ЧЕРНЫЙ передел

В мире
№30 (640)

Пресса пишет, что премьер-министр Владимир Путин и министр сельского хозяйства Алексей Гордеев вошли в жесткий конфликт, отстаивая интересы народа - у каждого, мол, своя народная правда. Как на самом деле – разобрать трудно: за прошедшие десятилетия образовался океан мутной воды, в котором ловится рыбка миллиардных капиталов.
Не секрет, землю в стране скупили и скупают олигархи, их финансовые структуры. Не пашут, не сеют, не пасут. Гордеев их противник, считает, что драгоценные миллионы гектаров надо отобрать и вернуть в сельскохозяйственный оборот. 
“Нам необходимо срочно внести все законодательные изменения уже в сентябре, проблемы не терпят отлагательства, а у нас нет времени, - говорил он на коллегии министерства. - Это надо решать, чтобы не последовали более сложные социально-политические проблемы”.
То есть пригрозил к осени черным переделом.
Почти о том же резко говорил на заседании правительства премьер Путин.
“Мы еще в рамках нацпроекта “Доступное жилье” говорили об использовании части земель, чтобы не было так, как в народе говорят: “собака на сене”, чтобы земли использовались. Если их не используют по формальному назначению, тогда нужно принимать решения по перепрофилированию”.
Оба - за простых россиян. Один – чтоб землю крестьянам отдать. Другой – чтоб построить квартиры для людей.
Только кто их купит?
Городам тесно в существующих рамках. Строиться негде - сельскохозяйственная земля. За ней – особый учет и контроль. Чтобы продать ее под строительство, надо много формальностей соблюсти, часто – труднопреодолимых даже для людей большого бизнеса. На их стороне и выступил Путин. И правильно сделал. Землю держат просто так – как вложение капитала. Она дорожает с каждым днем. Ничего на ней не выращивают, но формально земля считается сельскохозяйственной. Как минимум 20-километровую зону вокруг городов надо снять с формального сельскохозяйственного учета. Другого выхода нет.
Допустим, государственные земли просто передадут строителям. А как быть с частными, как заставить их продать? Для этого существует так называемый административный ресурс.
Но цены - бешеные. В ближнем Подмосковье один гектар – от 500 тысяч до 1 миллиона долларов. Во сколько же дом обойдется? Следовательно, и квартиры там, за чертой города, будут запредельные. Сейчас в Москве среднестатистический квадратный метр жилья – 6378 долларов. В Волгограде – 2483, Ростове-на-Дону - 2163, Нижнем Новгороде – 2482, Уфе – 2132, Казани – 1823, Перми – 2507, Самаре – 2418, Екатеринбурге – 2638, Челябинске – 1901, Омске – 1915, Новосибирске – 2712, Красноярске - 2625 долларов.
Рядовым гражданам от борьбы Путина за интересы застройщиков ни холодно, ни жарко. Он лоббирует, прикрываясь словами о национальном проекте “Доступное жилье”. Кому оно доступно при цене от 2 до 6 тысяч долларов за квадратный метр?
Рассмотрим теперь войну министра сельского хозяйства Гордеева. Он тоже хочет отобрать землю у финансовых структур. Для кого? Кому ее отдать? Крестьянам?
Как сказали бы крестьяне: “Дулю нам с маком”. На той же коллегии Гордеев назвал ельцинское решение о земельных паях колхозникам и рабочим совхозов СЕРЬЕЗНОЙ ОШИБКОЙ.
Ничего не боится человек. Так и говорит: зачем пытались дать землю народу, глупость это.
За кого ж он так воюет? За гигантские агрофирмы, их еще называют агрохолдингами. Хозяйка одного из них, жена московского мэра Лужкова, на днях купила самый большой, если не считать Букингемский дворец, частный особняк Лондона, - сообщает английская пресса. В России она скупает земли в Центральном Черноземье, с легкостью обходя законы. Зато когда местные крестьяне решили зарегистрировать свое хозяйство, сложив законные паевые гектары, им пришлось пройти через 28 (!) судебных инстанций. Только главная и заведомо проигранная битва у них впереди – на рынке.
Во имя торжества агромонополий идет последовательное уничтожение мелких крестьянских хозяйств, поставляющих дешевые продукты. “Каждый день проверки в молочном цеху, каждый день штрафы: от санэпидстанции, пожарных, архитекторов, - жалуются директоры. - Властям не нужны мелкие производители, им подавай гигантов. А гиганты продают молоко по 40 рублей за литр против наших 17. То ли еще будет?”
Уже есть. На Камчатке батон хлеба – 2 доллара. Безудержный рост цен оправдывается причинами мирового масштаба. Однако в Европе за полгода продукты подорожали на считанные проценты, у нас - на десятки.
Европа и Америка – спасители россиян. Благодаря продовольственному импорту большинство еще сводит концы с концами, на пропитание денег хватает. Но импорт – конкурент и первый враг агрохолдингов. Началось открытое уничтожение заграничных поставок под демагогические клики о поддержке отечественного производителя. “Квотное и неквотное мясо прет в Россию, и объем его возрастает! Это серьезный тормоз для развития собственного животноводства, птицеводства и свиноводства”, - возмущался вице-премьер Виктор Зубков, назначенный ответственным за сельское хозяйство.
Говядина из Латинской Америки облагается таможенной пошлиной аж в 40 процентов. И все равно дешевле российской. Потому санитарный надзор временно приостанавливает импорт из Австралии, Аргентины и Бразилии – нашел какую-то заразу. На очереди - мясо птицы. Заместитель министра экономики Белоусов доложил премьеру Путину, что у нас небывалый рост производства - 17 процентов каждый год. Кризис перепроизводства. Надо ограничить импорт.
Сказал он или не сказал, что импортная курица дешевле российской?
Потому странно читать в российской прессе: “Национальные проекты Владимира Путина и Алексея Гордеева вошли в противоречие”.
Никакого противоречия нет. Есть три силы. Могучие финансовые структуры, скупившие и скупающие по дешевке миллионы гектаров. Строительные магнаты, желающие получить пригородные земли – их интересы отстаивает Путин. И агрофирмы, за которые воюет министр Гордеев. Нет сомнений, что уж эти-то силы между собой договорятся, при посредстве правительственных лоббистов.
В этом раскладе крестьяне, те самые русские мужики, сеятели и хранители - еще не добитые враги за линией фронта. Их организация так и называется – Крестьянский фонт. Они выступают против уничтожения мелких хозяйств, подают в суды иски (и даже иногда выигрывают) о незаконности скупки земель олигархами, о сговоре финансовых воротил с местными властями.
Ни разу не слышал, чтобы Путин или Гордеев публично выступили в их защиту.
Москва