Записки таксиста

Литературная гостиная
№22 (893)
Владимир ШАФРАН


Забираю иешивобохеров. Трое уже в машине, а четвёртый всё что-то мешкает, стоя возле входа в иешиву. Ребята кричат ему:


- Ротшильд, Ротшильд, давай скорей, мы уезжаем!
И тот резво так бежит, машет: я сейчас. 
Вот здорово, к моей машине бежит сам Ротшильд.
 

* * *


- Бедные мои ноги, как же мне больно, - ворчит дряхлая старуха, выбираясь из машины. - Никогда не думала, что доживу до такого. Хорошо, что их всего две, а не четыре.


* * *

Возле кладбища подхватил пожилого человека, видно, после похорон. Мудрецы говорят, никогда не спрашивай, по ком
звонит колокол, потому, что он звонит по тебе. Но любопытство взяло верх - и я поинтересовался:

- Умер кто-то?

- Моя тётя, - с грустью произнёс он и добавил: - два месяца не дожила до столетия. Это удивительно, прожила тяжелейшую жизнь, но не сломалась. 


В молодости вместе с тремя детьми попала в концентрационный лагерь. Вначале потеряла двоих, но надеялась, что спасёт младенца. Однако и его нацист выхватил из коляски и бросил в ледяную яму. А она, полуобезумевшая, стояла и смотрела, не веря своим глазам. 


И представляешь, несмотря ни на что, выжила, приехала в Израиль, вновь вышла замуж и нарожала кучу детей. 
“Это мой ответ Гитлеру”, - говорила она.
 
 
* * *

- Тембель! - возмущался пожилой небритый пассажир по поводу водителя шедшего впереди автомобиля. - Что он встал посреди дороги, как идиот, чего он не едет? Посигналь ему... А этот, а этот! Смотри, что вытворяет, впереди всех оказаться хочет, сволочь! Ха, вон сзади уже засигналили во все фанфары, придурки. Чего шумят уроды, уши глохнут. Хотят сказать: “Ам Исраэл хай!” Мы и так знаем, что хай, чтоб ему неладно! Тьфу!..


Мне на память пришли слова одного рава насчёт того, что за злословие Творец наказывает одиночеством. 
Я непроизвольно повернул голову к пассажиру. Тот, в свою очередь взглянув на меня, вроде бы неожиданно спросил:

- Ты русский? Найди мне какую-нибудь из ваших, а то я второй десяток лет в своём доме, как в склепе.
 
 
* * *

Я проезжал мимо рынка, когда из толпы покупателей выделилась молодая блондинка и, пересекая проезжую часть, направилась к моему такси.

- Видите, там стоит бабушка с пакетами, возьмите её, она уже давно машину ловит и безуспешно.

- Ей нужно перейти на эту сторону, там проезд только для автобусов.

- Пожалуйста, она уже полчаса под солнцем.

- Ну если только ради вас, - заглядываю я в бирюзовые глаза.


Развернулся и подрулил к бабульке. Та с удовольствием, покряхтывая, стала заползать на заднее сидение, попросив блондинку уложить её сумки в багажник. Помощница ловко справилась, сказала мне спасибо и растворилась в муравейнике так же неожиданно, как и появилась.


- А что, разве она не с вами?

- Кто, эта что ли? - кивнула бабушка в сторону исчезнувшей девушки. - Впервые её вижу.

- Странно, а я решил, что она при вас.

- Ничего подобного, да и вообще, мне показалось, что вовсе и не еврейка она, а гойка самая настоящая. Их ведь много тут понаехало, - и тут же спохватившись - А ты-то хоть из наших?

- Как сказать, наполовину я.

- Как это наполовину, такого не бывает. Или да или нет. Мать еврейка?

- Нет.

- Ну тогда, значит, и ты гой. Ну и денёк сегодня, - вздохнула старушка.
 

* * *

Совсем недавно подсел ко мне странненький клиент. Попросил включить новости. А там дикторша сообщала про “Парад гордости” в Иерусалиме. Пассажир не выразил никаких эмоций, а только сидел и поглаживал бородку, о чём-то размышляя.
Минут через пять стал чего-то бормотать себе под нос. А потом сказал то ли в пустоту, то ли для меня:

- Зеркально отражённый мир. Души, души убитых младенцев возвращаются в него бесполыми. Если мы не хотим продолжения рода, то и в том мире всё меняется и возвращается сюда изменённым на генетическом уровне.
 
 
* * *

- Не знаю точно, зал торжеств то ли на территории женской гимназии, то ли на территории гимназии для мальчиков, - озабоченно произнёс очередной пассажир.


- В женской навряд ли, туда редко заказывают, скорее, во второй, - заключил я.

- Тогда вези во вторую.


Я его высадил, а сам, отъехав несколько метров, подумал, что, может быть, ошибся я и ему как раз в другой зал нужно. Не люблю брака в своем деле. Потому решил развернуться, если ошибка, то он сейчас выйдет. Сделал небольшой круг, подруливаю.

Клиент мой, и вправду, уже на улице, опять тачку ловит. Останавливаюсь, спрашиваю:


- Что, не туда попал?

Он узнаёт меня:

- А, это ты, вот здорово. Отвези меня домой, - и, видя моё удивление, объясняет: - Я уже был на свадьбе, жениха с невестой поздравил. Что мне ещё там делать?

- Как же, а выпить, а поплясать? Это же свадьба всё-таки.

- Пустое дело. Тору поеду учить. Лучше неё нет в жизни никакой радости. А сплясать и выпить - это мы и на Пурим успеем.
 
* * *

Три старухи из Меа-Шеарим ехали на свадьбу и без умолку частили на идише о своих житейских делах. На заднем сиденье между ними сидела девочка лет девяти и внимательно, слушала разговор.

А он шёл о том, что у какой-то их родственницы в крови нашли сахар и она теперь сладкого не употребляет. Даже перестала хлеб есть.


- А хлеб-то почему? - спросила одна из старух.

- Потому что хлеб в сахар превращается, стоит только его съесть, - пояснила другая, более продвинутая.

И так всю дорогу о том и о сём, о радостях и о горестях, без остановки, взахлёб.

Бабульки, похоже, сёстры, едут, верно, на свадьбу одной из внучек. Отчего же не посудачить?

И тут усталый таксист посмотрел на девочку-внучку. Сидит тихо. Видно по её милому личику, что хорошо ей с ними. Она бесконечно рада, что взяли её на свадьбу.


Едет она и предвкушает, как скоро попадёт в большой красивый зал торжеств, как увидит жениха с невестой под хупой. В зале будет много народу, так много, что можно затеряться. Но нечего бояться, потому что она вместе со своими бабушками.
И она точно знает, что, хоть и разговорились они и не обращают на неё никакого внимания, она под их защитой. Детское счастье.

И показалось ему на миг, что со своими пассажирками он давно знаком и даже знает их имена. Вот эту, которая сидит впереди, рядом с ним, зовут Эмуна, тех двух, что сзади - Тиква и Ахава, а девочку - Эстер.
Желающие приобрести книгу могут позвонить автору по телефону 972-545-580105.            

“Секрет”