Нарушен баланс властей

Факты. События. Комментарии
№51 (295)

В последние недели голос "дженерал атторни" Джона Эшкрофта звучит в эфире не реже, а в некоторые дни и чаще, чем голоса президента и министра обороны, хотя время - военное. Впрочем, не то что уж совсем военное. Враг обозначен словом "терроризм", и лик его требует постоянного уточнения, даже его географические координаты, и те известны только приблизительно. После уже свершившихся терактов у властей есть все основания полагать, что враг окопался и внутри страны. И потому мы внимательно слушаем Джона Эшкрофта и согласно киваем головой, когда он говорит, что необходимо наладить "слежку за террористами", что им, террористам, "не удастся спрятаться за ширмой религиозных и политических свобод".
Волшебное слово "террорист" заставляет большинство американцев с одобрением отнестись к мерам, ощутимо ограничивающим гражданские свободы. Согласно социологическим опросам, более 70 процентов респондентов согласны на прослушивание частных телефонных разговоров, на аресты по подозрению, на допросы "с пристрастием" и учреждение трибуналов, где дела будут слушаться в закрытом порядке, а приговоры будут окончательными и обжалованию не подлежащими. Правда, все это, по идее, не должно касаться тех, кто имеет законный статус американского гражданина. Тем не менее уже зазвучали и голоса протеста.
Очередной номер журнала "Ньюсуик" опубликовал разом несколько такого рода материалов. Ивэн Томас и Майкл Изикофф в статье, заголовок которой можно перевести как "Юриспруденция отступает в тень", довольно резко ставят вопрос: не нарушают ли жесткие правительственные меры баланса между гражданскими свободами и заботой о безопасности страны? Судя по примерам, приведенным авторами, сами они уверены, что да, баланс нарушается. Некий выходец из Египта, скажем, живет в США уже 22 года, ни в чем дурном не замечен, работает, учится, обзавелся семьей, дети его с рождения получили американское гражданство. Но в один далеко не прекрасный день его арестовали прямо в офисе, посадили в тюремную камеру вместе с тремя десятками таких же подозреваемых. Адвокатов ко всем заключенным не допустили, официальных обвинений не предъявили. Египтянина и еще нескольких человек через три недели выпустили, остальные продолжают сидеть "по подозрению".
Авторы статьи сообщают и о таком факте. Аресту и тюремному заключению подверглась группа из 11 молодых израильтян, приехавших в США как туристы. Их приняли за арабов. Красот американской природы и достижений страны они так и не увидели - весь срок своего отпуска провели за решеткой. Подобных случаев немало. Более 1200 человек уже подверглись задержанию, и аресты тех, кого полицейские чины считают подозрительными, продолжаются.
В статье "Святой воин на горячем месте" Дэниэл Клайдман и тот же Майкл Изикофф останавливаются на личности самого Джона Эшкрофта, подчеркивая его неуемную любовь к порядку и склонность к историческим параллелям. До "черного вторника" 11 сентября, пишут они, Эшкрофт откровенно скучал в своем офисе. Теперь он энергичен, бодр и готов к нововведениям. Чтобы оправдать аресты и учреждение трибуналов, он ссылается на президентов Вашингтона и Линкольна. Первый в период Войны за независимость, второй во время Гражданской войны тоже ввели институт военных трибуналов для борьбы с предателями. По мнению Эшкрофта, поддержанному президентом Бушем, наступил момент последовать их примеру.
Короткий исторический экскурс Стюарда Тэйлора, опубликованный в том же номере журнала, дает в целом отрицательную оценку опыту давно минувших лет. Он, по мнению Тэйлора, не укрепил, а, наоборот, ослабил принципы американской демократии. В частности, породил прецедент нарушения баланса трех ветвей власти, отдав предпочтение исполнительной и судебной власти в ущерб законодательной. Еще один прецедент такого же характера способен привести к крайне нежелательным последствиям.
Известный политический обозреватель Джонатан Алтер поддерживает именно эту точку зрения. Он считает, что учреждение трибуналов для тех, кто уличен в терроризме или в пособничестве ему, акция вполне оправданная, однако ни президент, ни его "дженерал атторни" не имели ровным счетом никакого права вводить ее своими единоличными решениями.
Алтер напоминает, что еще пару месяцев назад Эшкрофт втайне составил проект этого документа, передал его Бушу, который, в свою очередь, познакомил с проектом узкий круг членов Конгресса. Проект назывался "Временной отменой акта Хабеас корпус" и обсуждению не подлежал. Поясним. Никакого "Хабеас корпус" в Америке отродясь не бывало. Это акт, который английские бароны в середине 17-го века заставили подписать короля. В Великобритании нет конституции, и законодательство опирается, в частности, и на этот акт, обеспечивающий человеку право на судебную защиту от властей, презумпцию невиновности и т.п. Конституция США гарантирует те же права, ссылка м-ра Эшкрофта на Хабеус корпус просто придает его инициативе флер торжественности, особой значимости.
Джонатан Алтер рассказывает, что конгрессмены из "узкого круга" пришли в ужас от предложений Эшкрофта учредить трибуналы. И не только демократы, но и однопартийцы Буша. Республиканец Джеймс Сенсинбреннер в сердцах вычеркнул эти строчки из проекта. А когда президент 13 ноября, минуя обсуждение в Конгрессе, подписал указ и проект стал законом, другой республиканец, Зоэ Ловгрен, назвал действия президента "волевым захватом власти". Сто с лишним лет назад президент Линкольн все-таки поступил по-иному. Его указ о введении трибуналов был опротестован Верховным судом, однако Линкольн сумел добиться согласия Конгресса на применение указа в отношении предателей, поднявших антиправительственное восстание в Балтиморе. Во время Второй мировой войны президент Рузвельт разрешил отдать под суд без веских доказательств вины лишь 8 человек, подозревавшихся в преступных связях с гитлеровской Германией.
Ситуация сегодня тревожная. но все же далека от той, какой она была в период Гражданской и двух мировых войн. Нет достаточных оснований, считает автор статьи, наотрез отказываться от привычного для американской юстиции принципа: лучше отпустить десять виновных, чем осудить одного невинного. Если широко толковать инициативу Эшкрофта, аресту "по подозрению" можно подвергнуть не менее 20 миллионов человек, проживающих на территории Соединенных Штатов.
По мнению Алтера и экспертов, на которых он ссылается, выездные трибуналы уместны для решения судьбы террористов, захваченным в других странах, - не везти же их всех на суд в Америку. Что касается разбора дел на территории самих Соединенных Штатов, то этим должны заняться существующие военные суды под надзором федеральных судей. В противном случае у нас, американцев, исчезает право критиковать, например, Египет за приговоры, не предусматривающие возможности для апелляции и пересмотра дела. Больше того, в некоторых странах не всем подсудимым предоставляется право на юридическую защиту. Получается, что в Америке теперь может происходить нечто похожее.
Названные публикации журнала "Ньюсуик" единодушно возражают против чрезмерно жестких, по мнению авторов, мер по обеспечению безопасности страны от террора. Напечатанное на тех же страницах интервью с Джоном Эшкрофтом общей оценки не меняет. Разумеется, Эшкрофт оправдывался, ссылался на необходимость обеспечить населению страны полную безопасность и утверждал, что ни на йоту не отступил от принципов и духа Конституции США. Суждения по этому поводу, как мы видим, могут быть разными.
Русскоязычные иммигранты постарше, наверное, хотели бы не вспоминать о жутком опыте сталинских времен, о пресловутых "тройках", выносивших решения за пять минут, о зловещей пропаганде, истерично твердившей, что кругом враги. Америка, конечно, ничего общего с бывшим Советским Союзом не имеет и иметь никогда не будет. Эта страна признанный всем миром эталон гражданских прав и свобод. Именно поэтому даже малейшее их ущемление частью населения воспринимается болезненно.
Официальное название должности Джона Эшкрофта, "дженерал атторни", трактуется по-разному. Это и главный адвокат, и генеральный прокурор, и министр юстиции. Три должности в одном лице. Не беда, лишь бы он сам, даже незаметно для себя, не превратился в некое подобие незабвенного товарища Вышинского. А что касается выявленного опросами большинства, стоящего на его стороне, то мы, слава Богу, живем в стране представительной, а не абсолютной демократии. И государственные проблемы тут решаются не так, как их решали на новгородском вече или на римском Форуме. Здоровое противостояние исполнительной власти не способно нанести ущерба истинной демократии.


Комментарии (Всего: 1)

Проверка

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *