Конец капитализма?

Тема номера
№29 (325)

«Стыда не имеют...»
Последние скандалы, связанные с банкротством энергетического гиганта «Энрон», возможное банкротство еще одного столпа американской экономики, компании WorldCom (по мнению финансовых экспертов предприятия, не сможет погасить свои долги в размере 5,75 млрд. долларов) серьезно сотрясли капиталистическую систему. Стали даже раздаваться голоса чуть ли не о «конце капитализма».
Конечно, воспринимать очень близко к сердцу такие панические прогнозы не стоит. «Конец капитализма?» А что взамен – обновленный социализм и строительство коммунизма? Не смешите нас, возмутятся отдельные читатели, какой обновленный социализм? Извините, господа, за что купил, за то и продал...
Но, что ни говорите, а доверие инвесторов в нашей стране к корпоративному миру подорвано. Вкладчики действительно оказались в растерянности: как же теперь иметь дело с менеджментом большого бизнеса, доверяя ему свои кровные, если топ-менеджеры с легкостью необычайной доводят свои предприятия до краха и при этом умудряются просто сказочно обогатиться?
«Самое печальное, - заявил недавно бывший глава Telecom Italia Гуидо Росси, а ныне один из наиболее активных агитаторов за изменение методов контроля за финансовой деятельностью европейских предприятий, - что в корпоративном мире Соединенных Штатов напрочь отсутствует такое понятие, как стыд. Что бы ни совершили тамошние управленцы высшего звена, даже хищения в особо крупных размерах, их никто не обвинит в воровстве. Я считаю подобное не чем иным, как формой «морального рака», поразившего систему большого бизнеса в Америке».
Обидные слова, но к ним уже стали прислушиваться. Причем на самом высоком уровне. Президент Буш, сам плоть от плоти порождение корпоративного мира, бывший глава крупной нефтяной компании, известный своими симпатиями к большому бизнесу, заявил недавно, что лично займется ужесточением наказаний, которым станут подвергаться менеджеры высшего звена за мошенничество и воровство. Кроме того, в его повестке дня усовершенствование механизмов защиты миллионов мелких инвесторов. Выступая в Кливленде, он указал на необходимость карать управляющих, замешанных в неблаговидных поступках, не только большими штрафами, но и длительными сроками лишения свободы.
Президента поддержал министр торговли Дон Эванс, отметивший взаимосвязь применения суровых мер с восстановлением доверия вкладчиков к бирже, внушением им уверенности, что со случаями мошеннических операций корпоративной верхушки правительство мириться не будет.
Такая реакция высших должностных лиц, конечно, обнадеживает. Хотя, по большому счету, она несколько запоздала. Ирвинг Стелзер, человек довольно известный в финансовых кругах, один из ведущих сотрудников American Enterprise Institute, еще в середине 90-х обращал наше внимание на ситуацию фактической бесконтрольности за деятельностью менеджеров среднего и высшего звена, управлявших т.н. mutual funds, которая создавала отличные условия для злоупотреблений. К ним Стелзер относил не только случаи откровенного воровства, но и манипулирование средствами миллионов простых вкладчиков, принятие ими ошибочных единоличных решений, в результате которых фонды могли пойти ко дну, а люди потерять все. Стелзер писал так о mutual funds, хотя его тревога касалась всей корпоративной системы США.

В сетях Моргентау
Гуидо Росси не совсем прав, говоря о том, что «пораженное моральным раком» руководство корпоративной Америки безбоязненно могло творить неправедные дела. В правоохранительных органах нашей страны всегда имелись люди, считавшие борьбу с преступлениями т.н. «белых воротничков» не менее важной, чем аресты убийц, грабителей, торговцев наркотиками. Особое место в этой борьбе занимал и продолжает занимать районный манхэттенский прокурор Роберт Моргентау, еще в 1969 году (тогда он занимал пост нью-йоркского федерального прокурора) успешно завершивший дело трех бухгалтеров (accountants). Эти деятели совершили должностное преступление, заверив своей подписью финансовый отчет компании Continental Vending Machines, в котором содержались заведомо искаженные цифры. Дело стало своего рода прецедентом, с этого момента за аналогичные манипуляции с отчетностью прокуратура могла подвергать бухгалтеров уголовному преследованию. Жаль только, что к жестким мерам власти обращались редко. Так адвокаты и бухгалтеры лишились фактического иммунитета, что явилось для всего корпоративного мира настоящим шоком. Правда, по словам самого Моргентау, продолжало превалировать мнение, что тюремные сроки – это слишком жесткое наказание для профессионалов. Моргентау же считал иначе, заявляя во все услышание о том, что все преступники, даже занимающие высокие позиции, должны в равной степени отвечать перед законом. Трудно сказать, стоила ли такая принципиальность ему места федерального прокурора (при смене президентской команды назначенцы предшественника на различные государственные посты практически полностью заменялись), но в 1970 году Ричард Никсон уволил Моргентау, хотя пришел к власти в 1968 году и мог это сделать намного раньше.
В 90-е офис манхэттенского районного прокурора Моргентау (он был впервые избран на этот пост еще в 1974 году), актив нее кого-либо в нашей правоохранительной системе, стал заниматься расследованием дел о манипуляциях деньгами инвесторов. В 1997 году на скамье подсудимых оказались менеджеры брокерской компании A.R. Baron & Co., в 1998 году по делу о биржевых махинациях держали ответ менеджеры брокерской фирмы Duce & Co. В 2000 году показания манхэттенской прокуратуре давали 15 высших чиновников фирмы D.H. Blair & Co. и в результате расследования глава компании и трое его заместителей признали себя виновными, согласившись выплатить вкладчикам 21 млн. долларов.
Своего бывшего учителя в этом поддержал нынешний Генеральный прокурор штата Нью-Йорк Элиот Спитцер, успешно завершивший в прошлом месяце дело против гиганта брокерской индустрии фирмы Merrill Lynch, руководству которой пришлось согласиться на уплату штрафа в размере 100 млн. долларов за допущенные ее сотрудниками «ошибки». А в настоящее время манхэттенская районная прокуратура ведет следствие в отношении 12 банков (среди них такие колоссы, как J.P. Morgan Chase и Citigroup), а также других финансовых учреждений Манхэттена с целью выяснить, не помогали ли они администрации компании «Энрон» ввести в заблуждение ее акционеров. Следователи руководствуются не только судебными прецедентами, но и принятым еще в 20-е годы законом под названием Martin Act, содержащим статьи, карающие за сознательный обман вкладчиков. Как отметил в интервью газете «Дейли ньюс» один из сотрудников прокуратуры, попросивший не упоминать его имя, у его коллег «имеется немало интересных вопросов» к руководству финансово-кредитных учреждений. Этот же источник отметил, что пока рано говорить о том, будут ли возбуждены уголовные дела, так как следствие находится на начальном этапе.
Как отмечает «Дейли ньюс», Моргентау и в прошлом использовал статьи Martin Act, отдавая под суд мошенников, чей бизнес был связан с биржей. Но лишь в последнее время его офис стал чаще применять закон 20-х, так как бум на бирже подвигнул многих брокеров на сомнительные операции и обман вкладчиков, в результате чего последние потеряли миллионы долларов.

Президенту верят, его однопартийцам – нет
Как влияют на настроение общества скандалы, потрясшие корпоративную Америку, каково доверие избирателей к «слугам народа»?
Отвечая на эти вопросы, необходимо отметить, что эти настроения во многом способствовали тому, что правоохранительные органы получили более широкие возможности для расследования деяний вчера еще почти неприкасаемой, давайте называть вещи своими именами, финансовой элиты.
Согласно проведенному недавно газетой USA Today, телекомпанией CNN и Институтом Гэллапа опросу общественного мнения, главной темой которого стали последние скандалы в мире большого бизнеса, большинство американцев – 53 процента, считают, что президент Буш действительно хотел бы помочь миллионам простых инвесторов. Даже широко известные его тесные связи с корпоративным миром не привели к ухудшению имиджа главы государства.
Но если Буша финансовые скандалы, как видим, не затронули, на что, кстати, надеялись его оппоненты, этого нельзя сказать в отношении доверия американцев к республиканцам с Капитолийского холма. Здесь ситуация для однопартийцев президента складывается скверная, и это не будем забывать в год промежуточных выборов в Конгресс. 62 процента участников опроса заявили, что республиканцы своей политикой больше отражают интересы корпораций, чем простых людей.
Источники в Белом доме указывают на понятную обеспокоенность президента снижением популярности его партии, что это может оказать самые негативные последствия на ноябрьские выборы. Впрочем, сильные позиции самого Буша политологи объясняют больше той ролью, которую он играет как главное действующее лицо в борьбе с международным терроризмом. Еще неясно, как повернется дело для президента, если федеральные следователи захотят подробно узнать, как велись дела в компании Hallibarton, которую много лет возглавлял нынешний вице-президент Ричард Чейни. Не надо забывать и о тесных связях Буша с руководством «Энрон», кто знает, какие новые данные могут появиться у следствия. Отношение к хозяину Белого дома может измениться, если экономическая ситуация в стране ухудшится.
Газета «Уолл-стрит джорнэл» приходит к неутешительному выводу: если WorldCom действительно подаст на банкротство, то это, самое крупное банкротство в истории США, может иметь самые печальные последствия для выхода экономики страны из рецессии.
В нынешней ситуации можно с куда большей уверенностью ожидать, что Конгресс все же вынужден будет пойти на крутые меры, которые вряд ли придутся по вкусу большому бизнесу. Но время «бесстыдной» политики боссов корпоративного мира, скорее всего, подходит к концу, болезнь, на которую обратил внимание г-н Росси, придется лечить, тянуть дальше уже нельзя, иначе процесс может зайти слишком далеко. Экономический организм даже такой, казалось бы, мощный, как американский, может ведь и не выдержать. И тогда уж точно слова о «конце капитализма» не будут казаться нам нелепыми...