Возврата нет

Нью-Йорк
№5 (615)

В прошедшем году в городе «Большого Яблока» зарегистрирован самый низкий показатель преступности за период с 1963 года, когда был начат подробный учет всех видов преступлений. Данная информация еще будет обрабатываться и анализироваться соответствующими службами в Полицейском управлении, а также в Сити-Холле. Однако сомнению не подлежит отрадный факт: жить в нашем городе становится безопаснее с каждым годом.
Когда 20 лет назад мне, новому иммигранту, пришлось зарабатывать на жизнь вождением такси, многие знакомын выражали сочувствие. Основания тому были: нападения на таксистов с целью ограбления в этом неспокойном городе происходили ежедневно, а число убитых за рулем водителей кэбов перевалило за 40 человек в год. Хорошо помню чисто формальные меры полиции по предотвращению этого вида преступлений: по городу кружило несколько машин кар-сервисов с «подсадными утками» - двумя крепышами с короткой стрижкой на переднем сиденье (по правилам на опасное задание необходимо было выходить с напарником) в толстых куртках несмотря на летнюю жару (по тем же правилам был обязателен бронежилет). Такие «засады» оказались столь же очевидными, как и беспомощность местных властей совладать с эпидемией «крэка» - главной причины ограблений.
Чувство смятения вызывали заголовки страниц местных газет, на которых регулярно помещались фотографии погибших школьников, которые нередко попадали под перекрестный огонь наркоторговцев во время их разборок прямо у входа в бруклинские «проджекты». Помню то безысходное отчаяние, которое накатывало каждый раз, когда в длинном перечне полицейской хроники встречал фамилии бывших земляков: немолодой глава семьи, родом из того же украинского городка, что и я, был убит в Бруклине ударом по голове (из-за 20 долларов) рано утром по дороге на работу. Там же русский автомеханик был ограблен и убит по дороге домой после тяжелого рабочего дня. Гостя из Москвы застрелили подростки из-за сумочки супруги в подьезде кооперативного дома в Квинсе...
Создавалось такое впечатление, что огромный город находится на осадном положении, из которого нужно уносить ноги. И действительно, еще в середине 70-х годов происходил постоянный отток населения из числа среднего класса и наиболее обеспеченной его части, а также потерявших покой в родном городе пенсионеров. Именно тогда начался резкий рост цен на недвижимость в зеленых пригородах Нью-Йорка (при усугубляющемся упадке рынка недвижимости в самом городе). Целые кварталы пустырей в центре Бруклина, в южной части Бронкса и в северной части Манхэттена стали привычной деталью местного ландшафта. Заброшенные здания с пустыми глазницами окон выстроились вдоль таких известных и оживленных когда-то бульваров и авеню, как Бродвей в Бушвике или Вестчестер в Бронксе.
В ночную смену в своем кэбе я привычно проскакивал на красный свет в самых страшных районах без опаски получить штраф – полицейские с наступлением ночи оттуда исчезали, но зато запросто можно было стать жертвой нападения на перекрестке. Помню настойчивые просьбы пассажиров избегать поездок через Гарлем, даже если им приходилось платить за окольный путь. Видел не раз в действии «волчьи стаи» - так называли ньюйоркцы банды чернокожих подростков, которые наводили ужас на прохожих и уличных торговцев в благополучных кварталах: они проносились по вечерним улицам подобно дикой орде, сметая все на своем пути и также быстро исчезая при звуке полицейских сирен.
В 1990 году число убийств в Нью-Йорке достигло 2245. Это было время, когда надежды на лучшее будущее нашего города почти не оставалось. Некоторые социологи даже начали утверждать, что таким огромным городом со столь пестрым населением в принципе невозможно управлять, он развивается хаотично - независимо от усилий властей, и приводили в пример подобные мегаполисы из стран третьего мира – Мехико-сити, Бомбей, Сан-Паулу...
Но вот теперь, 20 лет спустя, мои бывшие коллеги-таксисты замечают разительные перемены к лучшему: в теплые вечера манхэттенцы уже не спешат в свои квартиры, а работа таксиста стала хотя и не легче, но намного безопасней. Почти совсем исчезли заброшенные дома, а за оставшиеся еще кое-где пустыри идет борьба среди строителей за право застройки. Прекратился отток трудоспособного населения за пределы Нью-Йорка, а выросшая в пригородах молодежь все чаще переселяется в Манхэттен и Квинс по месту работы, чтобы избежать долгие ежедневныы поездки. Сегодня Нью-Йорк по-праву признан социологами самым безопасным для проживания и ведения бизнеса городом среди крупнейших городов Америки.
Многие ньюйоркцы считают снижение преступности заслугой городской администрации. В начале 90-х годов мэр Динкинс значительно увеличил штат полицейских. Сменивший его в Сити-холле Руди Джулиани, бывший федеральный прокурор, привел с собой в администрацию сразу несколько инициативных специалистов по борьбе с уличной преступностью. Ими было разработано несколько весьма эффективных программ, которые позже взяли на вооружение другие города Америки. Так, ныне широко известная программа КОМСТАТ, позволяющая разрабатывать упреждающие меры на основе статистических данных, внедрена уже в Филадельфии, Лос-Анджелесе и Хьюстоне.  Нашему же городу  помог и федеральный закон, подписанный президентом Клинтоном, предусматривающий депортацию преступников из числа иммигрантов. Только в Доминиканскую Республику за десять лет было отправлено 150 тысяч правонарушителей, главным образом - из числа нью-йоркских иммигрантов. Изменился и демографический расклад: возросший поток новых переселенцев из Восточной Европы и Юго-Восточной Азии способствовал уменьшению уличной преступности.
Но видится еще одна малоприметная причина оздоровления обстановки в нашем городе. По роду своей работы я часто проезжаю по улицам Браунсвиля – беспокойный район в Юго-Восточной части Бруклина, где преступность всегда была значительно выше, чем в других районах города. Среди густо выстроившихся «проджектов» я стал примечать одинаковые надписи на заднем стекле внедорожников – 17 TRUCKERZ. Вначале решил, что это всего лишь очередная самореклама одного из местных рэперов, который таким образом оповещает всех окружающих о своем ансамбле или очередном диске. И лишь недавно  узнал, что это название добровольной организации из числа местных жителей, которые решили внести свою посильную помощь в борьбу по уменьшению уличной преступности. 17 крепких мужиков на своих внедорожниках принялись объезжать родные кварталы в свободное от работы время. Например, 44-летний Арнолд Бэнкс появляется в рабочей одежде водителя городского автобуса. Его товарищ,  46-летний Ерл Томлин, работал городским уборщиком мусора, когда 4 года назад ему пришла идея организоваться и внести свою лепту в очищение городских улиц от «гарбиджа» совсем иного типа. Среди других 17 любителей мощных автомобилей и спокойных улиц есть даже пенсионеры, которые не собираются переселяться в какой-либо городок почище и поспокойней, а желали бы видеть таковым свой родной Браунсвиль.
«Тракерс» патрулируют ночные улицы Браунсвиля, поддерживая радиосвязь с местным отделением полиции. «Они нам здорово помогают тем, что умеют незаметно появляться в самых неожиданных местах и поставлять нам важную информацию» - говорит инспектор Дж.Мадрей из 73-го отделения. Пастор баптистской церкви Л.Хаттер отмечает, что его прихожане из числа пожилых чувствуют себя гораздо увереннее в присутствии «тракеров», а вот возмутители спокойствия, наоборот, начинают ощущать себя лишними на улицах Браунсвиля.
Эта маленькая деталь из нынешней жизни большого Нью-Йорка придает уверенность: уже успевшие привыкнуть к нормальным условиям жизни рядовые ньюйоркцы не допустят былого разгула уличной преступности.