Иронический шаоизм

Лицом к лицу
№20 (891)

 

- Вы сейчас много гастролируете за рубежом. В каких краях побывали за последнее время?

- О, география обширная: Америка, Канада, Германия, Франция... Наши ведь живут повсюду. Представьте, даже в Голландии выступал. Ехал туда с сомнением: ну сколько в этой стране может быть русскоговорящих? Оказалось, полно... 


- Тимур, случалось ли вам попадать в аудиторию, где вы чувствовали себя неуютно? 

- За рубежом - никогда. А вот дома однажды такое было... В качестве исполнителя меня частенько приглашают на свои торжества богатые люди. Как правило, принимают вполне адекватно. Но как-то попал в дом... Да какой там дом - царский дворец. Золото, парча, скульптуры... Вельможи за столами едят, выпивают, хохочут... А я стою со своей гитарой непонятно зачем... И вдруг такое отвращение на меня накатило, таким неуместным, чужим почувствовал себя среди этой раблезианской гулянки, что взял да и выдал им:

“Нувориши тихо хавают омары,
Маргиналы хлещут горькую заразу...
Мы, конечно, круче Занзибара, 
Государственный снобизм сродни маразму”.


- И как, проняло?

- Шутите... Кожа у этих богатеев непробиваемая, слоновья. Что им какой-то комариный укус? Да и схулиганил я не для них - себе в удовольствие. 


- Тимур, как вы вообще воспринимаете нынешнюю Россию? Когда-то сказали о себе: “Я - злой внук перестройки”. Ну и как, хватает сегодня зла?

- Иногда не хватает. Нынешнее время считаю очень печальным. Власть возвращается к былой риторике, мы от этого немного поотвыкли, нагнетается атмосфера неуверенности, никто не знает, что завтра еще придумают там, наверху... Творческие люди все чаще включают самоцензуру, и это скверный симптом. Словом, веселого мало. С другой стороны, часть интеллигенции, мне кажется, начинает всерьез просыпаться...


- Вы имеете в виду митинги? Считаете, такая форма протеста эффективна? Разве это не те же комариные укусы?

- Судя по тому, как резко власть реагирует на них, укусы не бесполезны. К тому же важно, чтобы люди не по кухням шептались, а выносили на улицу возмущение...


- Видите перспективы перемен к лучшему?

- Я природный оптимист, мне положено надеяться. Хотя, боюсь, до лучшего ой как далеко. Во всяком случае, жить в эту пору прекрасную... Пока имеем то, что имеем.


- То есть соответственно картинке, которую вы нарисовали: “Складно врет номенклатура, счастье, мол, не за горой. А страна сидит, как дура, и кивает головой”? 

- Вроде того... 


- Тимур, лично у вас нет страха перед властью?
- В каком смысле?


- В прямом. В одной из песен вы себя одергиваете: “И какая меня муза укусила, я на власть чего-то гавкаю опять”... Значит, опасаетесь “гавкать”? Не боитесь, что в один непрекрасный день вам запретят выступать? Среди ваших песен есть весьма зубастые...

- А зачем меня запрещать? Я на телевидении не мелькаю... Да и воспринимают меня скорее как шута, скомороха... На что я могу повлиять? Так, песенки... Время все-таки не Высоцкого. Иное дело Шендерович... Вот Виктор действительно ходит по лезвию ножа, он борец, общественный деятель... Его уже арестовывали.


- Кстати, а как получилось, что вы стали выступать вместе с Виктором Шендеровичем? 

- Это чистая случайность. Я всегда его обожал, но мы не очень пересекались... А как-то встретились на дне рождения общего товарища, потом на юбилее Владимира Войновича, поближе познакомились. Виктор возьми и предложи: а что если нам попробовать сделать политическую программу? Ты выступишь со своими песнями, я - с рассказиком? В Москве попробовали - получилось вроде неплохо. Поехали в Петербург, и тут выяснилось: этот город для нас закрыт. 16 концертных площадок отказали в аренде. Дело, конечно, не во мне - в Шендеровиче. Он уже давно для многих кость в горле...


- Но где логика? В Москве проблем не было, а Петербург принять отказался?! 

- Логика элементарная. Питер становится во всех отношениях все более провинциальным, затхлым, и, как любой заштатный город, хочет быть святее папы римского... 


- Вы как-то написали: “Цивилизация пышно цветет, воняя, гремя и дымясь”... Есть ощущение, что гниение и деградация расползаются по всему свету?

- Есть. Периоды упадка и загнивания - историческая закономерность. Потом все раскручивается в другую сторону, и на смену мракобесию приходит эпоха возрождения. Так и крутится колесо.


- У вас есть место на земле, где вам хорошо и спокойно, где можете отдышаться, расслабиться?

- “Я хочу каждый раз в свои горы, 
как странник домой, возвращаться.
И бродить по камням и по тропам,
К лугам золотистым подняться...
Под скалой из ручья
Зачерпнуть ледяного лекарства хочу я.
Этот дар исцеляет меня, утоляет меня и врачует”.


- Часто бываете на родине?

- Ежегодно. Но в последнее время дорогие моему сердцу места доставляют мне больше разочарования, чем радости. Многое там переменилось, и в первую очередь люди. Обидно. Там мои корни. И очень глубокие. Между прочим, совсем недавно я узнал, что род наш происходит от черкесских князей. При Советах это была семейная тайна. 


- Кем вы себя считаете по национальности?

- Русским, хотя кровей во мне намешано немеряно. Самым большим интернационалистом в нашей семье был прадед Джамаль - он четыре раза женился. Женами были черкешенка, абазинка, русская, карачаевка. Еще есть во мне и ногайская кровь - мама ногайка, и татарская кровь. А я вот русский. И моя жена, грузинка, тоже. И трое детей. Хорошо это или плохо, я не знаю. Так вышло.


- У многих вызывает удивление, как человек, выросший в отдалении от России, в кавказской глубинке, столь изощренно владеет русским стихосложением, имеет такой культурный багаж? Ведь это требует соответствующей среды, интеллектуального общения...

- У меня была прекрасная среда. Мои родители - интеллигенты в самом высоком смысле слова. Папа – инженер-конструктор, историк. Мама окончила МГУ ученый, общественный деятель, возглавляла Карачаево-Черкесский НИИ истории, языка и литературы. Стыдно было бы им не соответствовать...


- Тимур, легко ли быть хорошо информированным оптимистом? Что подпитывает ваши надежды на лучшее? Поделитесь рецептом.

- Безвыходность. Потому что пессимистом быть глупо, бессмысленно и скучно. Вот и остается жить и не кукситься. Что бы ни было. У меня есть песенка, ее можно рассматривать, как кредо... 

“Я все же твердо заявляю:
полно, братцы, хватит ныть!
Что, нас первый раз кидают?
Так ужраться и не жить?! 
Завари-ка, жинка, чаю,
Да варенье не забудь! 
Нас клюют, а мы крепчаем. 
Расхлебаем как-нибудь!”


- Звучит вдохновляющее. Скажите, Тимур, вы наконец определи для себя жанр, в котором работаете? Помнится, в наши прежние встречи вы говорили, что понятие “бард” применительно к вам весьма условно. Да и другие не понимают, к какому лагерю вас отнести. 
 
- Я ничего не имею против причисления меня к бардам. Или к мелодекламаторам. А вообще мне абсолютно безразлично, как называется то, чем я занимаюсь. Я пишу песенки, когда мне того хочется, когда не лень. Я вообще очень ленивый человек. Даже сочинять начал, когда сломал ногу и, лежа в гипсе, не знал, чем заняться... Пишу не о вечном, о злободневном, причем так, как это злободневное понимаю. Манией величия не страдаю... Но пока людям интересно то, что я делаю, постараюсь их не разочаровывать.


И все же как обозначить его песенно-музыкальное творчество? Должно же быть какое-то определение для умного, тонкого, острого и веселого явления по имени Тимур Шаов... Я, например, рискнула бы назвать это действо “ироническим шаоизмом”. Не знаю только, как к отнесется к моему изобретению сам Тимур... 
 
Инна Стессель 
 “Новости недели”

Комментарии (Всего: 1)

Приличный человек,талантливый, с хорошим языком и в компании с любителем матрасов. Нонсенс.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *