Наташа, Пьер и огромная комета 1812 года

Культура
№33 (904)
Нью-Йорк – это страна театральных чудес, где не только в центре Манхэттена, но в самом неожиданном его месте можно увидеть необычайное зрелище. Так на углу 13 улицы и 10 авеню выстроен временный «шатер», в котором идет мюзикл «Наташа, Пьер и огромная комета 1812 года».


Это была рискованная затея – создать спектакль в жанре бродвейских шоу на тему одной из глав «Войны и мира» Л. Толстого. Но композитор и автор либретто Дейв Малой решился – и спектакль (режиссер Рэйчел Чавкин) идет с огромным успехом, при аншлагах, приветствуемый восторженными рецензиями нью-йоркских газет: «один из 10 лучших спектаклей года»... «лучший спектакль сезона...»


Спектакль поставлен по 5 главе из второй части романа, в которой Наташа Ростова, невеста Андрея Болконского, дает увлечь себя молодому офицеру Анатолю Курагину и пытается бежать с ним. 
Попытка, как известно русскому читателю, оканчивается  неудачей.


Этот многоплановый, динамичный, остро-театральный спектакль поставлен по типу мюзиклов: в нем поют, танцуют (и то и другое – превосходно), есть сцены трогательные, есть – почти гротесковые.  Действие происходит как в кабаре, на площадках, опоясывающих ресторанный зал со столиками, где сидят зрители, или по центральному проходу в этом зале. 
И все таки это не совсем мюзикл, это не представление в кабаре, в целом это музыкальный спектакль. Потому что актеры играют своих героев как в драме, с полной эмоциональной отдачей.


Поразителен актерский ансамбль, где каждый участник – актер, певец и музыкант. Конечно, у каждого зрителя есть свои предпочтения. Но, прежде всего, надо выделить Филиппу Су, исполнительницу роли Наташи: она естественна, эмоциональна, у нее превосходный голос, она не ходит – летает по лестницам и переходам между сценическими площадками.


И, конечно, главная актерская удача – Пьер Безухов в исполнении Дэвида Абелса.  Его образ постепенно выходит в спектакле на первый план. После того, как заканчивается блестящая сцена «цыганского безумства», затем крушение всей затеи с увозом Наташи и она, Наташа, пытается отравиться, прекращается музыка и Пьер говорит (впервые – и единственный раз) Наташе о том, что если бы он был молод, красив и свободен, он на коленях просил бы ее руки – мурашки бегут по коже. А затем Пьер поет текст Толстого о комете, которую он видит над головой и которая является предвестницей несчастий. И зрители, как зачарованные, смотрят на загоревшуюся под потолком люстру.


Стены зала увешаны копиями  русских картин разных времен. Только одна копия - французского художника Жака Луи Давида). Она сразу бросается в глаза: портрет Наполеона – безмолвного участника этого представления.

Комментарии (Всего: 2)

Transient memory.

If a fine
leaf appears
in the heart
of the country
I can see, near
a glimmer, a
delicate white
dream.

Francesco Sinibaldi

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Нашего Льва Николаевича только на Манхэттене и ставить.Вот если бы балет сделать. Пусть Наташу её тёзка Осипова
танцует.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *