Госпиталь для раненых сирийцев

В мире
№8 (879)

 

На минувшей неделе одной из главных новостей, прошедших по страницам всех израильских газет, была и такая: впервые за несколько десятилетий Израиль принял на лечение сирийцев - семь человек, раненых в результате авианалетов, были доставлены в больницу “Зив” в Цфате. Подробности не удалось получить практически никому из журналистов - их к пострадавшим не допустили, так как в больнице “Зив” доступ к раненым имеет только медперсонал. Но “Новостям недели” удалось раздобыть эксклюзивную информацию и о том, как эти люди попали к нам, и о том, какие последствия могут быть у столь неординарного шага Израиля 

 
Заместитель министра по делам Негева друз Аюб Кара не стал депутатом кнессета 19-го созыва, но, тем не менее, продолжает активную работу на тех направлениях, где особенно ценится глубокое знание арабского мира, понимание местных реалий и, разумеется, знание арабского языка. Связи, которые имеются у его офиса, особо ценятся правительством Израиля. С просьбой ответить на несколько вопросов я обратилась к начальнику канцелярии заместителя министра Сафади Менди.


- Кто принял столь смелое решение - впустить раненых сирийцев в пределы Государства Израиль?

- Решение принималось, разумеется, на очень высоком уровне и обсуждалось с офисом главы правительства. Офис Аюба Кары дал по этому поводу свое заключение: впустить пострадавших и обеспечить им все необходимое лечение. Если бы Израиль отказал раненым в приеме, это могло бы крайне негативно сказаться на имидже нашей страны в арабском мире. 


- Но ведь раненых сирийцев принимают в других странах. Где гласно, где не очень, но принимают. Например, в Иордании, в Турции. Израиль же до сих пор следил за ситуацией со стороны и проверял лишь необходимость поставки медикаментов. Собственно, так откровенно наше государство еще не вмешивалось в сирийские дела и гуманитарную помощь так открыто не оказывал. В чем дело? Нам больше нечего терять в отношении режима Асада? 

- Раненые, прибывшие к израильской границе, живут в считанных километрах от нее. Деревня Аль-Хатам расположена буквально в двух-трех километрах от границы, совсем недалеко от Кафр-Буката. Поэтому естественным желанием пострадавших было добраться до Израиля и попросить помощи у нас, а не двигаться в направлении Иордании. Нам, израильтянам, это происшествие напоминает, помимо всего прочего, о том, что гражданская война в Сирии подошла вплотную к израильской границе. Жители Голанских высот слышат звуки взрывов, отголоски войны, идущей совсем рядом. 


- Сейчас Израиль принял семерых раненых, но понятно, что такие ситуации при нынешнем развитии событий могут возникать вновь и вновь. Что будет дальше, если поток раненых, стремящихся попасть на лечение в Израиль, увеличится?

- Этот вопрос обсуждается сегодня на уровне премьер-министра Израиля. Совершенно очевидно, что в ближайшее время могут возникнуть новые попытки обращения за лечением к Государству Израиль. Мы порекомендовали подготовить все необходимое для развертывания полевого госпиталя. Такой вариант, с одной стороны, будет способствовать оказанию нуждающимся необходимой медицинской помощи в гуманитарном порядке, а с другой, позволит в дальнейшем избежать проблем с тем, куда же направлять прошедших курс лечения сирийцев. Если они лечатся на границе, то потом, разумеется, возвращаются к себе домой, в Сирию, и не ищут убежища в Израиле. У Израиля есть доказавший себя опыт создания полевых лагерей в зонах стихийных бедствий, например, на Гаити. Работа израильских полевых госпиталей очень способствовала укреплению международного имиджа Израиля. 


- И правительство решится на открытие такого госпиталя на границе с Сирией? 
- Нам известно, что предложение принято к рассмотрению и просчитываются возможности его осуществления. Так что, вполне возможно, все будет подготовлено до открытия полевого госпиталя на границе. 


- Кто оплачивает лечение раненых сирийцев?
- Разумеется, Государство Израиль. В таких случаях задействуются заранее зарезервированные гуманитарные фонды, к которым никто не прикасается до возникновения чрезвычайных ситуаций. 


- Какова примерная стоимость создания такого госпиталя? 
- Трудно сказать. Назову лишь нижний предел - сто тысяч долларов, а верхний даже трудно определить, поскольку речь может идти о миллионах долларов. Все будет зависеть от развития событий на границе, от числа пострадавших, от степени тяжести ранений и, разумеется, от того, как будет развиваться ситуация на политическом уровне. 


- Не приведет ли развитие событий к возникновению потока беженцев из Сирии в Израиль? Как известно, речь об этом заходила еще несколько месяцев назад...
- Прием Израилем сирийских беженцев никак не предусматривается. Но если вдруг поток хлынет, то, скорее всего, будет развернут палаточный лагерь на границе. Речи о том, что Израиль примет сирийских беженцев, нет. 


- Как сообщали средства массовой информации, в Израиле, находятся семеро раненых повстанцев. А как отреагировали на факт их приема на лечение сирийские власти? 
- Разумеется, они не пришли в восторг. Но сейчас сирийскому режиму не до выражения неудовольствия по поводу действий Израиля. А вот повстанцы отреагировали очень положительно. Прием тяжелораненых на лечение в Израиле воспринимается как акт доброй воли, как гуманитарная помощь, в которой действительно нуждаются люди. То есть, я бы даже сказал, что сирийский народ воспринял этот шаг очень положительно, и это важно для развития отношений в будущем. Разговор между народами, помощь народу - это всегда воспринимается хорошо. 


- В последнее время отмечаются контакты между сирийской оппозицией и Израилем - конечно, за пределами Израиля, на нейтральной территории. Так, один из лидеров оппозиции дал интервью израильской газете “Едиот ахронот”, подчеркнув, что повстанцы ждут более решительной поддержки со стороны Запада и Израиля... 
- Могу сказать, что действия Израиля на границе Сирии и Ливана нанесли существенный удар именно по режиму Асада. 


- Перенесемся к другим границам... Как известно, один из предметов вашей заботы сейчас - Болгария, а именно - семья водителя автобуса, погибшего в террористическом акте в Бургасе.

- Совершенно верно. В ближайшие дни я снова вылетаю в Болгарию, везу партию израильских игрушек для детишек детского сада в городке Гоце Долчев. Израильская помощь семье пострадавшего и его городу очень положительно воспринимается в Болгарии как знак понимания и солидарности в противостоянии террористической угрозе. 


- Резонно предположить, что ваша деятельность не ограничивается чисто гуманитарными миссиями. Сейчас Израилю очень важна позиция Болгарии и ее решимость добиваться внесения “Хизбаллы” в список террористических организаций. Кроме того, Бургас - один из европейских городов, ставший жертвой террористической атаки. Наверняка речь идет и о сотрудничестве в области безопасности... 

- Я, как вы понимаете, не могу обо всем говорить в рамках газетного интервью. 


- В течение всей последней каденции кнессета вы активно работали в направлении стран Ближнего Востока. Но вот теперь Аюб Кара остался вне кнессета. Соответственно, ваш офис закрывается... 

- Хотя Аюб Кара и остался вне кнессета, я совершенно уверен, что работа продолжится, разве что будет сменена вывеска. Скорее всего, мы станем специальным офисом при канцелярии главы правительства. 

“Новости недели”