Существа обреченные

В мире
№8 (618)

Терроризм – занятие, опасное не только для окружающих, но и для самих террористов. Еще Сергей Нечаев писал в своем «Катехизисе революционера» о том, что «революционер — человек обреченный». Таким образом, недавняя гибель одного из высокопоставленных террористов «Хезболлы» Имада Мугние должна была бы означать лишь логическое завершение его карьеры, однако на деле эта смерть стала детонатором событий, грозящих расколоть исламский мир, по крайней мере, ту его часть, которая покровительствует разного рода борцам с сионистским врагом.
Поначалу все шло как обычно. После того как автомобиль Имада Мугние был взорван, «Хезболла» и ХАМАС сразу же заявили о том, что террорист ликвидирован Израилем. Это у них делается на уровне рефлекса. Точно так же, как и заявления о том, что Израиль в скором времени перестанет существовать. Однако ни Израиль, ни США не сообщили о своей причастности к ликвидации опасного террориста, хотя у обеих стран были все основания сделать это. В США Мугние считается террористом номер два - после Бен Ладена. Для Израиля этот человек, бывший, как сейчас выясняется, начальником штаба «Хезболлы» и планировавший все акции этой организации против Израиля, также был легитимной целью. Однако, судя по всему, сирийское руководство, несмотря на то, что главным действующим лицом по-прежнему называет Израиль, постарается обвинить также и ливанские антисирийские силы. Для чего? Для того, чтобы найти предлог для прямого вмешательства сирийской армии в затянувшийся процесс выборов президента Ливана.
Как следует из сообщений информационных агентств региона, на днях в Сирии будут обнародованы предварительные результаты следствия, согласно которым в Дамаске раскрыта крупная израильская шпионская сеть, члены которой вели слежку за высшими офицерами сирийской армии, командирами «Хезболлы» и другими лидерами палестинских террористов с целью их ликвидации.
Однако, говорят сирийцы, хотя сеть израильская, но её члены - арабы. Среди них были, например, ливанцы и продавшиеся сионистам представители разведки еще одного арабского государства, которое не называется напрямую, но дается понять, что это может быть либо Иордания, либо Саудовская Аравия.
Ливанцы, по мнению Сирии, - это агенты двух спецслужб. Первая - Служба общей безопасности, руководитель которой погиб в Бейруте 25 января. Считается, что он в течение трех лет собирал информацию об убийстве бывшего премьера Ливана Харири. Вторая - частная разведывательная служба лидера ливанских друзов Валида Джумблата, непримиримого врага президента Сирии Асада, чей отец в свое время приказал убить отца друзского лидера.
Для того чтобы придать этим политическим обвинениям более деловой характер, сирийцы сообщают также некоторые детали ликвидации Мугние. Говорят, что он был убит в тот момент, когда шел из дома, в котором остановился в Дамаске, к своему автомобилю. Описывают устройство заряда, установленного в машине, – в нем было, оказывается, три тысячи стальных гвоздей. Заряд, сработавший в тот момент, когда террорист открыл дверцу автомобиля, был не единственным -  вдоль дорожки, по которой он шел, было заложено еще несколько взрывных устройств, которые дублировали основной заряд.  Ну и прочая чепуха.
Уже упомянутый мной Нечаев в «Катехизисе революционера» писал: «У каждого товарища должно быть под рукою несколько революционеров второго и третьего разрядов, то есть не совсем посвященных. На них он должен смотреть как на часть общего революционного капитала, отданного в его распоряжение. Он должен экономически тратить свою часть капитала, стараясь всегда извлечь из него наибольшую пользу». В этом пассаже идеолога терроризма мы, на удивление четко, видим распределение ролей между «исламскими революционерами». Иран, родина исламской революции, несомненно, главенствует в этой табели о рангах. Это игрок первого разряда - по Нечаевской терминологии. Второй разряд присвоен Сирии. Ее президент Асад посвящен частично. Все остальные – «Хезболла», ХАМАС и другие более мелкие группировки принадлежат разряду третьему. Они «не совсем посвящены». Их используют «как часть общего революционного капитала». Их тратят «экономически», стараясь «извлечь из него наибольшую пользу».
Какую пользу можно извлечь из мертвого Мугние? Никакой, казалось бы. Ан нет, его еще можно приспособить для проведения большой провокации, в ходе которой «первый разряд» надеется возвратить частично утраченные позиции в Ливане. А для того чтобы подкрепить эффект использования неживого террориста, можно присовокупить еще третьеразрядного деятеля - Халеда Машаля. Сделать это достаточно просто, надо лишь объявить о том, что жизнь и этого террориста была под угрозой. Именно поэтому иранское официальное телевидение объявило о «чудесном спасении» Машаля, едва не погибшего от рук «разведслужб некоторых арабских государств». Агенты этих спецслужб, как пишут арабские газеты, предоставили Израилю данные о передвижениях Машаля и его заместителя по Сирии, включая план поездок по региону, тип и номера автомобилей, которыми они пользовались, а также расписание встреч и адреса домов, в которых они планировали останавливаться.
И все же иранские «революционеры», как всегда, своей главной целью видят Израиль. Арабские режимы, продавшиеся сионизму, какие-то спецслужбы – все это для них мелочь. Кто бы ни убил Имада Мугние, он погиб в процессе борьбы против сионистского захватчика, поэтому и мстить Иран будет Израилю. Странная логика? С точки зрения исламского революционера, вовсе не странная. Те люди в Газе, которые погибают при «производственных авариях», изготавливая в кустарных условиях «Кассамы», тоже причисляются к лику мучеников со всеми сопутствующими привилегиями, хотя они гибнут не от рук сионистского врага. Иран уже в воскресенье взял на себя обязательство отомстить Израилю. Причем сделал это на самом высоком уровне. В интервью телеканалу «Аль-Манар» некий высокопоставленный военный подтвердил это. «У «Хезболлы» есть много друзей», – сказал он. Первый вице-президент Ирана также пригрозил Израилю: «Сионистский режим чувствует, что конец его близок, и бьется в истерике. Он пытается такими действиями выиграть время, но в действительности лишь приближает свою гибель. Исламское сопротивление со всей решительностью будет продолжать борьбу, несмотря на потерю одного из лидеров».
Я уже упоминал о «неназванных арабских странах», с которыми отношения Сирии и Ирана могут испортиться если те будут названы. Но есть еще одно арабское государство, в котором смерть Мугние сама по себе вызвала как минимум бурные дискуссии. Это - Кувейт, в политической жизни которого участвуют как сунниты, так и шииты. Представитель шиитов в парламенте заявил о том, что Имад Мугние был героем всех арабов - и шиитов, и суннитов, тогда как министр внутренних дел Кувейта, являющийся суннитом, объявил, что Мугние был причастен к нападению на пассажирский самолет Кувейтских авиалиний в 1988 году. Это заявление было расценено шиитами как клевета на мученика. Шииты утверждают, что у правительства Кувейта нет никаких доказательств причастности Мугние к этому теракту. В понедельник в Кувейте прошли демонстрации под лозунгами: «Мугние – мученик!», «Мугние – герой!» и «Мусульмане всех стран, объединяйтесь!». Ну и конечно же, над толпой реяли плакаты с надписями: «Смерть Америке!» и «Смерть Израилю!». В свою очередь, сунниты призывают не забывать о том, что руки Мугние «были обагрены кровью наших братьев».
Братья – братьями, однако то, что мы наблюдаем в отношениях между «революционерами», относящимися к разным «разрядам», весьма далеко от братства. Нисколько не усомнился в своей правоте отец нынешнего сирийского президента, когда в свое время отдал приказ расстрелять тысячи «братьев-мусульман», угрожавших его власти. Не задумались о том, что проливают кровь единоверцев руководители ХАМАСа, захватывая власть в Газе. Разгромил арафатовских боевиков отец нынешнего короля Иордании. Вполне возможно, что некие неназванные страны действительно были бы рады избавиться от чересчур активных полевых палестинских командиров, действующих в интересах Сирии и Ирана, как это делает президент Египта, где в воскресенье полиция арестовала более пятидесяти членов организации «Братья-мусульмане». Все это дает основания полагать, что исторически терроризм обречен на поражение так же, как террористы обречены на смерть. В полном соответствии с тем, что писал еще Нечаев.