - ничего здесь не было до них, не должно быть и не будет, только они, их плебейский шик. Стереть любое слово против - не было, не должно быть других слов, кроме их убогого чиновного новояза пополам с блатняком.
Они, конечно, убоги - даже в своих опасениях, стремлении подстраховаться. Даже в запретительстве, на что уж, казалось бы, мастера. Элементарного не понимают. Выйди репортаж Андрея Лошака в эфир – такого резонанса бы не было. Но их страх перед словом и мыслью, их представления о своем якобы всемогуществе (запретим – да и все!) сослужили им худшую службу. Фильм обрел оглушительную популярность. В интернете его смотрят сотни тысяч людей.
Однако умственная и духовная убогость стирателей не должна преуменьшать в наших глазах угрозу, которую они несут стране, обществу. В их руках власть и деньги. Средства влияния на массы. Идет интенсивная обработка, подгонка населения под определенные стандарты. И в чем они не знают никаких преград – это в материальном разрушении. Боюсь, очередной подобный фильм станет называться “Здесь была Москва”. Вторая серия  - “Здесь был Петербург”.
Москва