К столетию ФБР: Майкл Джерман

История далекая и близкая
№22 (632)

«РБ» продолжает знакомить читателей с наиболее выдающимися агентами ФБР. На очереди – андеркавер Майкл Джерман, внедрившийся в банду калифорнийских неонацистов...
В начале 90-х годов на западном побережье Соединённых Штатов стремительно увеличивается число расистских группировок. Погромы в чёрных районах, убийства на почве ненависти и всплеск интереса к нацистской литературе стали следствием агрессивно настроенной белой молодёжи. После того как в 1991 году четверо офицеров полиции Лос-Анджелеса (LAPD) до полусмерти избили чернокожего таксиста Родни Кинга, многие американские скинхеды уверовали в свою безнаказанность и всерьёз стали готовиться к «решающей битве, которая завершится окончательной победой белого человека над паразитами в человеческом обличье».
Одна из самых опасных и влиятельных неонацистских группировок того времени называлась «Скинхеды Четвёртого рейха» (Fourth Reich Skinheads - FRS). В ней состояло двести мужчин в возрасте от 16 до 40 лет. В основном это были потомки иммигрантов из Ирландии, Великобритании и Германии во втором и третьем поколениях. В группировке царила жёсткая дисциплина и действовал свой «кодекс чести». К примеру, каждый член организации не имел права курить сигареты, употреблять спиртные напитки и наркотики.
«В январе 1992 года мы задержали восемь членов FRS по обвинению в избиении шестнадцати латиноамериканцев на баскетбольной площадке, - рассказывает фэбээровец Джейсон Мюррей. – Честно признаюсь, меня поразили биографии задержанных. Они работали, платили налоги, имели семьи и усиленно занимались спортом. Многие состояли в религиозных и даже благотворительных организациях. Мы имели дело не просто с расистами, а с настоящими идеологическими фанатиками, которые тщательно скрывали свои истинные намерения».
А были они следующими: взорвать шесть синагог в Лос-Анджелесе и окрестностях, расстрелять из автоматов пять тысяч афроамериканцев, а из снайперских винтовок - ряд политических деятелей Калифорнии, полностью истребить всех «антисоциальные элементы» (под последними подразумевались чернокожие рэпперы, пропагандирующие в своих песнях преступный образ жизни).
Как только об этих планах стало известно спецслужбам, фэбээровцы приняли решение установить жёсткий контроль над членами FRS. «На протяжении шести месяцев я прослушивал телефонные звонки трёх десятков скинхедов, - рассказывает офицер Тим Чадсон. – Большинство разговоров не несли никакой полезной информации. В основном нацисты обсуждали политические и спортивные новости Америки, отпускали пошлые шутки в адрес чернокожих и латинос. Всех представителей нацменьшинств скинхеды цинично называли «наши друзья», чтобы снять с себя все подозрения в расизме...»
Спецслужбы уже начали подумывать о прекращении слежки за ними, как совершенно неожиданно молодой агент ФБР Майкл Джерман сообщил о том, что ему удалось установить личный контакт с Джеймсом Райдером – одним из основателей FRS. «Шесть раз в неделю я занимался в тренажёрном зале, где часто собирались скинхеды, - рассказывает Джерман. – В один из вечеров ко мне подошли двое бритоголовых и поинтересовались, знаю ли я немецкий язык. Поскольку мои родители были выходцами из Восточной Германии, я утвердительно кивнул головой. Уже через полчаса мы сидели в кафе и делились своими соображениями по поводу того, почему Гитлер проиграл войну. Скинхеды были потрясены моими глубокими знаниями военной истории. Мне лишь оставалось бросить несколько оскорбительных фраз в адрес нацменьшинств, чтобы полностью расположить их к себе...»
Джерману было т огда 27 лет, однако он выглядел на 10 – 12 лет моложе. В связи с чем Джеймс Райдер особо подчеркнул, что их движение «нуждается в образованных молодых людях для ведения кровопролитной борьбы за белую Калифорнию».
Руководство ФБР поручило Джерману во что бы то ни стало внедриться в неонацистскую группировку. «Однажды я пришёл на работу и увидел у себя на столе два огромных ящика, - вспоминает андеркавер. – В одном лежали нацистская литература, фашистские нашивки на одежду и копии немецких наград. Другой был заполнен видеокассетами с записями нацистских вечеринок. Я сразу же понял, что мне придётся на долгое время забыть, что такое галстук, белая рубашка, запонки и длинные волосы...»
Летом 1992 года Джерман стал полноправным членом FRS. Первые месяцы «белые братья» присматривались к новичку, подвергали его тяжёлым физическим нагрузкам. Каждый день приходилось драться на боксёрском ринге, совершать длинные пробежки с увесистым рюкзаком за плечами и поднимать тяжести в спортзале. «После того как я набрал хорошую физическую форму, меня стали обучать обращению с холодным и огнестрельным оружием, а его у группировки FRS было огромное количество: от охотничьих арбалетов до современных автоматических винтовок, которых не было даже у ФБР. Временами я чувствовал себя террористом, готовящимся совершить что-то страшное».
Джерман установил, что «Скинхеды Четвёртого рейха» тесно сотрудничают с ультраправыми организациями «Мировая церковь создателя» (World Church of Creator) и «Белое арийское сопротивление» (White Aryan Resistance). Эти группировки имели своих представителей не только во властных структурах, но и в крупнейших оружейных компаниях США. В частности, один из оружейных дилеров штата Вашингтон продал FRS семьсот единиц абсолютно нового огнестрельного оружия. «Майкл снабжал нас информацией, от которой кровь стыла в жилах, - говорит Джейсон Мюррей, коллега Джермана. – Круг скрытых неонацистов, мечтающих о государственном перевороте, расширялся с такой скоростью, что мы даже задумались, хватит ли у нас сотрудников, чтобы одновременно провести такое количество арестов».
Вскоре скинхеды посвятили Джермана в один из секретных планов FRS. Ранним сентябрьским утром более трёхсот человек должны были ворваться в афро-американскую методистскую церковь в Лос-Анджелесе и устроить там кровавую резню. Предполагалось, что сначала в церковь войдут двадцать автоматчиков, которые перестреляют всех прихожан. Их дело продолжат пятьдесят скинхедов с ножами и пистолетами, которые добьют раненых и укрывшихся. Завершающим же этапом станет взрыв заложенной в подвале церкви бомбы. Он разрушит здание и похоронит всех прихожан, которым «посчастливится» выжить.
«Как минимум половина скинхедов служила в армии и была прекрасно знакома с огнестрельным оружием и взрывчатыми веществами, - говорит Джерман. – Больше всего меня настораживала фанатичная уверенность и целеустремлённость неонацистов. Порой даже посещали мысли, что при всём желании спецслужбы не смогут справиться с армией хорошо подготовленных террористов».
Как минимум раз в месяц члены FRS и других группировок выезжали на так называемые «пикники» в Орегон и Айдахо. В специальных кемпингах, расположенных в глухом лесу, проверялось оружие и обсуждались планы по истреблению небелого населения Калифорнии. Одна из таких поездок закончилась плачевно: скинхеды до смерти избили четырёх афроамериканцев, тела которых так и не были найдены. «Чернокожих вылавливали в пригородах Лос-Анджелеса, усыпляли хлороформом, а потом отвозили в безлюдные места, где они становились жертвами изощрённых садистов, - вспоминает Джерман. – Многие скинхеды с гордостью признавались, что за свою жизнь безнаказанно убили 10 – 20 человек».
Фирменным «развлечением» FRS была террористическая акция под названием «Бомба в гриле». Суть её заключалась в том, чтобы подкладывать взрывные устройства с гвоздями в грили для барбекю, стоящие на бэк-ярдах небелого населения. Предполагалось, что когда хозяин дома откроет гриль, сработает детонатор, и в лицо человека вопьётся паунд острых гвоздей. Если жертва не умрёт от полученных ран, то навсегда останется инвалидом.
«Мне стыдно об этом говорить, но во время работы я проникся симпатией к некоторым неонацистам, - признаётся Джерман. – Я видел, какими эти люди были группировки. Они играли с детьми в бейсбол, посещали парады в День независимости, отдавали часть зарплаты в фонд ветеранов Вьетнамской и Второй мировой войн. Иногда я забывал о ненависти, злобе и жестокости, которые скрываются в их душе...»
Джерман прожил бок о бок с неонацистами один год. В 1993 году собранных им данных хватило для того, чтобы прекратить операцию и провести серию арестов. ФБР арестовало восемь влиятельных лидеров скинхедов, что привело к дезорганизации трёх крупнейших нацистских группировок западного побережья. В последующие годы фэбээровцы привлекли к уголовной ответственности ещё 80 бритоголовых. Спецслужбам удалось раскрыть десятки подпольных оружейных складов и типографий по производству нацистской литературы в Калифорнии, Вашингтоне и Аризоне.
К личности Майкла Джермана можно относиться по-разному. Многие американцы вообще не считают его героем и даже злобно называют «нацистом в облике служителя порядка». Причина такого отношения кроется в предках Джермана. По одной из версий дед легендарного андеркавера служил в гитлеровской армии.
Однако, как справедливо гласит народная мудрость, «внук за деда не в ответе». Андеркавер Майкл Джерман внёс неоценимый вклад в борьбу с расизмом и американскими неонацистами. В 90-х годах он стал знаковой фигурой для всего западного побережья, символом мира и терпимости. Губернатор Калифорнии Пит Уилсон назвал Джермана «человеком с большим сердцем, чистой душой и благородными намерениями».
В настоящий момент он по-прежнему работает в ФБР и занимается подготовкой молодых андеркаверов. По устоявшейся в спецслужбе традиции за ним пожизненно закреплено «профессиональное» прозвище «Германец» (German).