КОЗЛЫ РВУТСЯ В ОГОРОД

В мире
№47 (605)

На сегодня в Стабилизационном фонде России 150 миллиардов долларов накоплений - сверхдоходы от продажи нефти. С 1 февраля 2008 года Стабилизационный фонд разделится на два – Фонд национального благосостояния (ФНБ) и Резервный фонд. Можно представить, сколько людей – и каких людей! – жаждут пораспоряжаться общими деньгами на благо нации. На их языке это называется "эффективное управление".
На минувшей неделе бюджетный комитет Совета Федерации предложил свои идеи. Там прошел “круглый стол” "Вопросы эффективного управления средствами Резервного фонда (РЗФ) и Фонда национального благосостояния (ФНБ)". С основным докладом выступил сенатор Андрей Вавилов – первый заместитель министра финансов России в ельцинские времена. Его уже называют главным идеологом инвестирования наших денежных накоплений, цитируют его статью под названием "Стратегические фонды" в журнале "Профиль".
Сенаторы рекомендовали правительству "взять за основу" вавиловский доклад для дальнейшей работы. Суть простая: нечего над златом чахнуть, позволять ему лежать мертвым грузом. Деньги надо вкладывать в акции компаний, как делает это, например, Норвежский фонд, получая до 40 процентов прибыли за счет инвестирования.
Вроде бы заманчиво. Но, как всегда в таких случаях, есть риск. А российское министерство финансов сводит его к минимуму, разместив средства за рубежом в долларах, евро и английских фунтах стерлингов.
Можно было бы понять порыв сенаторов как исключительно благой и бескорыстный, направленный на приумножение богатств страны, если бы не вездесущие американцы. Месяц назад, 23 сентября, газета "Нью-Йорк таймс" сообщила, что господин Вавилов открыл в Нью-Йорке представительство своего хедж-фонда - IFS Hedge Fund - с целью привлечения денег инвесторов. До этого фонд Вавилова, открытый им в 2004 году на Багамских островах, не привлекал посторонние средства. И 200 миллионов долларов, вложенные им, ежегодно приносили более 20 процентов прибыли.
Но, видимо, масштабы уже не устраивают. А для больших масштабов нужны еще большие вложения. Где их взять? "Нью-Йорк таймс" пишет: "Вавилов сказал, что его IFS Hedge Fund будет играть центральную роль в случае размещения в частных фондах части средств российского Стабфонда".
Центральную роль! Как ехидно говорят в таких случаях: "Чертовски хочется поработать!"
Участники “круглого стола” в Совете Федерации также рекомендовали правительству "учесть возможность приобретения долговых обязательств компаний, контролируемых государством, таких, как "Газпром", РЖД (Российские железные дороги – С.Б.), "Транснефть", "Роснефть", а также акций российских компаний".
Однако независимые экономисты давно бьют тревогу: мощные государственные и полугосударственные корпорации набрали займов за рубежом в немыслимых количествах – более 310 миллиардов долларов. И случись что – расплачиваться государству. Очевидно, что при серьезных затруднениях первым делом ухнут деньги Стабилизационного фонда. Всем известно, что бывает, когда пускают козла в огород. Кстати, в России доллары иногда называют "капустой".
Бывший советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов отозвался кратко, подражая классику: "Своруют!" Он говорил вообще, о российской традиции по отношению к казенным деньгам. Но, не исключено, имел в подсознании и некоторые персоны.
К примеру, Андрея Вавилова можно назвать Заслуженным подозреваемым России в свершении финансовых махинаций. За ним числится 6 (шесть) уголовных дел, которые возбуждались-открывались, а затем незаметно закрывались. О его всемогуществе, непотопляемости ходят легенды. Первый заместитель министра финансов в ельцинские времена, он был гораздо больше, чем первый зам. Он был начальником финансов в предвыборном штабе Ельцина 1996 года. То есть координировал деньги, поступающие от всех тогдашних олигархов - Березовского, Ходорковского, Фридмана, Гусинского, Потанина, Смоленского, Виноградова.
С приходом новой власти Андрей Вавилов еще больше возвысился. В 2000 году он получил - ни много, ни мало - компанию "Северная нефть". Тогда она оценивалась в 150-200 миллионов долларов. Но когда через два-три года Вавилов продал ее государству, страна заплатила за нее 600 миллионов долларов. Даже тогдашний премьер-министр Михаил Касьянов, также подозреваемый в махинациях, возмутился: "Эта сделка была произведена в неком тумане, это было в тумане... абсолютно... тогда казалось, что такого уже не должно быть, таких полутёмных дел".
На полученные деньги Вавилов в 2004 году завел фонд на Багамских островах, одновременно исполняя обязанности российского сенатора, члена Совета Федерации от Пензенской области.
И тут что-то случилось. Впрочем, такое в России постоянно случается. Кто-то кого-то все время пытается съесть. С помощью правоохранительных органов. В январе 2007 года Генеральная прокуратура вспомнила дело 1997 года о продаже Индии истребителей "МиГ". Скорее всего, изначально мишенью был не Вавилов, а тогдашний руководитель фирмы "МиГ". Его арестовали, и он, наверно, отмалчиваться не стал. И вновь всплыла фигура Вавилова. Будучи первым заместителем министра финансов, он выдал кредит в 231 миллион долларов. В счет будущего контракта с Индией. Но договор почему-то не подписали, а 231 миллион долларов исчез.
В январе же Верховный суд вынес заключение о наличии признаков преступлений (злоупотребление должностными полномочиями и мошенничество в особо крупном размере) в действиях Вавилова, когда он занимал пост первого заместителя министра финансов. Генеральная прокуратура направила представление в Совет Федерации о лишении сенатора Вавилова парламентской неприкосновенности.
Сейчас все понимают, что это была игра. У Совета Федерации было два с лишним месяца, чтобы рассмотреть вопрос о парламентской неприкосновенности. Но Совет Федерации тянул, не говоря ни "да", ни "нет". А 1 апреля истек 10-летний срок давности – и дело закрылось само собой.
На прошлой неделе Андрей Вавилов, опытный финансист и видный государственный деятель, учил правительство, как распорядиться миллиардами Стабилизационного фонда. По сути, предлагая услуги своей фирмы в Нью-Йорке. Похоже, слово "репутация" не имеет к нашей действительности никакого отношения. Или наоборот – имеет, но только с отрицательным знаком.
Москва