BОRО-графия Нью-Йорка: Норвуд

История далекая и близкая
№23 (633)

«Если ты не работаешь, то  не имеешь права здесь жить!» Вывеска с таким слоганом украшала въезд в северо-западный район Бронкса Норвуд во второй половине XIX века.
Его основателем стал Джос Бриггс – чистокровный ирландец, унаследовавший миллионное состояние от отца-фармацевта. Несмотря на финансовую обеспеченность, Бриггс не мыслил жизни без кропотливого труда. Каждый день он поднимался в пять часов утра и ложился за полночь. Окружающие в шутку прозвали  его «Кротом», поскольку он не мог ни минуты сидеть без дела.
Первоначально землевладелец планировал построить небольшой военный городок, где бы обучались американские пехотинцы. Однако руководство Нью-Йорка выступило против, намекнув на то, что городской бюджет остро нуждается в налоговых отчислениях от малых бизнесов, которых в Бронксе слишком мало. В 1899 году мэр Большого Яблока Роберт Ван Вик пообещал Бриггсу многомиллионные беспроцентные кредиты, если он сможет «построить на пустынном куске земли прибыльный городок».
Первыми поселенцами Норвуда стали 360 иммигрантов из Ирландии. Бриггс самостоятельно подбирал жителей исходя из их профессии и навыков. «Не думайте, что здесь будет легко, - говорил землевладелец ирландцам, ступившим на американскую землю. – Если вы хотите, чтобы ваши дети и внуки гордились вами, забудьте об отдыхе и выходных днях. Тяжело работайте или подыщите новое место жительства!»
Уже к 1905 году Норвуд стал одним из самых развитых районов Бронкса. Из тысячи местных жителей не работали только дети, не достигшие 12-летнего возраста. Все остальные трудились в пивоварнях, ресторанах, продуктовых магазинах, мастерских, барах и других малых бизнесах, которыми пестрели улицы района. Здесь, например, была лавка по производству подушек из конского волоса, небольшая фабрика по изготовлению волынок и даже таверна, где подавались блюда из... дождевых червей.
Бриггс строго следил за тем, чтобы местные жители ответственно относились к своим обязанностям. Прогуливаясь по улицам в будний день, он мог запросто остановить человека и поинтересоваться, почему тот не работает. Как только в Норвуде открывался новый бизнес, каждый из местных жителей в течение месяца должен был стать его клиентом. Эта добрая традиция просуществовала до 1930 года.
Норвудцы умели не только много работать, но и весело отдыхать. В 1909 году пивной паб «Маленький Белфаст» был признан самым посещаемым местом во всём Нью-Йорке. Ежедневно он обслуживал до четырёх тысяч клиентов. В заведении существовало правило: если человек не напьётся до такой степени, что не сможет  встать на ноги, его больше никогда не пустят в паб. Помимо барменов, поваров и официантов, там работало два десятка так называемых «носильщиков». В их обязанности входила «доставка клиента до дома». Сегодня трудно в это поверить, но перед тем как обслужить клиента, работники «Маленького Белфаста» записывали его адрес.
Кстати, владелец паба Крис МакДжероми умер в 1914 году в возрасте 65 лет прямо за барной стойкой. Через несколько лет после его смерти в «Маленьком Белфасте» произошло массовое побоище, в ходе которого были убиты семь человек. После этой трагедии приняли решение раз и навсегда закрыть питейное заведение.
Больше всего жители Норвуда ненавидели англичан. Историки утверждают, что до 30-х годов XX века в районе не проживало ни одного иммигранта из Великобритании. Даже английским туристам, совершенно случайно оказавшимся в Норвуде, не всегда удавалось покинуть район живыми. Местные жители говорили, что «человеку, одетому в одежду с британской символикой, не  стыдно всадить нож в спину».
В 50-е годы в Норвуд переезжает несколько сотен активных членов Ирландской республиканской армии (IRA). Несмотря на благие намерения этой сепаратистской организации, она преимущественно занималась организацией террористических актов на территории Великобритании. Члены IRA, осевшие в Норвуде, должны были контролировать поставку оружия из Ливии в Ирландию, а также изыскивать денежные средства для финансирования группировки.
В 1953 году нью-йоркская полиция провела обыск в одном из баров района. В бейсменте было найдено шестьсот противопехотных мин и почти три тысячи единиц стрелкового орудия. От такой неожиданной находки стражи порядка пришли в ужас. «Конфискованного оружия вполне достаточно, чтобы совершить государственный переворот, - писала одна из нью-йоркских газет. – Не исключено, что члены IRA готовились к терактам против представителей английской комьюнити в Нью-Йорке».  
Самое интересное, что хозяин оружейного склада так и не был найден. Владелец заведения проживал в Европе, а работники бара клялись, что понятия не имели о спрятанном в бейсменте оружии.
В 60-х годах американские и английские спецслужбы начинают засылать своих агентов в бары и рестораны Норвуда, чтобы в задушевных разговорах за кружкой пива разузнавать о планах сепаратистов.
Этот период вошёл в историю под названием «норвудская охота на ведьм». Ирландцы, симпатизирующие IRA, нередко подозревали в шпионаже обыкновенных людей и жестоко расправлялись с ними. В 1969 году в Норвуде были убиты четыре англичанина. Рядом с местом убийства одного из них было написано красной краской: «IRA: Fifty Years of Resistance» (ИРА: пятьдесят лет противостояния).
В 1973 году в Норвуде происходит поистине «экстраординарное» событие. Крупный бизнесмен из Лондона Шон Беккер открывает там первый английский бар. Ходит легенда, что в день открытия к Беккеру подошла группа ирландцев и предложила пари: если бизнесмен сможет продать за месяц сто кружек пива, то каждый ирландский мужчина, проживающий в Норвуде, даст ему десять долларов. Если этого не произойдёт, то он должен закрыть бар и в дальнейшем прекратить всякие попытки открывать британские бизнесы в ирландском районе. Беккер, конечно же, согласился. Однако за целый месяц ему не удалось продать ни одной кружки пива. День закрытия бара с размахом праздновала вся ирландская комьюнити.
В начале 80-х годов в Норвуд перебирается много доминиканцев. Недружелюбно настроенные местные жители пытаются препятствовать «доминиканскому вторжению». Владельцы ирландских бизнесов стараются никогда не брать на работу латинос, дабы не дать доминиканцам шанса заработать хотя бы один доллар. В 1983 году нью-йоркским судом был осуждён на пять лет тюремного заключения владелец хлебной лавки Гувер МакКлиф. Он был уличён в изготовлении и распространении листовок, в которых призывал совершать теракты против жителей Норвуда неирландского происхождения. «Если они откроют хотя бы один крупный доминиканский бизнес, район перестанет быть нашим», - говорил МакКлиф.
В чём-то он был прав. В 1985 году в Норвуде открывается четыре доминиканских ресторана. Вслед за ними появляются ночные клубы, гросери, ландроматы и другие бизнесы. К середине 90-х в район приезжает много афроамериканцев и арабов. Несмотря на ярое сопротивление, ирландцы становятся этническим меньшинством.   
В 1994 году Норвуд вновь  оказывается в центре ирландско-английского конфликта. Местный житель Томас Магуайр и десять его подельников обвиняются в контрабанде 7 тысяч(!) взрывателей для самодельных бомб. Магуайр покупал взрыватели в Туксоне (штат Аризона), некоторое время хранил их в Норвуде, а потом перевозил в Белфаст. Представители ФБР сообщили, что «с таким количеством взрывателей IRA могла взорвать треть Великобритании».
Сегодня в Норвуде преобладает испано-язычное население. Примерно 35% жителей не знают английского языка и общаются на испанском. В общей гамме Нью-Йорка Норвуд считается бедным районом. Заработок среднего жителя колеблется в районе $28 тысяч в год. Однако уровень преступности держится на удивительно низком уровне. К примеру, число квартирных краж за последнее десятилетие уменьшилось почти в двадцать раз.
Внешне Норвуд мало чем отличается от аналогичных районов для малообеспеченных людей. Среди десятков красно-тёмных праджектов вы не увидите ни выдающихся архитектурных памятников, ни красивых особняков. Даже сами норвудцы шутят, что тремя основными достопримечательностями их района являются полицейский участок с колокольней, памятник солдатам Первой мировой войны и гигантское кладбище...


Комментарии (Всего: 1)

А почему про кладбище ничего нет? Оно же входит в магическую семёрку! Если написано, что одна из достопримечательностей Норвуда-кладбище, то почему про него ничего не написано?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *