Впервые на Бродвее

Досуг
№5 (876)

 

Продолжение. Начало в №870-875
 
ГЛАВА СЕДЬМАЯ  
 
ОДНО ИЗ ПОДСОБНЫХ ПОМЕЩЕНИЙ 
8-ЭТАЖНОГО БИЛДИНГА В БРУКЛИНЕ
(В помещении двое в рабочих куртках с нашивками технической службы этого дома).
- Еще кофе или по рюмочке коньяка?
– Нет, пожалуй, только кофе. И побольше сахара. Как говорил один мой знакомый,  кофе должен быть черным, как преисподняя, сильным как смерть и сладким как любовь. Кстати, о преисподней - как там наш Ифрит? Надеюсь, ни в чем не нуждается?
- Этот Ифрит - как и любой из джинов ада - обладает нечеловеческой силой и хитростью. А наш - еще и похотью...  Так что женщины заменяют ему и вино, и все эти компьютерные и телевизионные развлечения. Он любит деньги и все, что можно получить за деньги... В отличие от русского... Который намного опаснее Ифрита...
- Опаснее Ифрита? 
- Если человеку не нужны деньги, он становится опасным. Нет, разумеется, и ему нужны деньги, но, так сказать, не для личного пользования. Только на дело - на СВОЕ святое дело. И, слава Богу, ЕГО святое дело совпадает с нашими интересами и задачами... 
Напоминаю, завтра с утра Ифрит должен быть здесь...
- Ты собираешься поручить ему русского?
- Я собираюсь только передать ему поручение босса. 
- Мне все же не совсем понятно... Пожертвовать таким человеком, как русский... 
- Цель - важнее! Босс считает, что первый объект засвечен.  Поэтому он и приказал русскому убрать Питера...  Русский, в свою очередь, поручил это дело Ольге. Ну, а с самой Ольгой разобрался Хосе... Покойный Хосе...  Получается, что тема с первым объектом закрыта.  Остается только второй вариант – мы и Ифрит. Так для чего боссу нужен этот русский?.. К тому же рано или поздно, но он докопается до того, кто приказал убрать Ольгу. Для чего боссу проблемы? Ладно, свари мне еще чашечку... Кофе у тебя получается действительно великолепный...
 
ШТАБ-КВАРТИРА FBI
После сообщения о пожаре в Ольгиной квартире последовала тягостная пауза... Биг Бен молча повернулся и вышел из комнаты, Джошуа вышел вслед за ним,  Марк пожал плечами и вернулся к своему компьютеру. Ари... Ари уперся  взглядом в стенку, как царь Валтасар на своем знаменитом пиру, когда увидел горящую надпись – «Мене, текел, фарес» (Исчислено, взвешено, измерено)... 
А я... Я совсем некстати вспомнил, что уже более суток не звонил ни домой, ни к Аркадию Львовичу. Представляю, какой кипеш подняла жена и сколько раз она уже звонила в полицию. Все, как я понимаю,  уверены, что я все еще сижу в камере. Не говоря уже о том, что если Аркадий Львович сообщил моей ведущей в офис, что я был арестован и нахожусь в полиции  (чтоб он, да не сообщил!), то я запросто могу лишиться и своего кейса с Аркадием Львовичем,   и самой работы.
- Ари, - тихонько позвал я, - а  где я де-юре сейчас нахожусь? Де-факто, - здесь, у вас... А  официально? Все еще в полиции? Мои же, наверное, уже сидячую забастовку там устроили... 
- О, черт, - прорычал Ари, - я совсем упустил это из виду...  И что с тобой теперь делать? Выпускать тебя отсюда нельзя, кто тебя знает, кому ты можешь обо всем растрепаться... 
- Ты меня совсем идиотом считаешь, - возмутился я, - кому это я могу «растрепаться»? Жене?!
- Почему жене? За ТАКУЮ информацию телевидение и газеты тебя озолотят! «Правительство скрывает от граждан смертельную опасность!»  «Вирус может убить миллионы нью-йоркцев!» Мы знаем тебя чуть более двух суток, и ты считаешь, что мы можем выпустить тебя отсюда с ТАКОЙ информацией?! 
- Ну,  и что же теперь делать?..
- Подожди немного, я сейчас созвонюсь с Джошуа...
 
Джошуа пришел не один, а с Биг Беном и с какой-то здоровенной, но довольно симпатичной и относительно молодой дамой.
- Ари, Олег,  вы сейчас идете с нами - отрывисто приказал Джошуа и открыл незамеченную мною  раньше дверь в дальнем углу зала.  Там оказался маленький кабинетик. 
- Присаживайтесь и слушайте меня внимательно. Вопросы приветствуются, возражения не принимаются, - категорично начал он. - Мы тебя отпускаем. Вернее, не ОТпускаем, а ВЫпускаем. Тебя сейчас незаметно переправят в тот полицейский участок, из которого мы тебя  вывезли. Затем тебя отвезут в суд, где судья ознакомится  с рапортом полицейских и приговорит тебя к штрафу за... Судья сам придумает за что. Из суда ты прямиком пойдешь в банк и оплатишь этот штраф. Не морщься, деньги тебе вернут. В банке, в очереди, ты разговоришься и познакомишься с этой леди, - кивок в ее сторону, - и вы уйдете из банка вместе.                       Я не стану сейчас представлять вас друг другу, чтобы в банке все выглядело достаточно правдоподобно. Она станет твоим телохранителем на эти пару дней. И гарантом того, что у тебя не состоится никаких ненужных встреч и разговоров без нашего ведома. После посещения банка ты вернешься в суд и предъявишь квитанцию об оплате штрафа. Потом вернешься в полицейский участок и заберешь все, что у тебя изъяли при задержании. В том числе и ОБА телефона: твой и тот, который был обезврежен нами. Среди изъятых при аресте вещей будут и твои наручные часы. Учти, в них вставлен некий чип, который позволит нам с точностью до нескольких сантиметров знать, где ты находишься в данный конкретный момент времени. И слышать все, что говоришь ты и что говорят тебе. Это, как ты сам понимаешь, необходимость в нужный момент принять нужные меры. Все понятно?
- Пока, да... А что потом?
- Потом? Потом ты позвонишь в свой офис.  Дома объяснишь жене все как было, за исключением нахождения у нас. Сам придумаешь по обстоятельствам...   
- Насколько я понимаю, вы хотите сделать из меня некую подсадную утку? Вдруг на меня  кто-то клюнет... Кто-то, от кого я получил этот телефон, гори он огнем... Так ведь? 
- Грамотно, - одобрительно кивнул Биг Бен. - Но только вряд ли они свяжутся с тобой. Для чего им это? Они уже убрали и этого Питераа, и Ольгу. Обрубили концы. Но шанс, повторяю, МАЛЕНЬКИЙ ШАНС, что телефон хранит смертоносный вирус, у них есть. Среди полицейских тоже немало людей, халатно относящимся к своим обязанностям. Могли просто скинуть все изъятое у тебя в ящик без всякого детального осмотра... 
- Тогда один вопрос: могу я оплатить этот штраф в Бруклине? Где-нибудь недалеко от своего дома? Там кассиры говорят по-русски, мне будет легче с ними объясняться... 
Ари перевел все это Биг Бену, тот кивнул и Ари отвел меня к автомобилю.
Дальше все шло по сценарию Биг Бена.
Меня привезли в полицию и поместили в ту же камеру, из которой выдернули меньше суток назад, потом вызвали и в сопровождении двух копов отвезли в суд. 
«Рассмотрение» моего дела не заняло и 10 минут, после чего мне вручили решение судьи и я отправился в банк оплачивать штраф. 
ОДИН ИЗ БРЕНЧЕЙ ЧЕЙЗ МАНХЕТТЕН БАНКА. В БРУКЛИНЕ.
Моя попытка подойти в банке к  свободному окошку была немедленно пресечена одним бойким старичком:  
-  Вы что, спешите скорее, чем я?
- Простите, но это окошко свободно. Оно для бизнесов...  А мне нужно оплатить штраф. Государству нужны мои деньги.
- Это вы - бизнес?  Я не вижу в вас никакого бизнеса, я вижу здесь человека, с которым мне стыдно стоять в одном банке...
- Вы хотите встать именно к этому окошку? Да ради Бога, видите, я уже отошел, пожалуйста, подходите...
- Он мне еще будет указывать, где мне стоять! Я стою именно туда, куда я пришел, а вам я сделал замечание из принципа! Чего это все стоят как люди, а этот лезет, как будто уже пожар...
- Мужчина, - раздался воркующий голос, - становитесь впереди меня, я вижу, вы торопитесь...
Я повернул голову на голос и увидел именно ту даму, которую видел в штаб-квартире FBI пару часов назад... 
Но когда и как она успела так преобразиться?! 
Передо мной стояла вульгарно накрашенная тетка с невероятно длинными приклеенными ногтями немыслимого ядовито-фиолетого цвета, в оранжевых полусапожках и облизывалась на меня, как мой кот на сметану после суточной голодовки.
- Спасибо огромное, я действительно очень спешу... И, как назло, сегодня я не на колесах...
- Тогда становитесь, оплачивайте свой штраф, и подождите меня минутку. Я никуда не спешу и подброшу вас... 
Она вышла почти сразу же за мной. 
- Ну, давайте знакомиться... Я – Света, жила в Одессе, здесь уже больше 15 лет. Работаю в FBI  инструктором по боевым искусствам. Про вас, Олег,  мне уже все рассказали. Моя задача – быть рядышком с вами, изображая сексуально озабоченную женщину и в случае необходимости защитить вас от возможной опасности. Мы сейчас едем в полицию, заберем ваши вещи, и поедем на штрафную  стоянку за вашей машиной. Но машину  вы... давай сразу перейдем на ты, а то странно как-то:  я за тобой, по идее, ухлестываю, но при этом на «вы»... Нелогично, согласен?
- Естественно... А где твоя машина?
- Вон она - черная «camry». Эти пару дней будем ездить только на ней. Она так нашпигована всем, чем только можно...
- Но ты же сказала, что мы заедем в полицию, а потом поедем забирать мою...
- Все правильно, поедем, но ты ее не возьмешь. Она... несколько помята... Это ребята постарались,  чтобы у тебя был предлог ездить со мной, ясно? Тогда поехали...
Все так и вышло... В полиции сняли копию с квитанции об оплате штрафа, вернули все вещи, в том числе и тот второй мобильник. Что касается часов, то Света сказала, что с ними все в порядке, что ее коллеги постоянно нас слушают и знают, где мы находимся. Более того, за нами все это время, постоянно меняясь, будут следовать несколько машин подстраховки. Но, как она сказала, это не должно меня «парить».
На штрафной площадке Света устроила жуткий скандал, орала, что они изуродовали машину ее друга, что она ее забирать в таком виде не намерена, сделала десяток фотографий всех дефектов, и мы благополучно отбыли в направлении моего соскучившегося Аркадия Львовича. Я поднялся к нему, а Света осталась ждать меня в машине.
Не буду описывать трогательную встречу, расспросы и всю ту лапшу, которую я навесил на его старенькие уши. Заодно позвонил в свой  офис, поплакался на пережитый стресс, и выклянчил себе отпуск на три дня. Осталось только решить вопрос с женой. Ей так просто лапшу не навешаешь... 
МНОГО ЛЕТ НАЗАД...
Это было за год до окончания Ольгой Института иностранных языков.  В городе проходил какой-то международный форум. Как всегда, в целях прохождения практики (и экономии средств на профессиональных переводчиков) привлекли студентов инъяза. Так она познакомилась с обаятельным господином Багирли, членом иранской делегации, к которой она была прикреплена в качестве переводчика. Он немного владел русским и у него с Ольгой, естественно,  сложились  доверительные и дружеские отношения.  Настолько дружеские, что когда на одном из приемов в МИДе речь зашла об ответном визите в Тегеран, руководитель иранской делегации попросил представителей МИДа включить в качестве переводчика именно Ольгу. МИД  с пониманием отнесся к этой просьбе, и через  семь месяцев дипломница иняза Ольга Фельдман сходила с трапа самолета в аэропорту Тегерана. 
Естественно, была соответствующая накачка и инструктаж в КГБ и аналогичных службах МИДа. Но поскольку ответный визит носил чисто культурологический характер, то слишком тщательно Ольгу не трясли. К тому же дочь героически погибшего советского офицера, «отличница, спортсменка, и, наконец, просто красавица...»
Куратором делегации, в которой Ольга была переводчицей, с иранской стороны был господин Багирли. Делегация успешно завершила работу,  и накануне отъезда в честь дорогих гостей был устроен роскошный прием. Вот именно на этом приеме, уединившись в дальнем углу зала, советник по культурным связям доктор  Эль-Дарим Багирли сказал Ольге, что он ее отец.
 
Продолжение в следующем номере