Отдельно взЯтое палестинское государство

В мире
№31 (641)

В политической жизни Ближнего Востока более важную, чем где бы то ни было, роль играет организация всякого рода «утечек» и «сливов» информации, а также сообщений «неназванных источников» или чиновников низкого ранга, якобы высказывающих точку зрения руководства, чьи заявления в случае чего легко можно дезавуировать. Таким образом политические партии и целые государства прощупывают позиции соперников и намекают на свои возможные шаги. На прошедшей неделе несколько таких месседжей направила мировому сообществу палестинская автономия. Из них следовало, что руководство автономии разочаровано в мирных переговорах, которые оно ведет с Израилем, и в том случае, если в ближайшем будущем не будет заключено соглашение, которое устраивало бы палестинцев, независимое палестинское государство может быть провозглашено в одностороннем порядке.
Внешне эта информация не произвела никакого впечатления ни на США, ни на «ближневосточный квартет», ни на Израиль. Именно внешне. Вполне возможно, что соответствующие специалисты тщательно изучили заявления «палестинских товарищей», проанализировали исходные предпосылки и возможные пути реализации заявленных намерений с тем, чтобы спрогнозировать влияние всех вариантов на политическую жизнь региона. Что касается Израиля, то здешняя пресса отозвалась рядом статей, из которых можно было вынести даже и такую мысль, что одностороннее провозглашение независимого палестинского государства не принесло бы Израилю никаких неприятных сюрпризов, а, может быть, даже и позволило бы ему забыть о «палестинском вопросе», поскольку вся забота о палестинских арабах в этом случае целиком легла бы на плечи правительства вновь образованного государства.
Представляется, что это не совсем верно. Прежде всего все мы должны понимать, что подобный опыт отделения от палестинских арабов у Израиля уже есть – это печально памятное «размежевание» с Газой, планируя которое премьер Шарон обещал евреям, что отныне на любой теракт со стороны Газы армия ответит сокрушительным ударом, ведь Газа будет являться «вражеской территориtй», с которой разговор короткий. Оказалось, что, во-первых, размежевание было воспринято и в Газе, и во всем арабо-мусульманском мире как победа «сопротивления» и соответственно поражение Израиля. Во-вторых, оказалось, что отделение ничего не дало Израилю юридически, так как территория все равно считается «оккупированной», и Израиль должен нести ответственность за все, что на ней происходит, а, стало быть, обеспечивать сектор Газы водой, горючим и электроэнергией. В-третьих, но не в-последних по своей значимости, изгнание евреев из своих домов поставило страну на грань раскола, чем не преминула воспользоваться палестинская пропаганда, описывая «слабость сионистского государства».
Кроме этих моральных и материальных издержек Израиль получил на месте контролируемой в антитеррористическом плане территории настоящее террористическое гнездо, которое начали немедленно вооружать покровительствующие ему Сирия и Иран, борьба с которым оказалась сильно затруднена применяемой боевиками тактикой – ведением ракетных обстрелов территории Израиля из густонаселенных районов.
Появление «двух автономий», Газы и остальной части автономии, расположенной на территории Иудеи и Самарии, стало своеобразным экспериментом, позволившим показать, что лишь присутствие израильской армии способно остановить хамасовских террористов, полиция Аббаса справитmся с ними не в силах, да и не имеет никакого желания делать это. В том случае, если председатель автономии пойдет на провозглашение независимого государства, мы получим еще одно террористическое образование. Кто с кем размежевался - арабы с Израилем или Израиль с арабами - совершенно не играет никакой роли, так как оба эти процесса приводят к одинаковым результатам. Если сейчас ХАМАС имеет ракеты, которые по заявлениям руководителей группировки способны достигать Ашкелона, то провозглашение независимого палестинского государства приведет к возможности обстрела большей части Израиля.
Мы рассмотрели лишь один, военный аспект гипотетического одностороннего «размежевания» арабов и Израиля. Но есть и ряд других аспектов, среди которых не последним по значимости является аспект экономический. И здесь мы тоже вполне можем воспользоваться результатами того эксперимента, который был проведен в Газе. Эти результаты производят удручающее впечатление. После ухода из Газы евреев, которые оставили арабам огромные теплицы, позволявшие получать доход, а также способствовали бы увеличению занятости населения, эти теплицы были разграблены. Постоянные обстрелы с территории сектора Газы привели к тому, что промзоны, расположенные вблизи сектора на израильской территории и на которых работали обитатели сектора, были закрыты, что лишило работы многих арабов. И, наконец, вынужденная блокада, введенная Израилем в ответ на обстрелы, отнюдь не способствовала нормальной жизни в Газе.
О каком государстве может идти речь, если палестинская автономия живет лишь на подаяния международных спонсоров? Стоит им задержаться с очередным перечислением денег, как Махмуд Аббас бьет тревогу: нечем платить госслужащим и полицейским. Для создания промышленности, сельского хозяйства, инфраструктуры не делается ровным счетом ничего. Все деньги, что автономия получает, она элементарно проедает. Население, приученное за десятилетия «сопротивления» лишь устраивать взрывы и обстреливать израильские автомобили, совершенно не имеет мотивации к труду. Как будет жить новое государство?
На этот вопрос есть лишь один ответ. Оно будет жить тем же, чем живет ныне автономия, – борьбой с сионистским захватчиком да междоусобицами, которым совершенно не мешает «общее дело». Может быть, дело даже и не в менталитете палестинских арабов, скорее всего, это является общим для всех искусственно созданных государств, что можно видеть на примере африканских стран, которые были созданы не народами, их населяющими, а решениями ООН по деколонизации. В результате сейчас мы видим, что государства, имеющие все положенные им формальные признаки, на самом деле таковыми не являются, так как их население занято не развитием своих стран, а межклановой и межплеменной борьбой.
Если палестинская автономия будет в одностороннем порядке объявлена независимым государством, международное сообщество получит на политической карте Ближнего Востока еще одну проблему – агрессивное государство, подконтрольное Ирану, что не обрадует не только Израиль, это не может понравиться и умеренным арабским режимам, которые уже имеют связанные с Ираном проблемы. Почему я так думаю? Да очень просто. Стоит Израилю покинуть территории Иудеи и Самарии, в которых находится часть автономии, пока что подконтрольная ФАТХу, как с ФАТХом будет покончено точно так же, как это произошло в Газе. Никого не должны обманывать сообщения о том, что Аббас-де намерен объявить сектор Газы «мятежной провинцией». Аббас может объявлять что угодно, вопрос в том, имеет ли он силы для того, чтобы покончить в этой провинции с мятежом. Очевидно, что он их не имеет. Даже Израиль, «отмежевавшись» от Газы, не смог преодолеть психологические и дипломатические препятствия на пути разгрома террористов в Газе. Тем более этого не сможет сделать Махмуд Аббас.
Для чего же он делает такие заявления или, по крайней мере, о таких его заявлениях говорят палестинские чиновники более низкого ранга? Одна из возможных причин, по которым он это делает, заключается в том, что Аббас хочет таким образом воздействовать на Соединенные Штаты с тем, чтобы президент Буш надавил на Израиль и заставил его пойти на уступки в вопросе раздела Иерусалима. Как известно, Буш очень хочет завершить переговорный процесс между Израилем и палестинской администрацией до окончания своего президентского срока и остаться в истории в качестве государственного деятеля, сумевшего принести мир на Ближний Восток. То, о чем намекают руководители автономии, одностороннее провозглашение палестинского государства, поставило бы крест на честолюбивых амбициях американского президента.
Такое развитие событий, несомненно, повергло бы в шок и международное сообщество со всеми его институтами – ООН, международным «квартетом», сообществом государств-спонсоров палестинской автономии. На месте обкатанного во всех деталях процесса появилось бы нечто неуправляемое, которое еще предстояло бы осмыслить и лишь потом, если получится, начать реагировать. Не факт, что это могло бы произойти за короткий промежуток времени.
Впрочем, есть еще и последнее вероятное объяснение сигналов, приходящих из автономии. Эти сигналы могут свидетельствовать о том, что среди руководителей автономии нет единого подхода к арабо-израильскому конфликту и к возможности его разрешения. И это очень похоже на правду.