ДЕЛО СТУКАЧЕЙ

В мире
№40 (598)

В Польше обнародовали первые списки стукачей. Официально говоря, граждан, которые в годы коммунистического режима, с 22 июля 1944 года по 31 декабря 1989 года, сотрудничали с органами государственной безопасности. Это сделано в соответствии с законом о люстрации, принятым в марте.
Первые 400 имен и фамилий поместили на специальном сайте. С описанием сфер тайной деятельности каждого персонажа, с агентурной кличкой. Занимается этим невиданная и неслыханная доселе организация - Институт национальной памяти, созданный по решению парламента в 1998 году.
Однако с первых же лет возникновения Института вокруг него завихрились политические страсти. Закон о люстрации дискутировался в обществе на протяжении многих и многих лет. И только после прихода к власти братьев Качиньских принят парламентом.
“С самого начала строительства демократической, свободной Польши рассматривались две концепции, - комментирует лидер “Солидарности”, бывший президент Польши Лех Валенса. - Согласно первой, мы должны идти вперед, не оглядываясь в прошлое... Согласно второй — мы должны полностью рассчитаться с прошлым, расчистить его для строительства на здоровом фундаменте. Мне ближе вторая концепция. Но условия начала 90-х годов не давали шансов для ее осуществления... Тогда нельзя было начинать это сумасшествие - материя была да и сейчас остаётся деликатной, пропитанной провокациями спецслужб... Самое главное не поддаться манипуляциям и не потерять настоящую перспективу. Нельзя забывать, кто был рукой, палачом, а кто — инструментом и жертвой”.
Кстати, люстрация в переводе с латыни - очищение через жертвоприношение.
При такой массовой кампании возможны и даже неизбежны новые жертвы – жертвы холодной гражданской войны, как называют люстрацию её противники.
Действительно, если твоя фамилия опубликована, кому докажешь, что тебя вынудили, что ты тоже жертва того режима. Другие говорят: жертва не жертва, но ведь стучал, кого-то заложил, сломал жизнь. “Уже давно в Польше не было таких ссор, такой ненависти, столько злых эмоций, как сегодня. Во имя морального оздоровления Польши поляки дали себя в это втянуть. И это, вероятно, самое большое достижение правящей партии”, - пишет одна из влиятельных газет.
Европа с интересом следит за польскими событиями. И нельзя сказать, что все поголовно приветствуют новый закон. “Польша - несчастная страна, в которой идет война доносов и архивов коммунистических спецслужб, где вся власть в руках братьев Качиньских, Радио “Мария” и Института национальной памяти”, - утверждает итальянская газета “Стампа”.
Критикам ответил премьер Ярослав Качиньский: “Существует сеть связей в политике, бизнесе и СМИ, которая должна быть вскрыта. Влияние людей из спецслужб ослабляет общество. Эти связи должны быть разрушены”.
А какие это связи? По словам директора Института национальной памяти Януша Куртыки, печатать списки будут в течение шести лет, не меньше. Потому что там – сотни и сотни тысяч. По приблизительным прикидкам, до 700 тысяч человек
Население Польши в начале 80-х годов составляло 37 миллионов. Из них взрослых – примерно 24 миллиона. 700 тысяч стукачей на 24 миллиона – каждый тридцать пятый гражданин. Каждый тридцать пятый сидел на крючке тайной полиции и закладывал братьев по строительству нового общества. Вот что происходило “в самом весёлом бараке нашего социалистического лагеря”, как говорили мы тогда.
Вот вам и “связи”. Вся страна опутана. Если Польшу за 45 лет так повязали сетью доносчиков, то можно представить, какой густой паутиной оплели Россию за 75 лет. Точнее – с 1921 года. Именно тогда, 5 марта 1921 года, Коллегия ВЧК приняла директиву о чекизации всех органов народного хозяйства страны, то есть о поголовной вербовке: “Мы приобретём массу осведомителей и будем чекизировать рабочих, превращая их в борцов за своё дело”.
Институты национальной памяти были созданы после падения коммунистической власти в Польше, Чехии, Словакии, сейчас такой институт организуется в Украине. А в России об этом даже говорить смешно - не поймут. Общее равнодушие к теме началось не с приходом к президентству подполковника КГБ Путина и засильем сотрудников “органов” во всех сферах власти и бизнеса. Нет, гораздо раньше.
Что-то произошло в массовом сознании. Как бы ни чекизировали нас в советские времена, но отношение к стукачам было совершенно определенное. В моём детстве, которое пришлось на пятидесятые-шестидесятые годы, мы еще не знали, что “сексот” - это “секретный сотрудник”. Оскорбительным словом “сексоты” мы называли самых подлых пацанов, доносчиков.
В начале 90-х годов страна ахнула, когда генерал КГБ Калугин открыто сказал о всеохватывающей сети завербованных осведомителей.
А потом вдруг и сразу настали новые, нынешние времена. Польша с тех лет бурлит, обсуждая закон о люстрации. То же самое в Латвии. А нам давно - с начала тех же 90-х, с победы капитализма в России - нет до этого никакого дела. Интерес пропал мгновенно. Как испарился. В кругах советского студенчества, в кругах советской интеллигенции подозрение в сношениях с ГБ – несмываемое пятно и клеймо. А сейчас редактор российской газеты подшофе хвастается сотруднику, что он действующий офицер ФСБ, тот разносит слух по всей Москве – и никому неинтересно.
Однако главный редактор – это номенклатура. Она в России на 77 процентов состоит из людей спецслужб и силовых структур. Меня же интересует основное население. Кажется, начни новый, будущий президент кампанию, аналогичную польской, его в народе не поймут. Наверно, подумают: других забот нет?