Банный день вождя

История далекая и близкая
№15 (886)

 

Плутовская поэма
Ури ТАММ, Саратов


По брусчатке шаг твердо чеканю,
Так, что даже душою вспотел!
Пригласили нас к Сталину, в баню, 
Вождь с народом помыться хотел.

 
Нас - сантехник Семенов, Микола,
Боря Шифер - бухгалтер, и я...
Укололи врачи три укола,
И отправили в баню Кремля.

 
Как положено шли, под конвоем,
От уколов обмякли, но шли
В ногу, с тем, что наганом, и строем
Так до бани нас и довели...

 
Там, внутри, приказали раздеться,
Не оставили даже трусы.
Не успели вокруг оглядеться,
Как бухгалтеру сбрили усы.

 
Не положено, значит, по чину,
Мол, усы, у вождя уже есть...
- Что внутри? И под эту причину
Приказали три раза присесть.

 
Следом - палец контрольный воткнули,
Поискали нам вшей в волосах,
С фонарями во рты заглянули,
Взяли пробы в ушах и в носах.

 
Брали кровь на анализ из вены,
И дыхнуть заставляли сильней.
А затем нам измерили члены,
Мол, не дай бог, чтоб было длинней

 
Нам врачиха-чекистка сказала,
Продолжая ланцетом крутить,
Что она, не такие срезала,
Может быстро нас укоротить.
Показали, как париться надо,
И на что у вождя не смотреть...
Подходить, значит, сбоку, не с зада,
Если спину попросит тереть.

 
Мыло - царское здесь, по “Лендлизу”,
Есть бутылки с грузинским вином,
Все с печатью “Прошло экспертизу”,
Все на уровне, знать, должностном.

 
Значит, скоро придет вождь народа!
Всюду спешка и ажиотаж.
Старший, тот, что маячил у входа,
Нам последний провел инструктаж.

 
- Сделать вид, что не раз искупались!
И не трогать рукой ничего!
Как войдет, чтоб, того, не пугались,
И не дай бог, чтоб встал у кого!

 
Подпустили ядреного пару,
Мы - сидим, ждем, чего же теперь?
Раскраснелись и с пылу, и жару,
Вдруг, открылась тихонечко дверь.

 
Входит Сталин! Как мы, тоже, голый.
Член, по ходу, - туда и сюда.
Рыжеват, седоус, но, веселый.
Смотрит: в тазик налита вода.

 
Он: “Спасибо, товарищи! Здрасьте!”.
Сел, мочалку и мыло берет.
Мол, я в бане сейчас, не при власти,
Также гол, как советский народ.

 
Мы застыли, дыхание спёрло,
Трижды рявкнули: “Здрасьте!”, - в ответ
Тут Миколу куда-то попёрло,
Крикнул он: “Пролетарский привет!”

 
Сталин хитро в усы улыбнулся,
Веник взял, будто шашкой взмахнул,
В таз с водой головой окунулся,
И о чем-то заветном вздохнул.

 
Мылся он, как и все - аккуратно,
В шутку брызгал на Борьку водой.
Чтобы каждому было понятно,
Что в душе он еще молодой.

 
Мы - водою его обливали,
Терли спину, бока и хребет,
Пару банщики нам поддавали,
А в предбанник - вино и обед.

 
Мы с вождем пили “Киндзмараули”,
Виноградом он всех угощал,
Чтобы лишнего мы не сболтнули,
Нас чекист сквозь окошко стращал.

 
Мы вождю врали самозабвенно,
Твердо веря в свое же враньё,
Всё у нас хорошо, всё отменно,
После бани дадут нам бельё...

 
Пили, ели, купались и пили.
Обещали душой не стареть...
Мы его в этот день так любили,
Что готовы, хоть здесь умереть.

 
Да, конечно, мы все волновались,
И старались помногу не жрать.
Полотенцами так вытирались,
Словно кожу хотели содрать.

 
Вот оно - пролетарское лихо!
Сталин каждому руку пожал!
А потом незаметно и тихо
Он ушел. Быстро. Словно сбежал.

 
Мы вино без него допивали,
Доедали, что можно доесть,
Нам чекисты еще подливали,
Но, пора бы и знать уже честь...

 
Тут Борис расходился не в шутку,
Он у нас - еще тот баловник!
Невзначай, закурив самокрутку,
Молвил: “Братцы, а Сталин - двойник”!

 
И его понесло словесами:
Пальцы, мол, на ноге не срослись.
Что-то было неладно с усами,
Да и руки немного тряслись.

 
Та, что слева, не ссохлась, живая,
И к тому ж, напоследок - конфуз:
Уходя, руки нам пожимая,
Я заметил - отклеился ус.

 
- Ну и хрен с ним! - воскликнул Микола.
А старшой: “Прекратить балаган”!
Мы ж болтали не для протокола,
А он сразу, под нос нам - наган!

 
Он кричал, что мы - вражье отродье,
А бухгалтер, к тому же - еврей.
Что рядились мы в простонародье...
Тут и вырос конвой у дверей...

 
Мы скорей за товарища встали
Пролетарской, единой горой.
Заорали: “Ведь это ж не Сталин!
А Борис в прошлом, чуть не герой!

 
Он защитником был Сталинграда!
Не беда, что сейчас - казначей!
Эта ж баня ему, как награда!
И не шел он по делу врачей!

 
Но, конвой, фронтом не утомленный,
Даже слушать нас не захотел,
Он в таких был делах - закаленный,
И всей стаей на нас налетел.

 
У старшого - пасть волком оскалена,
И конвоя рука не легка.
Бил за Родину нас! Бил за Сталина!
И ногами бил - за двойника.

 
Хорошо, хоть чекистка-врачиха
До помывки успела уйти.
А не то, натерпелись бы лиха,
Так, что даже концов не найти.

 
...Суд был строгим и скорым, конечно,
И судья быстро выполнил роль.
В назиданье сказал человечно:
- Сталин в бане - не голый король!

 
Суд не слушал, что мы бормотали...
Вдруг посыльный в проеме возник,
Прошептал, чуть дыша: “Умер Сталин”!..
Может сам, ну, а может, двойник.

 
Все про баню, про нас позабыли,
Кто-то шикнул: “А ну, с глаз долой”!
Две старухи паскудно завыли,
Дворник сразу погнал нас метлой.

 
...Годы мчались, детали забылись,
Все прошло и быльем поросло...
Мы с вождем в бане как-то помылись!
А потом? Просто нам повезло.


“Секрет” 

Комментарии (Всего: 2)

А мне очень понравилось!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Неудивительно, что есть графоманы, создающие подобные "шедевры", удивительно, что есть газеты, которые их печатают.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *