BОRО-графия Нью-Йорка: Стэйплтон

История далекая и близкая
№15 (625)

Стэйплтон – один из самых молодых районов Стейтен-Айленда. Вплоть до начала XIX века он был частью огромных кукурузных полей, принадлежавших знаменитому семейству Вандербильт, о котором мы рассказывали в предыдущих выпусках «Борографии».
Своим рождением район обязан Минторну Томпкинсу – сыну знаменитого Дэниэла Томпкинса - известного конгрессмена, губернатора Нью-Йорка (1807 - 1817) и шестого вице-президента Соединённых Штатов.
Минторн Томпкинс в отличие от своего отца не отличался ни остротой мысли, ни ораторским мастерством. Дни напролёт он проводил в кегельбанах и совершенно ничем не интересовался. За свою простоту, наивность и немногословность Минторн Томпкинс получил прозвище «Червяк», которое закрепилось за ним на всю жизнь. Чтобы занять сына хоть каким-нибудь полезным делом Дэниэл Томпкинс выкупил у Вандербильтов огромный участок земли и отдал его в полное распоряжение Минторна. К всеобщему удивлению, «Червяк» распорядился полученным подарком как расчётливый бизнесмен. Он взял беспроцентную ссуду в банке, после чего нанял строителей и архитекторов, которым за семь лет удалось превратить кукурузное поле в небольшой уютный городок с широкими улицами и двухэтажными домами.
Минторну Томпкинсу удалось распродать всю недвижимость за шесть месяцев, причём за весьма приличные деньги. Дело в том, что реклама домов проводилась не в Америке, а в Европе. Немцам и голландцам, желавшим перебраться в США, агенты по недвижимости делали «предложение, от которого нельзя отказаться»: им предлагали купить дом за 25% от его реальной стоимости. Европейцы, понятия не имевшие о ценах на американские дома, выкладывали нужную сумму, а когда перебирались в США, то с ужасом узнавали, что сильно переплатили.
Правой рукой Томпкинса стал известный манхэттенский бизнесмен Уильям Стейплс. Он решал все проблемы в жизни района и принимал участие в важных деловых встречах, представляя интересы Томпкинса. Стейплс мог посреди ночи постучать в любой из жилых домов и спросить хозяев, что бы они хотели изменить или добавить в облик района.
Легенда гласит, что как-то раз он постучался в дом садовода Грегора Гофмана. Будучи религиозным иммигрантом из Германии, Гофман пожаловался, что в районе, где проживает огромное количество немцев, не хватает Лютеранской церкви. Стейплс моментально ответил: «Скажите всем лютеранам, чтобы собрались завтра на центральной площади. Мы обсудим, где будет построена церковь, и как она будет выглядеть».
На следующий день, на площади собралось почти две тысячи человек. Толпа встретила изумлённого Стейплса громкими аплодисментами, назвав его «родным братом лютеран». Несколько часов понадобилось, чтобы обсудить аспекты строительства церкви, и уже на следующий день был заложен первый камень в фундамент Trinity Evangelical Lutheran Church, которая открыла свои двери в 1856 году. По сей день эта церковь является главным архитектурным памятником Стейплтона.
Как вы уже наверняка догадались, название района дано именно в честь Уильяма Стейплса. Его заслуги перед местными жителями намного весомее, чем Минторна Томпкинса.
В 1832 году в Стейплтоне открылась специализированный госпиталь Seaman’s Retreat. Он был рассчитан исключительно на моряков и капитанов кораблей, пострадавших во время рейсов. Сюда попадали люди с разными болезнями – от обморожений, полученных в результате многочасового пребывания в ледяной воде до пищевых отравлений морепродуктами. В 1834 году пациентами Seaman’s Retreat стали моряки калифорнийского рыболовецкого судна Holy Mary. Попав в сильнейший шторм, они шесть месяцев провели в открытом океане, питаясь рыбой и дождевой водой. Из сорока членов экипажа выжило лишь семеро.
Самым известным пациентом госпиталя для моряков стал Фердинанд Ламарк. Он занимался транспортировкой табака из Америки в Европу. Однажды, по пути в Нидерланды, на корабле Ламарка произошёл бунт. Рабочие требовали, чтобы им повысили жалование в два раза. В противном случае они грозились выбросить груз и самого Ламарка за борт.
Капитан, против которого восстало почти сто человек, неожиданно ответил, что повысит жалование работникам в десять раз, как только они обменяют груз на наличные деньги. Следующей ночью, когда экипаж мирно спал, Ламарк поджёг корабль и, прихватив с собой компас, уплыл на небольшой шлюпке. Судно затонуло, а уже через три недели Фердинанд Ламарк ступил на нью-йоркскую землю.
Власти Нью-Йорка долго думали, судить его или нет. С одной стороны, он поступил правильно, бросив корабль с восставшим против капитана экипажем. С другой стороны, он собственноручно убил сто человек и затопил груз, стоимостью несколько сотен тысяч долларов. В городе назревал крупнейший судебный процесс, но Ламарк неожиданно скончался в госпитале от воспаления лёгких.
Во второй половине XIX века основными источниками дохода местных жителей стали пивоваренные заводы, которых в то время насчитывалось около двадцати, и морские порты, принимавшие и отправлявшие грузовые корабли. Последний пивоваренный завод, принадлежавший немецкому семейству Геттерг, был закрыт в 1963 году при весьма странных обстоятельствах. Бизнес приносил огромнейшую прибыль и считался едва ли не самым преуспевающим на восточном побережье Соединённых Штатов.
Несколько раз представители ирландской и итальянской диаспоры пыталась выкупить пивзавод, однако Геттерг наотрез отказались. В 1963 году завод неожиданно закрывается санитарной службой Нью-Йорка, в 1964 году семейство Геттерг уезжает обратно в Германию, а в 1965 году здание завода сносится по приказу городского муниципалитета.
Не прошло и двух лет, как от преуспевающего, многомиллионного бизнеса не осталось и следа. Некоторые исследователи считают, что к его закрытию приложила руки вездесущая итальянская мафия...
В 1884 году в Стейплтоне была проложена ветка железной дороги. Поскольку большинство местных жителей предпочитало передвигаться на лодках и лошадиных повозках, станция в Стейплтоне была признана самой убыточной в Стейтен-Айленде. Она стала приносить доходы лишь в конце XIX века, когда из-за высокой безработицы на острове жители находили работу в Манхэттене и Бруклине.
Возможно, Стейплтон так бы и остался маленьким деревенским городком, оторванным от шумного Нью-Йорка, однако именно здесь мэр города Роберт Вагнер решил опробовать масштабный проект строительства доступного жилья (House Project) для малообеспеченных категорий населения. Результат – десятки однотипных праджектов из красного кирпича, полностью изменивших исторический облик района.
Сегодня Стейплтон можно смело называть «районом контрастов». Здесь проживают самые разные категории населения – от необычайно богатых чистокровных немцев, чьи предки приехали сюда два века назад, до многодетных иммигрантских семей из Африки и Латинской Америки.
В 2007 году власти Нью-Йорка выделили $1.1 млн. на улучшение инфраструктуры Стейплтона. Эти деньги должны пойти на открытие новых парков, ремонт дорог, строительство новой эспланады на набережной и озеленение пустынных аллей. Согласно прогнозам район должен преобразиться к началу 2009 года.