BОRО-графия Нью-Йорка: рикерс-айленд

История далекая и близкая
№25 (635)

Сегодня мы поговорим об островном районе Рикерс-Айленд. Поскольку географически он находится между Бронксом и Квинсом, некоторые историки вполне справедливо окрестили его «шестым боро Нью-Йорка».
Предполагается, что первые европейцы высадились здесь в 1543 году. Торговое судно «Джеронимо», принадлежавшее голландцам, попало в сильный шторм, и капитан принял решение сделать вынужденную остановку на острове. Экипаж корабля разбил палаточный лагерь и внимательно обследовал местность. Больше всего моряков поразило огромное количество кроликов, которые являлись чуть ли не единственными животными на острове.
Во второй половине XVI века это место привлекло сотни охотников, которые занимались отловом кроликов для таверн Нового Амстердама. Крольчатина с «Голого острова», а именно так называли будущий Рикер-Айленд, считалась большим деликатесом. Поскольку специального разрешения на отлов кроликов не требовалось, охотники умудрились полностью истребить этих животных уже к 1603 году.
В 1620 году остров переходит к Иоахиму Ван Герберу, который занимался производством медалей и орденов для военнослужащих Голландии. Он планировал превратить территорию в элитный район с замками и дворцами, где бы проживали самые именитые и богатые европейцы. «Дайте мне пять лет, и я покажу вам, как выглядит рай», - говорил он руководителям Нового Амстердама.
Ван Гербера подвёл чересчур буйный характер. Однажды, выражая недовольство темпами строительства, он до смерти избил одного из своих работников. За совершённое преступление Ван Гербера сослали в Голландию, где суд приговорил его к 20 годам каторги. Незадолго до своего освобождения голландец был убит при невыясненных обстоятельствах.
В начале XVIII века мэр Нью-Йорка Уильям Пиртри подписывает указ, согласно которому на острове будет располагаться военный гарнизон для шести тысяч пехотинцев. Там же он планировал построить гигантский подземный бункер для хранения боеприпасов. «Я хочу, чтобы наш город воспитывал самых мужественных и дисциплинированных военных, - сказал мэр. – Я хочу, чтобы враги трепетали при одном упоминании нашего военного гарнизона».
К 1718 году остров превратился в настоящий военный городок. Специальный корабль отвозил и привозил людей один раз в неделю. Выбраться с острова самостоятельно не представлялось возможным.
В армейском гарнизоне существовало несколько жёстких и немного странных правил. К примеру, приезжать на остров категорически запрещалось женщинам, а также детям в возрасте до 15 лет. Высший военный состав должен был в обязательном порядке передвигаться по территории на лошадях. Рыбачить и охотиться имел право любой житель, но исключительно в ночное время суток.
Поскольку Пиртри превратил остров в засекреченный объект, о новостях из военного гарнизона жители Нью-Йорка узнавали из рассказов солдат. Кстати, последним грозили большой денежный штраф и тюремное заключение «за распространение информации о жизни пехотинцев гражданским лицам». Например, в 1732 году солдат Джеймс Пайнер был осуждён на шесть месяцев всего лишь за то, что проговорился о количестве морских портов на острове.
Надо сказать, что пехотинцы военного гарнизона больше всего отличились в период гражданской войны. Существовала легенда, согласно которой каждый пехотинец с острова убил не менее трёх десятков южан. После войны морской порт на острове украшала вывеска со следующими словами: «Мы научим тебя убивать врагов голыми руками».
В 1884 году остров покупает семейство Рикерс, состоявшее из 49 членов. Его глава Джон Лафайетт Рикерс принимает решение построить на острове большую городскую тюрьму, которая сможет вместить до 10 тысяч заключённых. Строительство растянулось почти на сорок лет. Городские власти требовали стопроцентной гарантии того, что в тюрьме не вспыхнет бунт и заключённые не окажутся на свободе. Мэр Нью-Йорка Томас Гилрой даже пытался препятствовать открытию тюрьмы. «Позволить жить преступникам в центре Нью-Йорка – безумие, - говорил он. – Я не удивлюсь, если когда-нибудь десять тысяч убийц, насильников и грабителей вырвутся на свободу и доберутся вплавь до Манхэттена».
Тюрьма Рикерс-Айленд открылась только в 1932 году. Причём власти Нью-Йорка устроили настоящее шоу из этого события. Презентация сопровождалось фейерверком и барбекю-вечеринкой для высокопоставленных чиновников. Одна из городских газет сравнила открытие тюрьмы с открытием парка развлечений. 
За последние 76 лет эта тюрьма Рикерс Айленд практически не изменилась, если не считать внедрения современных систем слежения за заключёнными. По сути, она состоит из десяти разных тюрем, которые классифицируются по возрасту, полу и преступному досье арестантов. В настоящий момент там отбывают наказание порядка 15 тысяч человек. За ними присматривают около 10 тысяч офицеров Департамента исполнения наказаний (New York City Department of Correction).
Рикерс-Айленд по праву считается самой легендарной тюрьмой восточного побережья Соединённых Штатов. Об этом исправительном учреждении написаны тысячи книг, большинство из которых – автобиографии заключённых. В 1992 году вышла в свет весьма увлекательная книжка Дженнифер Уинн «Внутри Рикера: истории самой большой тюрьмы в мире», в которой собраны наиболее интересные тюремные байки. Например, о том, как заключённым в суп подсыпали паунд героина и вся тюрьма «кайфовала» на протяжении нескольких часов. Или о том, как один из зеков пропал из закрытой тюремной камеры. «Происходящее в Рикерс-Айленде – это гремучая смесь из человеческой трагедии, чёрного юмора и волшебства», - замечает Уинн.
Рикерс-Айленд занимает достойное место в современной массовой культуре. Здесь снято огромное количество фильмов и телевизионных эпизодов. Рэп-музыканты обожают петь о ней. В частности, Тупак Шакур употребил название Рикерс-Айленд в своих песнях 74 раза. Среди узников бытует утверждение, что, «находясь в тюрьме гораздо больше шансов встретиться лицом к лицу со знаменитыми актёрами и певцами, чем находясь на свободе». Надзирателей Рикерс-Айленда неоднократно обвиняли в продажности и издевательствах над заключёнными. В 90-х годах заключённые неоднократно рассказывали, что надзиратели лишали их еды на трое и более суток, подвешивали со связанными за спиной руками, перекрывали доступ воздуха, надев на голову целлофановый пакет.
«Если у вас есть наличные деньги, то вы можете роскошно жить в Рикерс-Айленде, - говорит Джон Манбек, отсидевший пять лет за торговлю наркотиками. – Вы можете протащить в тюрьму проститутку или ежедневно нюхать кокаин. Я знал ребят, которые каждый день заказывали себе еду из ресторана. В этом месте всё решают деньги».
Рикерс-Айленд действительно является самой большой тюрьмой в мире – и по площади, и по количеству узников. Инфраструктура острова напоминает маленький развитый городок. Здесь есть гросери, заправки, рестораны, мойка автомобилей и многое другое. Естественно, основными клиентами этих заведений являются люди, работающие в тюрьме и поэтому живущие на острове. Четверть века назад здесь была открыта даже паблик-скул – для детей надзирателей.
Один из главных плюсов тюрьмы Рикерс-Айленд – отличные условия для занятий спортом. Заключённые могут не только ходить в тренажёрный зал, но и играть в бейсбол, американский футбол и прочие популярные в Америке игры. Ходят слухи, что в тюрьме существует несколько подпольных букмекерских контор.
«На этом острове есть только три занятия, - сказал как-то один из заключённых. - Можно поднимать тяжести, можно читать книги, а можно ввязываться в неприятности. Мы занимаемся всем помаленьку».
Сегодня многие американцы поддерживают идею переноса тюрьмы Рикерс-Айленд в апстейт Нью-Йорка. Строительные магнаты мечтают превратить этот клочок земли в роскошный район с очень дорогими домами. Однако слишком много денег американское государство потратило на обустройство Рикерс-Айленда. Чтобы закрыть старую тюрьму, нужно построить аналогичную новую, а это, по самым скромным подсчётам, обойдётся в $4 - $5 млрд.
Сегодня на содержание островной тюрьмы тратится около одного миллиарда долларов в год. В среднем туда поступает около 30 новых заключённых в день. Примерно столько же ежедневно освобождается