Кто открыл дорогу Маршаку?

Мнения и сомнения
№20 (891)

 

Всякая яркая художественная личность привлекает повышенное внимание, ибо по-своему представляет цвет духовной культуры человечества. 


Давно признано, что к таким относится известный поэт Самуил Маршак. Потому интересны любые подробности его богатой биографии. Большой интерес представляет одна из них. 


Это тот самый случай, когда на первый взгляд, казалось бы, небольшой фактик превращается в ФАКТ. Особенно, когда подумаешь, какие имена за ним стоят. Не могу не поделиться с читателем тем, что открыла недавно для себя лично. Вполне возможно, что для кого-то это не станет таким уж открытием.


Пребывая со времени учебы и работы в мире проблем и явлений классического музыкального искусства, я привыкла относиться с глубоким почтением к имени и личности видного деятеля русской культуры Владимира Стасова, которого люди искусства в его окружении называли Бахом, ибо он так же, как оставшийся в веках немецкий органист и композитор, был по-своему велик для своего времени. 


Как известно, Стасов проявлял себя непревзойденным знатоком разных искусств и “толкателем” художественной мысли в России второй половины XIX века. В первую очередь это относилось к молодому племени в композиторской среде, но и живопись, и архитектура, и литература - все попадало в поле зрения этого неугомонного борца за идеалы.


На этом фоне мне было очень интересно узнать о существовании посвященного этому великому человеку стихотворения Самуила Маршака, который оказался в кругу молодых талантов, кому при широте своей натуры покровительствовал этот могучий старец. Чего стоит одно то, что именно Стасов познакомил молодого Маршака с властителем дум тех да и последующих лет Львом Толстым.


А все началось с того, что горячее одобрение Стасова вызвал не только перевод поэмы Горация “В ком спасение”, сделанный подающим надежды учеником еще в младших классах, но главное - первое опубликованное стихотворение Маршака, начинающего поэта. То было стихотворение “Двадцатого Таммуза”, посвященное кончине основоположника идей сионизма Теодора Герцля в 1904 году (можно предположить, что здесь отразилось воздействие семейного окружения и особенно влияние любимого отца, который, как пишет поэт в своих воспоминаниях, “детство и юность провел над страницами древнееврейских духовных книг”. 


Надо полагать, что выступление юного поэта отвечало убеждениям Стасова в многоспособности еврейского народа, о чем он высказывался неоднократно. 


Я нашла сведения об этом факте в книге В.Познера “Прощание с иллюзиями”. Там же автор пишет о том, что Маршак, который, и мне помнится, с детства сопровождал нас своими стихами и переводами английской и шотландской поэзии, был вообще по-своему уникальной фигурой. Не случайно В.Познер, некоторое время работавший у Маршака секретарем и помощником и узнавший поэтому его достаточно близко, считал его неординарной личностью и назвал корифеем поэтического перевода и детской литературы. Мне было чрезвычайно интересно и то, что до 1920 года, как пишет Познер, тема трагедии израильского народа являлась основной в творчестве Маршака.


Связь таких крупных имен, как Стасов и Маршак, мне показалась особенно знаменательной. Я тут же заглянула в имеющееся у меня четырехтомное собрание произведений Маршака и нашла там в разделе “Времена и люди” прекрасное развернутое стихотворное посвящение Стасову (целая стихотворная повесть!).


Решив однажды навестить своего покровителя, поэт описывает, как разыскивает его дачный дом в петербургском Парголово. “Кто не знает седовласого старика-богатыря?” - пишет Маршак. Поэт воздает должное этой могучей личности.
Сейчас остается только сожалеть о том, что недоступно для нас то названное, посвященное основоположнику сионизма, стихотворение, которое открыло С.Маршаку широкую дорогу в мир публикаций, где в дальнейшем его творчество заняло такое значительное и достойное место. К сожалению не нашла я его и на сайте http://s-marshak.ru, где приводятся другие замечательные стихи юного С.Маршака, посвященные еврейской теме.

Изольда  МИЛЮТИНА
“Новости недели”