Увеличить в один раз

В мире
№21 (631)

Хоть и говорят, что власть Путина осталась неизменной, есть одно очень настораживающее событие.
Тревожные и радостные дни переживает высшее российское чиновничество. Кого и куда назначат?! Вечная услада и вечная мука служащих. А кого-то могут и не назначить. И что с ним тогда?
О нравах тех сфер как-то проговорился бывший советник Ельцина по экономическим вопросам. Там, оказывается, не подают заявления об уходе по собственному желанию.
“Там это не принято. В понедельник узнал про дефолт, сказал, что ухожу, и стал собирать вещи... В первую очередь отрезали связь... Потом – машина. В тот день я даже не знал, как возвращаться домой... Машина не всегда отбирается мгновенно. Многое зависит от того, в каких ты отношениях с хозяйственником. Один чиновник с ним не поладил, пошел на совещание, а в это время - указ о его отставке. Он выходит на улицу, а машины нет... Развел руками и поехал на метро”.
Вы представляете? Вот так обращаются там с чиновниками самого высокого ранга. Да просто с людьми, которые только что рядом работали.
Когда бывшего советника спросили, ждал ли он, что позовут обратно, он ответил: “Знаете, когда отставники говорят, как они счастливы, что отмучились, - не верьте им. Несколько месяцев все без исключения ждут, что без них не обойдутся. Была эта мысль и у меня. Конечно, хотелось обратно”.
Вот она, власть власти. Из этих проговорок я сделал вывод, что в той атмосфере нормальный человек и дня не выдержит. Задохнется. А они - живут. Ждут, что позовут.
И неужели в подобных условиях кто-то способен упорно и планомерно работать на благо Отечества, отрешившись от всего? В то время как в кулуарах только и думают, кому сегодня отрежет связь и отберет машину анонимный и всемогущий “хозяйственник”.
Или же наоборот. Они - герои, которые трудятся, несмотря на вышеописанные условия. Страдают за нас.
С нашей обывательской точки зрения не велика беда для Черкесова, к примеру, если его с должности главы Госнаркоконтроля переместили в Рособоронпоставку. Ведь не на биржу труда отправили. И денег там столько, что никаким силовым министерствам не снилось, и все равно почти министр, своя свита. Ан нет. Раньше была “вертушка”, теперь всего лишь “однёрка”, если даже не “двойка”. Для одних АТС-2 (“двойка”), рангом повыше – АТС-1 (“однёрка”) и, наконец, на сияющих вершинах - “вертушка”, она же “кремлёвка”. Обидно.
С другой стороны, бывший министр связи Леонид Рейман теперь вообще без ничего. С домашним городским телефоном. Зато у него почти 4 миллиарда долларов – во избежание еще непонятного, но назревающего скандала у него выкупили акции “Мегафона”. (Пока писал, президент Медведев назначил его своим советником. Тайна века: зачем человеку, который имеет 4 миллиарда долларов, еще и должность советника?)
В главном мы, обыватели, правы: никто из них не пропадал, не пропадает и не пропадет. Да и не было резких перемен в высших сферах. Система живет по закону Паркинсона. Чем больше реформ – тем больше чиновников. В 2004 году сократили число вице-премьеров с семи до двух, сократили и количество заместителей у министров, зато при министерствах создали федеральные агентства. Главная газета страны писала, каким гибким и оперативным стало теперь управление.
Сейчас вице-премьеров снова семь, зато ликвидировали агентства, передав их функции министерствам и увеличив соответственно количество замминистров. Главная газета страны пишет, как новый премьер Путин “одним махом обрубил негативные последствия экспериментов прежних премьер-министров”.
Хотя все знают один гарантированный результат – в преобразованных министерствах полезная деятельность остановится до нового года. Учитывая, что с января, в ожидании перестановок, ее и не было. А там новый президент, возможно, наметит новые структурные перемены. И все начнется сызнова.
Генерал-полковник Анатолий Куликов, предлагая меры по улучшению службы в армии, произнес гениальную фразу: “Увеличить в один-два раза”.
Все увеличить в один раз – реформа и стабильность одновременно в понимании чиновников. Что бы ни происходило – происходит внутри системы. И даже внутри сейчас ничего не изменилось – те же люди на ключевых постах.
Иначе и быть не могло. Путин стремится сохранить созданную им номенклатурную вертикаль. С собою во главе.
Но есть одно настораживающее событие. В день официального ухода Владимира Владимировича с поста президента России (день в день, час в час!) сняли следователя Лоскутова, назначенного самим Путиным. Сняли не в чиновном значении “уволили”. Его сняли с расследования самого громкого коррупционного дела времен Путина – дела мебельной фирмы “Три кита”. Формально – отправили на повышение. Фактически – сказали стране: “Накося, выкусите! Ишь, чего захотели!”
Дело о вроде бы заурядной контрабанде мебели началось в 2000 году. Но как только следователь Павел Зайцев вышел на следы тех, кто покровительствовал жуликам, сразу же столкнулся с небывалым сопротивлением. В конце концов его отдали под суд за “превышение служебных полномочий”. Судья Ольга Кудешкина оправдала следователя. Тогда Кудешкину лишили судейского статуса “по порочащим основаниям”, а дело контрабандистов закрыла Генеральная прокуратура “за отсутствием состава преступления”. На счастье, к тому времени Зайцев и Кудешкина все рассказали журналисту и депутату Юрию Щекочихину. Скандал дошел до Госдумы, а затем и до президента Путина. Он вызвал из Петербурга следователя Владимира Лоскутова и поручил следствие ему. Четыре года бился Лоскутов. В 2006 году в Генеральной прокуратуре ему прямо предложили хорошее место в любом регионе. Говорят, взбешенный Лоскутов пробился на прием к Путину – тогда и грянул небольшой гром. Небольшой, потому что Путин не решился арестовать покровителей контрабандистов. В прессу поступило сообщение: в связи с расследованием дела мебельной фирмы “Три кита” уволены со своих постов 19 высокопоставленных сотрудников Генеральной прокуратуры, Федеральной службы безопасности и Федеральной таможенной службы, произошли “кадровые перестановки” в правительстве и в администрации президента.
Тем не менее уголовное дело против них не закрыли. Непосредственных контрабандистов-мебельщиков уже судят, а их высокие покровители еще под следствием.
Теперь Лоскутова вовсе убрали. Значит, сам президент за 6 лет ничего не добился (или не проявлял особого желания?), а на седьмом году его поставили перед фактом. Бюрократия не терпит покушений на свои злоупотребления. И бьется за стабильность в своем понимании.
Отставленный от должности Владимир Лоскутов направил в Следственный комитет гневное письмо, в котором говорит, что его отстранение “направлено на фактическое свертывание расследования, выгодно прежде всего обвиняемым, а также лицам, заинтересованным в том, чтобы дальнейшая работа по нейтрализации противодействия объективному расследованию была прекращена”.
Глас вопиющего.
Москва