Государство Любви. Беседа с писателем Иваном Александровичем Менджерицким

Эксклюзив "РБ"
№47 (605)

Корр.: Иван Александрович, три года назад мы с вами беседовали по поводу выхода в свет вашей книги «В тюрьму на танцы по пригласительным билетам», в которой, кроме повестей, рассказов и пьесы, был напечатан роман с одноименным названием. Я знаю, он многим понравился. Сейчас вышла в свет ваша новая книга «Осенью в Марин парке». Это тоже роман, но значительно превосходящий «В тюрьму на танцы по пригласительным билетам» не только по объему, но и по масштабу повествования. Это настоящий роман-эпопея, роман-хроника огромного пласта времени, в котором жили и продолжают жить ваши персонажи. И среди них главный герой – Егор Крутов.
И. М.: Я думаю, что роман «Осенью в Марин парке» не эпопея и не роман-хроника. По-моему, это, скорее всего, сага, прежде всего рассказ о семье Крутовых на протяжении 70 лет жизни в Советском Союзе.
Конечно, на жизни героев не могут не отразиться события, происходящие в стране и в мире. Но они все же фон, а главное в романе – судьбы людей, их победы и поражения, радости и горе, любовь и неприятие.
Одна дама-журналист сказала не без упрека: «Что это вы все о любви пишете?» Признаться, я ее не понял. Мне кажется, вся великая русская литература, да и мировая тоже, всегда рассказывала о любви. Пожалуй, нет темы более важной. Нет более сильных чувств, которые испытывает человек.
Герой романа «Осенью в Марин парке» Егор Крутов умеет любить: и своих родителей, и друзей, и женщин, которых у него в жизни было немало. Возможно, главная его драма заключается в том, что он одинок. В силу целого ряда обстоятельств у этого талантливого и хваткого человека, умного и порядочного, жизнь не сложилась. Но, как писал преподобный Ефрем Сирин в IV веке нашей эры, «Никогда не жалуйся, что Бог несправедлив. Если бы он был справедлив, он бы давно тебя покарал». За всеми невзгодами, за всеми несчастьями стоим мы сами. Все мы архитекторы своих судеб. Не ищите виноватых.
Много лет назад я был в гостях у одного из своих друзей. В тот вечер к нему приехал Расул Гамзатов. Он прочитал свое новое стихотворение по-русски, но это был практически подстрочник. По-аварски стихи не пишутся в рифму. Потом я нигде не встречал этого стихотворения. Я услышал его один раз, но помню до сих пор:

Я знаю, есть государство Любви,
И на его знамени нет звезд и полос,
Нет красной звезды с серпом и молотом,
Нет паучьей свастики,
А только твоя рука в моей руке.
 Я знаю, есть государство Любви,
И в его гимне не говорится,
Что Германия превыше всего,
И что Россия превыше всего,
И даже Дагестан превыше всего,
А любовь превыше всего
Вы знаете, есть государство Любви,
И в манифесте его не говорится:
«Мужчины, соединяйтесь!» или: «Женщины, соединяйтесь!»
И даже нету там: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»
А «Влюбленные, соединяйтесь!»
Я знаю – есть государство Любви...»

Корр.: На протяжении двух лет я был одним из слушателей отдельных глав вашего нового романа. Вы сами его читали. Мне, да и многим другим, было очень интересно. И вот книга вышла – добротный том (более 600 страниц) в твердом красивом переплете, с хорошим качеством полиграфии. Книгу приятно держать в руках...
И. М.: Книга действительно хорошо издана в Санкт-Петербургском издательстве «Сударыня». Чрезвычайно благодарен за это его директору Маргарите Васильевне Тоскиной. Издательство организовало презентацию романа в Санкт-Петербургской знаменитой публичной библиотеке. Я на эту презентацию прилетел.  Мне было очень интересно услышать мнение первых российских читателей, учитывая и то, что последний раз я был в России 12 лет назад.
Не буду рассказывать вам, как проходила презентация. Это было бы слишком комплиментарно. Среди присутствующих находились не только читатели, но и писатели, поэты, критики.
Корр.: Иван Александрович,  мне кажется вполне уместным процитировать отзыв моей доброй знакомой, петербурженки, литератора, человека, знающего толк в настоящем художественном слове. Вот что она мне написала в двух письмах: «4 октября была на презентации книги вашего друга Ивана Менджерицкого. Очень интересный человек, великолепный рассказчик, милый и обаятельный. Роман я еще не дочитала, но поначалу он показался очень интересным, а главное – великолепный язык...»
«...Роман дочитала. Получила истинное удовольствие. Роман для современного читателя, только обязательно думающего и привыкшего читать не только по диагонали, но и в соавторстве с автором».
От почитателей вашего писательского таланта я уже слышал восторженные отзывы о прочитанном романе. Знаю вас еще и как замечательного рассказчика, помню ваши работы на телевидении WMNB. Вы были очень популярным телеведущим. Думаю, читателю было бы интересно знать, хотя бы вкратце, что вы думаете о своей работе на телевидении, а главное – историю замысла и написания романа, насколько он автобиографичен.
И. М.: Телевидение для меня - это давно прошедшие времена. Я думаю, что телеведущий – это возрастная профессия. Это дело молодых. Конечно, это не относится к артистам, режиссерам и прочим создателям телепрограмм.
Думаю, что проще всего стать популярным помогает человеку именно телевидение. Поэтому, скажем, политические деятели в России готовы принимать участие в любых телепрограммах. Главное – «засветиться». Но какова ценность этой популярности? Владимир Познер как-то сказал: «Если круп лошади каждый день показывать на телеэкране, то через неделю его будет узнавать вся страна». Хорошо бы помнить об этом.
Теперь по поводу вашего вопроса о книге. Она не автобиографична. Хотя известно, о чем бы человек ни говорил и ни писал, он говорит и пишет о себе. Многие персонажи романа даже не имеют своих прототипов. Но в реальности существования этих людей, насколько мне известно, никто не сомневается. Я хотел написать историю жизни семьи советских интеллигентов с 1937 по 2007 год. Как они жили, как старались оставаться самими собой, как проигрывали, как побеждали и - как любили.
Корр.: В романе жизнь героев проходит в гуще политических и исторических событий. Некоторые из них вы описываете с документальной точностью...
И. М.: Это объясняется очень просто. Главный герой – Егор Крутов, по образованию журналист, сотрудничает с телевидением, кинематографом. Он должен быть в курсе событий, происходящих в стране и в мире. Отсюда и появляются в романе некоторые реальные исторические персонажи, которых я знал. Конечно, в повествовании действуют и реальные политические фигуры, с которыми я знаком не был, но тщательнейшим образом изучал их жизнь, их невероятные взлеты и сокрушительные падения.
Корр.: Ваш главный герой Егор Крутов вызывает чувство симпатии и понимание.  Окуджавовское «Совесть, Благородство и Достоинство – вот оно святое наше воинство» – как нельзя точнее характеризует Егора, его родителей, дядю Лешу и других близких им по духу людей. Эти человеческие качества постоянно входили и входят в непримиримое противоречие с политикой власть предержащих в России во все времена. Скажите, пожалуйста, судьба Егора – это победа или поражение в этом противостоянии Добра и Зла?
И. М.: Я не думаю, что слова «непримиримое противоречие» честных, порядочных людей с политикой власть предержащих точно отражает суть отношений в обществе. Конечно, многие по первому призыву бросают в воздух чепчики, выкрикивают приятные для слуха власти здравицы и дружно голосуют за того, за кого нужно. Но всегда находились люди, которые сохраняли чувство собственного достоинства. Егор Крутов и близкие ему люди - из их числа.
Корр.: Эмиграция - для одних людей трагедия, для других – новая и счастливая жизнь. Была ли жизнь Егора Крутова в эмиграции трагической ошибкой или, наоборот, осознанием своей свободы, своего рода спасением чести и достоинства от посягательств системы бывшей Отчизны?
И. М.: Я не думаю, что иммиграция для Егора Крутова сыграла главенствующую роль в осознании им собственной судьбы. Он не стремился в эмиграцию, как и многие иммигранты, живущие здесь. Так сложилась их жизнь. Я думаю, неправомерно ставить вопрос о том, была ли его эмиграция трагической ошибкой или осознанием своей свободы. Егор Крутов не революционер и даже не диссидент. Диссидент переводится как несогласный. Живя в Советском Союзе, он был не согласен со многими решениями партии и правительства, а также не согласен со многими решениями властей США. Живя в США, он также не согласен с тем, что происходит в России, в США и вообще в мире. Но надо признать, что он не из тех, кто ходит на демонстрации и добавляет свой голос в общий хор. Можно сказать, что он не героическая личность. С другой стороны, как назвать человека, который никогда не восторгается властью, силой богатства, тем, что дает человеку богатство и власть. По-моему, это и есть герой – герой нашего времени. А от революций и революционеров выходцы из бывших республик Советского Союза давно устали и не ждут ничего хорошего.
Корр.: Не могу согласиться с вашей оценкой героя нашего времени. Неодобрение  порочной системы – это хорошо, но, мне кажется, что этого мало. Необходимость противодействия этой системе вытекает из нравственности. Совесть не позволяет быть наблюдателем. К сожалению, только небольшому числу людей хватает мужества на это противодействие. Это не героизм. Это проявление мужества. И это заслуживает уважения.
И. М.: Возможно, вы правы. Но мой герой – такой, каким я его создал, а вовсе не такой, каким бы хотели его видеть, в частности, вы...
Корр.: Иван Александрович, зная Вас, могу предположить, что творческая работа продолжается и в обозримом будущем мы сможем познакомиться с вашим новым произведением. Что это будет?
И. М.: Замыслов много. Но конкретно пишу небольшую повесть под названием «Катилося яблочко розовый цвет...».
Корр.: И о чем пишете?
И. М.: Ясное дело – о любви.
Корр.: Это замечательно. Мне кажется, что любви никогда не бывает много, ее всегда не хватает. А Вы своим творчеством восполняете ее дефицит. Всяческих Вам удач и сил! Спасибо Вам большое за эту беседу.
В заключение хотел бы сообщить заинтересованным читателям , что они могут приобрести роман «Осенью в Марин парке», позвонив по телефонам (718) 701-4217 и (347) 248-5064.
И. М.: Спасибо Вам. Спасибо газете «Русский базар».