Расщепленный мир

В мире
№19 (629)

Всю прошедшую неделю меня преследовало ощущение того, что я являюсь зрителем некоего спектакля в театре абсурда. Актеры разыгрывали пьесу, которую можно сравнить с тягостным сном, где одни и те же персонажи появляются в различных ипостасях, а одни и те же события повторяются многократно, лишь в деталях отличаясь друг от друга.
Судите сами. Самый первый и главный признак абсурдной ситуации, которую создали на территории своей автономии палестинские арабы, -  это наличие двух псевдогосударств. Если одно из них, со «столицей» в Рамалле, формально занято переговорами с Израилем, в результате которых, как предполагается, может быть создано независимое палестинское государство, то сектор Газы, руководимый террористической организацией, узурпировавшей здесь все властные функции, находится в состоянии жесткой конфронтации с Израилем.
Несмотря на это кажущееся отличие, каждое из этих искусственных образований считает Израиль своим врагом. Однако администрация Аббаса форсирует заключение мирного договора, что позволит создать независимое государство с международными гарантиями. Как поведут себя руководители этого арабского государства в том случае, если оно будет создано, не может предсказать никто. Действия ХАМАСа более предсказуемы: руководство этой группировки не признает Израиль и заявляет о необходимости освободить от евреев всю территорию «незаконно оккупированной в 1948 году Палестины».
При этом оба образования - и исламистский сектор Газы, и светская автономия под управлением Аббаса - борются за власть над всеми палестинскими арабами. Кровавый переворот в Газе представляет собой лишь верхушку айсберга, тогда как все остальные перипетии этой борьбы скрыты от глаз наблюдателей и лишь угадываются по косвенным признакам.
В то время как на территории автономии, расположенной в Иудее и Самарии, наблюдается хотя и относительный, но все же достаточно заметный прогресс в процессе осознания арабами той истины, что прекращение террора означает для них возможность перехода к нормальной жизни, в той части автономии, что находится в Газе, происходит нечто сюрреалистическое. Жизнь на этой территории настолько фантастична, что отдельные ее проявления не укладываются в общие логические рамки.
С одной стороны, кажется, что арабы Газы поголовно поддерживают ХАМАС. Похороны каждого погибшего в столкновениях с израильской армией боевика превращаются в многотысячную демонстрацию против сионистского врага. Лица, на первый взгляд не причастные к боевым действиям, то есть женщины и дети тем не менее, нисколько не сомневаются в необходимости «сопротивления» или, по крайней мере, считают это неизбежным, как нечто предопределенное, иначе они, как это произошло недавно с погибшей семьей, не завтракали бы в саду своего дома в то время, когда поблизости идет бой. Именно так выглядит жизнь в Газе на первый взгляд.
В то же время есть и другие свидетельства. В тех случаях, когда у арабов Газы есть возможность высказываться, не опасаясь того, что их слова станут известными «исполнительным силам» ХАМАСа, они это делают. В частности, на интернет-форумах. Так, на одном из сайтов ФАТХа появились сообщения жителей окрестностей города Бейт Хануна, того самого, где погибла недавно арабская семья. Об этих сообщениях необходимо рассказать, потому что документы такого рода крайне редко публикуются в мировой прессе.
Вот одно из них: боевики вошли в дом, загнали всю семью в дальние комнаты и установили в окнах гранатометы для обстрела израильских позиций. «Что это за воины, которые врываются в жилые дома и размещают ракетные установки в густонаселенных районах? Что это за бойцы, которые добиваются своих целей ценой наших жизней и крови наших детей? Они готовы проливать палестинскую кровь только ради того, чтобы доказать, что они «движение сопротивления». Почему мой годовалый сын должен умереть за них и о чем думал тот воин, который закреплял ракетную установку на крыше над детской, чтобы вести обстрел израильтян?» - пишет автор сообщения.
В другом населенном пункте происходит то же самое: «боевики ХАМАСа ворвались в жилой комплекс на 3000 человек, из которого хорошо были видны позиции Армии обороны Израиля, выгнали квартирантов, выбили окна, установив в них пулеметы и гранатометы, сломали стену, чтобы иметь возможность отхода на случай ответных действий армии, даже не побеспокоившись, что станет с гражданским населением в этом случае и что жителям комплекса придется возвращаться в разрушенные квартиры».
Налицо классическое «двоемыслие», описанное еще Оруэллом, характерное для террористических режимов - когда люди в толпе, они вынуждены поступать и говорить «как все», иначе их самих и их семьи ждут большие неприятности, но в мыслях они уже не согласны с официальной точкой зрения.
Не думайте, что такая шизофреническая ситуация существует лишь в Газе. Нет, на основной территории палестинской автономии она тоже наблюдается. На официальном уровне администрация автономии постоянно декларирует приверженность переговорному процессу. Махмуд Аббас время от времени делает оптимистические заявления о том, что к концу нынешнего года он надеется заключить с Израилем мирный договор. В то же время другие, чаще всего «неназванные», источники из приближения Аббаса сообщают о тупике в переговорах. Аббас по договоренности с руководством Израиля вводит в города автономии отряды полицейских сил, обученные, опять же, по взаимной договоренности со всеми заинтересованными сторонами, в Иордании. Считается, что таким образом администрация берет под свою ответственность борьбу с террором. Параллельно с этим арестованные палестинской полицией боевики совершают побег из тюрьмы с тем, чтобы сразу же вернуться к привычному занятию – совершению террористических атак на израильтян. Израиль под давлением мировой общественности сокращает количество блокпостов на территории автономии, повышая тем самым уровень террористической опасности для своих граждан, но Аббас требует еще большего сокращения, параллельно с этим планируя устроить помпезное чествование женщин-самоубийц, погибших при совершении террористических актов.
Если бы палестинских арабов в их противостоянии с Израилем представляли только те две силы, о которых мы сейчас говорили, это было бы полбеды. Но на самом деле таких сил намного больше. Недавно в печати, в сообщении о том, что ХАМАС предлагает Израилю то ли перемирие, то ли успокоение, было упомянуто, что ХАМАС, формулируя свое предложение, согласовал его с двенадцатью различными террористическими организациями, действующими на территории Газы. Двенадцать организаций на полтора миллиона человек! Это уже не шизофрения с кажущимся почти безобидным раздвоением личности. Если продолжать психиатрические аналогии, это напоминает полное расщепление личности.
Однако социум – не личность. Применительно к палестинским арабам мы не можем даже говорить о таких понятиях, как «народ» или «нация», несмотря на то, что, начиная с Арафата, эти термины стали широко применяться. Даже согласно марксистской теории, столь любезной многим представителям старой школы «палестинского сопротивления», при докапиталистическом укладе жизни наций еще не существовало. Можно говорить лишь о родовой или клановой структуре социума палестинских арабов, что подтверждает существование только в секторе Газы двенадцати различных группировок, которые, по сути, являются не чем иным, как адаптированными к современным условиям подобиями феодальных племен, столь широко распространенных еще несколько десятилетий назад на Ближнем Востоке. В этом искусственно поделенном победителями в двух мировых войнах регионе межгосударственные границы до сих пор нестабильны. Люди, живущие в этих государствах, по-прежнему ощущают себя скорее мусульманами или арабами, чем гражданами конкретной страны. На этом объективном обстоятельстве, кстати, спекулируют те, кто стремится создать в регионе некое надгосударственное образование, будь то халифат или любая другая идеологизированная структура.
Что касается случая палестинских арабов, то поднявшие вопрос о наличии такого народа впали в противоречие с самими собой. Продолжая следовать логике джихадизма, одним из постулатов которого является понятие «мусульманской уммы», они в то же время ввели в обиход понятие «палестинский народ». Предпосылки для его появления действительно могли со временем возникнуть, если бы все, кто идентифицирует себя как принадлежащих к этому социуму, начали с создания собственного государства. Такая возможность у них была – после известного решения ООН о разделе Подмандатной Палестины на два государства для двух народов - евреев и палестинских арабов. Арабы не только упустили эту возможность, но и многократно усугубили свою феодальную расщепленность, привнеся в нее элементы различных идеологий – от ислама до марксизма.