Храбрые царедворцы

В мире
№45 (603)

В сказке Евгения Шварца первый министр говорил королю: “Я старик честный, старик прямой. Я прямо говорю правду в глаза, даже если она неприятна... Вы великий человек, государь!”
Точно так же с истинно солдатской прямотой Никита Михалков, Зураб Церетели, Таир Салахов и Альберт Чаркин со страниц правительственной “Российской газеты” сказали президенту Путину: “Будущее России немыслимо без Вас как президента нашей страны... Благодаря Вашим усилиям были достигнуты социальная стабильность и прогресс, необычайно повысился авторитет нашей Родины во всем мире... России необходим Ваш талант государственного деятеля, Ваша политическая мудрость. Очень просим Вас.., чтобы Вы остались на своем посту на следующий срок”.
Ну написали и написали. Мало ли кто и что пишет. Хочется им, чтобы Владимир Владимирович Путин остался, – вот и просят. То ли бескорыстно, то ли с выгодой боятся, что при смене власти Церетели и Салахова уберут от руководства Академией художеств, Михалкова – Российским фондом культуры и Союзом кинематографистов, а Чаркина – от ректорства в Репинском училище.
Но ситуацию общего безразличия и слабой иронии взорвало то, что они подписались: “От имени всех представителей творческих профессий в России”. Они же, четверо наших храбрых царедворцев, никого не спросили. Ну никаких там даже пленумов не провели, не говоря уже о съездах. Наверно, с одной стороны, испугались, что вольный народ не поддержит, с другой – решили, что если явочным порядком написать, поставить перед фактом, никто не осмелится возразить.
Тут они крепко промахнулись. “Представители творческих профессий России” пришли в бешенство. Сказать, что возмутились, – будет мало. Как из мешка посыпались письма протеста – благо интернет принимает всех. Десятки и сотни подписей. И с каждым днем их число увеличивается.
А это уже не есть хорошо для инициаторов верноподданного письма. Возникает ощущение, будто вся российская творческая интеллигенция против всенародно любимого и единственно возможного.
Нет, конечно, она лишь против третьего срока, против нарушения Конституции.
Но ведь возникает ощущение...
И что теперь делать? Срочно собирать хорошо подготовленные пленумы союзов писателей, художников, кинематографистов, журналистов, композиторов?.. Так обязательно кто-нибудь там выскочит и ляпнет неподобающее, да и вообще получится балаган.
В дурацком положении оказались и руководители “Российской газеты”. Более сотни “представителей творческих профессий” потребовали опубликовать в “РГ” их письмо против “антиконституционной провокации”. Почему опубликовали Церетели и Михалкова, а нас не хотите печатать? Нас – больше! В панике газета заблокировала доступ к комментариям “письма четырех” на своем сайте.
В общем, уже балаган. Хотя на самом деле – серьезный протест. Очень неприятный для власти. Тем более - неожиданный.
“Образованный слой людей последнюю пару лет как бы оцепенел, даже не от страха, а от безысходности - от них ничего не зависит, - прокомментировал этот взрыв поэт Лев Рубинштейн. - Но, видимо, пропагандистская машина государства перешла некоторую границу, после которой люди решили реагировать”.
“Письмо Михалкова и Церетели исполнено в такой холуйской манере, что это и стало причиной нынешней острой реакции, - считает режиссер Андрей Смирнов. - Многим все-таки хочется верить в то, что крепостное право не вернулось”.
Одновременно с Михалковым, Церетели, Салаховым и Чаркиным с той же просьбой к Путину обратились участники митингов в Волгограде, Чечне, Твери, Ржеве, Владикавказе, Петропавловске-Камчатском, Якутске, Новосибирске... В Твери, например, собрали 10 тысяч человек, в Грозном – 20 тысяч. Чеченские студенты были одеты в футболки с изображениями президента Чечни Рамзана Кадырова и Владимира Путина, несли транспаранты “Дадим Путину третий срок!”
Студенты – это хорошо. С чувством юмора у них порядок. А вот в Петропавловске-Камчатском до детей добрались. Руководители Камчатских отделений партий “Справедливая Россия” и КПРФ Сергей Павлов и Михаил Смагин утверждают: “Градоначальник дал команду школам и детским садам собраться на митинг. Там плевались все сотрудники”. А в Твери студентов и старших школьников сгоняли на митинг по приказу начальника городского управления образования. Причем не устному, а письменному, с подписью!
Административно организованная публичная любовь к президенту ширится, растет, захватывает страну. Но за “акциями” трудно увидеть, а как на самом деле относится население к идее третьего срока. Например, в программе “К барьеру” на канале НТВ тот же Никита Михалков спорил с писателем Виктором Ерофеевым. И проиграл. Против третьего срока проголосовало 90 тысяч зрителей, а за - только 52 тысячи. Это тревожный звонок.
Можно сказать, что НТВ – не показатель. К тому же канал принимают не везде. Более презентабелен опрос социологических служб.
Согласно им, в стране стремительно растет число людей, которые считают, что в России сложился культ личности или же предпосылки к нему. Таких – 49 процентов из числа опрошенных. А в марте прошлого года – 31 процент.
“Согласны ли вы с мнением, что кроме Владимира Путина в России сейчас нет других достойных кандидатов на пост президента России? – таким был вопрос “Левада-центра”.
“Нет” – ответили 45 процентов опрошенных.
“Да” - 43 процента.
Довольно неожиданный результат на фоне, казалось бы, всеобщего желания и стремления видеть президентом только Путина.
Более того, 60 процентов уверены, что ничего ужасного не случится, если президентом станет другой человек.
Значит, организаторы переусердствовали? И безудержная пропаганда приведет к обратному результату уже на парламентских выборах, на которых Путин возглавляет список партии “Единая Россия”? Ответ даст только голосование. Но и его нельзя признать точным, поскольку нет уверенности в объективном подсчете бюллетеней. Это показали и прошлые всеобщие выборы, и региональные.
Некоторые эксперты считают, что “акции всенародной поддержки” дают психологический эффект, побуждая в массах “чувство причастности и создавая ощущение ответственности за будущее страны”. И одновременно - стимулируя явку избирателей. Другие прямо говорят, что идет давление, что это “попытка воздействовать на массовое сознание людей в том духе, что все за Путина, поэтому и ты должен быть за Путина”.
Усилия власти и партии власти часто выглядят как медвежья услуга, как очевидная глупость. Но, может быть, только на первый взгляд? Может, авторы кампании знают больше нас о пропаганде, обработке сознания и вообще обработке населения. Может, такими даже нарочитыми акциями подавляется импульс к самостоятельному решению, прямо и грубо вбивается в мозги и в души “единственно правильный выбор”. А может, так закладывается и подспудное чувство страха. Ведь никто в Советском Союзе не заставлял голосовать за “нерушимый блок коммунистов и беспартийных”, голосование было тайное – пиши в бюллетене что хочешь. Но все в глубине души опасались: узнают – житья не будет.
Москва