ВЫЙТИ на площадь

В мире
№6 (616)

Что показала гражданская защита Василия Алексаняна?
Совсем недавно, еще в январе, социологи пришли к выводу - протестные настроения в российском обществе неуклонно снижаются. Если в январе 2005 года 49 процентов граждан считали возможными акции протеста в своем регионе, то в октябре 2007 года их было 26 процентов. Почти в два раза ниже! А уж в столицах, где вроде бы кипят главные политические страсти, и того ниже – 9 процентов.
Считается, что главный источник, побудитель протеста – бедность населения, чудовищное расслоение общества. В России, по расчетам Института социально-экономических проблем народонаселения, доходы 10 процентов самых богатых превышают доходы 10 процентов самых бедных в 30 раз. (В Европе в 6-8 раз, в США – в 10-12 раз.)
“Если бы люди вышли на улицы, мы могли бы сказать, что россияне, как французы или немцы, осознают свои интересы и готовы за них бороться, - говорит руководитель Центра социальной политики Института экономики Евгений Гонтмахер. - Но у нас происходит быстрое одичание, или, говоря по-научному, маргинализация населения. Россияне загибаются поодиночке, озлоблены, но пребывают в апатии, ненавидят государство и не верят ему. Но если какой-то лидер в критический момент выйдет и скажет им: ребята, вот эти богатые, олигархи - ату их! - будут грабить и убивать, то есть вести себя как типичная маргинализованная толпа”.
Одной из главных причин называют также усталость от 15 лет непрерывных потрясений. И сейчас ни у кого нет ни сил, ни веры, что можно чего-то добиться.
А вот о страхе никто не говорит. Между тем элементарный страх занимает все больше места в сознании и подсознании россиян. Страх быть уволенным, вообще боязнь нажить неприятности.
Итак, если не возмущаются против социальной несправедливости, то уж о политическом или правозащитном протесте и говорить не стоит.
Но как же тогда понимать тех, кто выступил в защиту Алексаняна?
1 февраля в Новопушкинском сквере Москвы прошел первый пикет в защиту Василия Алексаняна. Затем – в Екатеринбурге, Самаре, Ростове.
Московские, самарские и ростовские правозащитники Елена Санникова, Татьяна Монахова, Юлия Башинова, Алексей Давыдов, Павел Никулин, Александр Лашманкин, Светлана Чернова и Раиса Гришечкина объявили голодовку, они требуют немедленной госпитализации Василия Алексаняна, перевода его из тюрьмы в нормальные больничные условия.
В Москве более или менее массовые и одиночные пикеты проходят непрерывно. И – что знаменательно! - участники вспоминают тех, кто вышел на Красную площадь 25 августа 1968 года, протестуя против ввода советских войск в Чехословакию.
“Когда-то на площадь вышли восемь человек, теперь – двести. Наверное, в стране есть ещё какое-то количество людей, которых волнует то, что делают с Василием Алексаняном. Просто не все могут выйти, - говорила переводчица Ирина Соченова. - Люди боятся. Власть пытается запугать людей. Страх делает людей примитивными, парализует способность сопротивляться, способность заступиться за другого, когда лично тебя ещё не коснулось. Вопрос - зачем нужна такая жестокость? – наивен. Это осознанная жестокость. Иначе не подействует”.
Можно добавить – демонстративная жестокость. В советских тюрьмах и психушках такое свершалось втайне. Сейчас же власть не стесняется, убивает больного человека практически перед телекамерами. Конечно, здесь сказывается раздражение, озлобление стойкостью Алексаняна: ишь ты, не сломался, не оговорил Ходорковского, за человека с честью себя считаешь - ну тогда просто умрешь. Но еще и главное - полное презрение к обществу, к общественному мнению, полная уверенность, что его нет, что все смолчат. Что народ – быдло.
И тут власть просчиталась. Не стерпели, не смолчали. Общее настроение выразил в интернете блоггер Ivansim:
“Этот пикет совершенно особенный, на него не прийти нельзя. Потому что вопрос стоит очень просто и очень страшно – если я промолчу, человек умрет. Живой человек. На наших глазах его хладнокровно убивают. И убьют. Я не могу сидеть дома, или гулять с ребенком, или пить пиво с друзьями – а в это время его продолжают убивать. Я не смогу себя уважать потом, я должен сделать все, что в моих силах, чтобы это остановить. Пусть в моих силах и весьма немного. Хотя бы выйти на площадь, попытаться докричаться до этих тварей, заставить их хотя бы в последний момент не переходить черту. Черту, за которой лежит смерть.
Промолчи – попадешь в палачи.
Промолчи, промолчи, промолчи...”
Безусловно, сказалось и поведение Алексаняна. Все понимали: он наверняка человек небедный, мог дать показания и скрыться за границей. У него был не просто выбор между честью и бесчестьем, но между честью и самой жизнью. Он выбрал честь.
Такие поступки не проходят бесследно для сознания общества. Для каждого человека. Все заметили поведение милиции на первом же пикете в Новопушкинском сквере 1 февраля. Там в тот день собралось около 200 человек. “Россия без Путина! Свободу политзаключенным! Путин! Лыжи! Магадан! Даешь новый Нюрнберг!” – выкрикивали молодые люди.
Милиция в таких случаях ожесточается до предела и применяет дубинки. Но на этот раз ничего подобного и близко не было. Люди в погонах тоже понимали, что происходящее уже за пределами человеческого сознания.
“Мы, как и многие граждане России, увидели позавчера на экранах телевизоров Василия Алексаняна, который практически не может уже говорить, практически не видит, - говорила участница пикета Юлия Малышева. - На глазах совершалось убийство тем, что его держали в суде, тем, что, несмотря на требования адвокатов, все равно суд продолжался. К нему несколько раз вызывали “скорую”, но тем не менее он все еще находится под стражей. Мы считаем, что это вопиющий факт, что в России нет никакого правосудия, а есть карательные органы”.
А вот отклик в интернете:
“Я не могу быть на пикете в защиту Алексаняна, так как живу не в Москве. Я не очень ориентируюсь в интернете, только осваиваю. Но я пытаюсь поставить свою подпись в защиту умирающего. Мне кажется, что в ресурсе, например, “Миллион за Алексаняна” столько и проголосует, настолько в людях велико возмущение этой расправой. У меня на работе (Воронеж) только и разговоров об этом. Мы бессильны, но и равнодушно сидеть уже не получается. Чаша терпения переполнилась”.
Возможно, дело Алексаняна станет той самой последней каплей. Неким переломным моментом в отношениях народа и нынешней власти. Общественность громко сказала, что мы – не быдло, которое стерпит все и промолчит. Протест против убийства Алексаняна не просто привлек внимание всех – он многим открыл глаза. Многие зомбированные вдруг прозрели и увидели, что там, за границей барьера, копошится, плетет интриги, отдает приказы не власть и даже не палачи, потому что палачи всего лишь исполняют приговор, а нечто чудовищное, потерявшее представление даже о мере зла.
Возможно, с этих дней начнется незаметный отсчет другого времени.
Москва


Комментарии (Всего: 1)

"...доходы 10 процентов самых богатых превышают доходы 10 процентов самых бедных в 30 раз...“Если бы люди вышли на улицы, мы могли бы сказать, что россияне, как французы или немцы, осознают свои интересы и готовы за них бороться, - говорит руководитель Центра социальной политики Института экономики Евгений Гонтмахер."

А может гонтмахеры и альбацы объяснят, почему русские люди должны выходить на улицы за свободу ходорковских и и их подручных - то есть тех, кто как раз и ограбил русских, из-за чего "доходы 10 процентов самых богатых превышают доходы 10 процентов самых бедных в 30 раз"? А?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *