РусскаЯ мафия Кроненберга. “Мрачная, параноидная и жестокая””

Культура
№51 (609)

“Мой дантист мне сказал: “У меня и так много проблем, почему я еще должен смотреть твои фильмы?” Дэвид Кроненберг любит пошутить по поводу своей репутации режиссера, чьи фильмы лишают спокойствия, но он говорит, “что каждый должен делать кино, которое он умеет делать”. И, вне всякого сомнения, фильм “Обещание убийцы” (Eastern Promises, “Восточные обещания” - в российском прокате фильм шел под названием “Порок на экспорт”), который выходит на итальянские экраны, заставит поволноваться. После фильма “Оправданная жестокость” режиссер вновь начал работать с Вигго Мортенсеном, сыгравшим роль загадочного и безжалостного шофера одного могущественного русского преступного клана (“воров в законе”), действующего в Лондоне. Главой клана является с виду застенчивый и кроткий владелец ресторана и его сын-невротик. Приход в ресторан акушерки, тоже русской, которая хочет узнать о девушке, умершей в результате родов, нарушает равновесие криминальных дел. “Меня привлекла идея культуры, привезенной эмигрантами, которая переносит в другую страну стиль жизни на родине, создавая закрытое общество, практически непроницаемое для обычаев и правил принявшей их страны. Не случайно в фильме нет англичан, не видно пабов или самых известных лондонских видов”, - рассказал Кроненберг по телефону из Торонто.
-Почему именно Лондон? К этому имеет отношение дело Литвиненко?
-Лондон для канадцев является второй родиной, мы все еще верим в королеву. Связи с Великобританией сильнее, чем с Соединенными Штатами. Потом сюжет написал Стив Найт, автор “Грязных прелестей”, еще одной истории об эмигрантах. Литвиненко был убит в то время, когда мы заканчивали сценарий, и это стало подтверждением того, что мы выбрали правильный город, убийство пролило свет на то, насколько мощным, многочисленным и многообразным является русское присутствие. И я думаю, что падение советской империи привело к появлению диаспоры и к тому, что преступная организация укоренилась во многих крупных городах. И этот процесс еще не завершился, и реальность, ставшую следствием нового русского капитализма, еще следует понять.
-Какая разница между мафией и ворами в законе?
-Та же, что и между итальянской культурой и русской культурой. Я прочитал много книг: “воры” родились в 30-е годы в сталинских ГУЛАГах, это преступность, не похожая ни на азиатскую, ни на европейскую, она мрачная, параноидная, пессимистичная, подавляющая, основанная на железных кодексах и ритуалах грубого насилия. С распадом СССР “воры в законе” окрепли, в организацию пришли многие военные, оставшиеся без денег из-за коллапса Красной армии, а также многие спортсмены, например, целые боксерские команды, потерявшие поддержку со стороны государства. Персонаж Вигго, как кажется, оказался в безвыходном положении, перед съемками мы много думали о Достоевском, о “Записках из подполья”.
-Это несвойственный вам фильм, здесь насилие - больше физическое, чем психологическое.
-В триллере о мафии профессия персонажей - насилие, они должны продемонстрировать его, чтобы не разочаровать зрителя. Проблема все та же: надо ли показывать насилие? Думаю, что в некоторых случаях люди должны увидеть, чтобы понять, что это такое на самом деле. Возможно, это политически некорректно, но я никогда не отдавал должное политкорректности, очень часто она является границей художественного выражения. Между тем этот фильм - переплетение семейных драм в субкультуре внутри очень сильной культуры, с явными противоречиями в семье главной героини. Психологическое насилие - это интрига между тремя главными действующими лицами, возобладавшая над не слишком традиционными чувствами любви.
-Как, по вашему мнению, этот фильм может понравиться Путину?
-Думаю, что персонаж Вигго в конечном итоге не должен вызывать у него антипатию. Но, естественно, я снял этот фильм не для того, чтобы доставить удовольствие Путину.

Наш комментарий:

Дэвид Кроненберг, безусловно, один из самых талантливых режиссёров современности. Его фильмы «Паук» (Spider), «Автокатастрофа» (Crush) и «История насилия» (The History of Violence) прочно вошли в золотой фонд американского кинематографа. Кроненберг не только гениальный режиссёр, но и прекрасный кинокритик. Организаторы престижных международных фестивалей считают за честь пригласить «маэстро Кроненберга» в состав жюри, потому что в самый ответственный момент мероприятия он обязательно разразится длинной помпезной речью, возвеличив обсуждаемый фильм до небес или смешав его с грязью. 
После просмотра Eastern Promises желание назвать Кроненберга «режиссёром, снимающим только хорошие фильмы», отпадёт раз и навсегда. Великий англичанин снял полуторачасовую «клюкву» о русских «ворах в законе», не имея ни малейшего понятия о том, кем эти люди являются в реальной жизни.
Для начала вкратце раскроем смысл понятия «вор в законе». Так называли представителей элиты криминального мира в Советском Союзе и России. Настоящий «вор в законе» - это человек, свято уважающий воровские традиции. Как правило, таким людям никогда нельзя было работать или заниматься бизнесом. Для «воров в законе» не было таких понятий как «вредные привычки» или «материальное благополучие». Скромность, умеренный аскетизм и соблюдение всех воровских «понятий» - вот, пожалуй, главные черты классического «вора в законе». Этих людей боялись и одновременно уважали за несгибаемый склад характера и сильную волю. В качестве примера можно привести Вячеслава Иванькова по кличке «Япончик» - пожалуй, самого известного ныне существующего «вора в законе».
Кроненберг перевернул всё с ног на голову. Его «воры в законе» - это троица русских преступников, обосновавшихся в Лондоне: Семён, Кирилл и Николай. Семён держит небольшой ресторанчик и большую часть времени проводит на кухне, изобретая кулинарные шедевры для посетителей.
Кирилл (особый шарм персонажу придают подкрашенные волосы) злоупотребляет алкоголем, громко ругается, и при каждом удобном случае рассказывает о своих сексуальных победах. Кроненберг же в подтексте фильма невольно даёт понять, что «вор в законе» Кирилл - скрытый гомосексуалист.
Николай (Вигго Мортенсен) – просто авторитетный вор, прислуживающий двум первым. Он работает водителем, открывает посетителям двери в ресторан и выполняет всякого рода «чёрную работу». Видимо за эти заслуги Семён с Кириллом и решают «короновать» Николая, сделав его полноценным «вором в законе».
Самое смешное заключается в том, что все трое «законников» держат небольшой притон, в котором регулярно насилуют несовершеннолетних девочек, предварительно накачав их наркотиками. Не думаю, что в местах не столь отдалённых их увлечение бы одобрили настоящие уголовники. Хотя, судя по сюжету фильма, насиловать малолеток – это чуть ли не почётная обязанность каждого «вора в законе».
Кульминация фильма – достойный итог совершенно бредовому повествованию. «Вор в законе» Николай на поверку оказывается шпионом ФСБ, засланным российскими спецслужбами в Англию. Для зрителей не остаётся никакого сомнения, что в каждом «кэгэбэшнике» сидит «вор в законе» и наоборот.
Неудивительно, что Кроненбергу удалось завоевать лестные отзывы кинокритиков и зрителей Великобритании, Европы и Северной Америки, ведь большинство из них знают о настоящей жизни русских «воров в законе» не больше, чем мы с вами о жизни африканских туземцев.
В одной из положительных рецензий на «киношедевр» Кроненберга я даже обнаружил такую фразу: «Никто и никогда не показывал жизнь русских воров в законе на киноэкране так правдиво и достоверно, как это сделал Дэвид Кроненберг. Он показал воровской быт в деталях, глубоко исследовав каждую мелочь…»
Посмотреть Eastern Promises всё-таки стоит, так как этот «шедевр» уже занял первую строчку в неофициальном списке самых бредовых иностранных фильмов о российской преступности.


Комментарии (Всего: 1)

Мнение о рецензи? Мне она не очень понравилась. Я чень внимательно смотрел фильм и не заметил чтобы Николая был членом ФСБ. Сценарий бредовый? Режиссер показал, какими он видит воров в законе. Я согласен, что этот фильм не дотягивает до Крестного отца и Однажды в Америке. Но... Игра Виго Мортенсена великолепна. Он показал, каким должен быть настоящий вор в законе. Насилие малолеток не обязанность. Николая не хотел насиловать ту девчонку. Кирилл больше садист, чем авторитетный вор. Мне этот фильм понравился намного больше,чем Бригада или Бумер. На английском этот фильм намного лучше чем на русском!!!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *