Если друг оказался вдруг...

В мире
№40 (598)

Вот уже в третий раз за последние 16 лет народ Грузии разочаровывается в законно избранном президенте и со всей непосредственностью горячих кавказских сердец бросается из одной крайности в другую. Звиада Гамсахурдиа почти обожествляли, а затем свергли силой оружия. Эдуарда Шеварднадзе на коленях умоляли не уходить в отставку, а потом радостно выкидывали из окна парламента его кресло. Михаила Саакашвили засыпали розами, а теперь кроют матом, не стесняясь телекамер. Причём делают это не политики-оппозиционеры, а самые простые люди.
Если бы еще год назад кто-то предрек, что нынешнего президента в прямом эфире обвинят в уголовных преступлениях и что это сделает его ближайший друг и соратник, его назвали бы сумасшедшим. Но именно это и произошло. Против обаятельного Миши выступил человек, имя которого долгое время было таким же синонимом власти, как и имя президента. И на холмы Грузии легла тень очередного политического кризиса.
В других странах люди могут путать или вовсе не знать фамилий грузинских министров и политиков, но Ираклий Окруашвили известен всем как главный “ястреб”, прославившийся обещанием встретить 2007 год в Цхинвали и заявлением о том, что россияне привыкли пить фекалии. Чтобы этот непредсказуемый силовик с наполеоновскими претензиями не компрометировал облик новой Грузии, его сняли с поста министра обороны. Президент, сохраняя улыбку на лице, объявил, что отправляет на учёбу в США верного соратника, который остаётся в главном резерве правительства. Но Окруашвили не привык быть в резерве и за отсутствием первых ролей исчез с политического небосклона, оставив о себе память как “о цепном псе Саакашвили” и “не наигравшемся в войнушку самодуре”. При этом он сохранил довольно высокий рейтинг среди тех, кто хочет любой ценой вернуть Южную Осетию под власть Тбилиси.
Чем занимался, уйдя в тень, батони Ираклий, явно далёкий от либерализма и демократии, не очень ясно. Но все обратили внимание, что на фотовыставке в честь очередной годовщины “революции роз” не было ни одного его изображения. И вдруг на прошлой неделе он появился перед грузинской общественностью, объявив, что создал партию под многозначительным названием “За единую Грузию”. И цель её - вернуть стране потерянные территории, а грузинскому народу - “достоинство, избавив его от страха”. А потом в прямом эфире телевизионного ток-шоу он предъявил своему другу Саакашвили обвинения настолько скандальные, что о них сейчас знают даже люди, не очень представляющие, где находится Грузия.
В любой цивилизованной стране эти обвинения разбирались бы в суде, но грузинская власть поторопилась отправить Окруашвили за решетку, обвинив его... в должностной коррупции. И экс-силовик, ещё недавно ненавистный очень многим, моментально превратился в героя, страдающего за правду. Число желающих вступить в его партию увеличилось в десятки раз, а большая часть оппозиции наконец получила платформу, на которой можно объединиться. Именно тогда простые люди отматерили в прямом эфире ещё недавно обожаемого Саакашвили.
Как они продолжили делать это, я слышал на самом крупном после “революции роз” антиправительственном митинге. Вокруг меня стояли тысячи не только сочувствующих экс-министру, но и попросту оскорблённых властью людей. Прямо на этой акции протеста объединённая оппозиция учредила “Народное движение”, которое будет добиваться досрочных выборов, чтобы “вернуть народу Грузию без президента Саакашвили“...
С каждым днём эта история с новоявленным оппозиционером обрастает всё новыми деталями, и СМИ торопятся разнести их по миру. Неизменным останется лишь то, каким всё происшедшее видится из самой Грузии. И я предлагаю читателям взглянуть на громкий скандал этим взглядом изнутри.
Сразу после отставки Окруашвили в народе поползли слухи, что он создаёт оппозиционную партию. Его окружение утверждало, что он трижды встречался с Саакашвили и даже отказался от предложенного поста премьер-министра. По другой версии, президент напомнил ему о крупных финансовых нарушениях в Минобороны, а Окруашвили в ответ - об услугах, оказанных им президенту, и об имеющемся у него компромате. В итоге бывшие соратники якобы договорились, что довольно популярный “ястреб” создаст “оппозиционную” партию, которая на парламентских выборах 2008 года отберёт у нынешней слабой и разрозненной оппозиции голоса избирателей. И будут убиты сразу два зайца: в парламенте вроде бы появится немало оппозиционеров, однако при этом у президента не возникнет проблем.
Многие считают, что Окруашвили, создавая свою партию, задумывался и о президентстве, но на самом деле его “сняли с дистанции” очередные поправки, внесённые Саакашвили в Конституцию. Дату президентских выборов перенесли, и амбициозному экс-министру ещё не исполнится необходимых для избрания 35 лет. Очевидно, не выбирающий средств для достижения цели Ираклий всё же перешёл заранее предусмотренные рамки, и президент дал отмашку на его политическое устранение.
В отставку с высоких постов один за другим стали отправляться сторонники Окруашвили, а некоторых и вообще арестовали. Их обвинили в коррупции и злоупотреблении служебным положением. В общем кольцо вокруг экс-министра сужалось, и арест его стал вполне ожидаемым. Поэтому можно согласиться с мнением, что он попытался “создать политический фон для своего задержания”. Он успел предстать перед обществом в качестве главы новой оппозиционной партии и выплеснуть часть компромата на бывших соратников. Правда, высказать всё накопленное не успел – президент, находившийся за рубежом, поторопился заткнуть ему рот, и смелого Ираклия арестовали, даже не заготовив ордера на задержание и обыски. Так Окруашвили добился своей цели – сел за решётку не коррупционером из правительственной команды, а мучеником, страдающим за правду.
Кстати, это ясно многим, поэтому далеко не все оппозиционеры поддержали “страдальца за правду”. “Новые правые” заявили, что он “несёт такую же ответственность за происходящее в стране и за совершённые преступления, что и его прежние однопартийцы из нынешнего правительства”. Национал-демократическая партия утверждает, что бывший президентский фаворит занялся сведением счётов: “Его амбиции не вмещались во внутрипартийные интересы, и он был изгнан... Ему не оставалось ничего другого, как сделать нынешние заявления. Он и тогда всё знал, а сейчас был обязан дать тому, о чём говорил, моральную и правовую оценку. Но у его заявлений лишь политический контекст”. А лидер Лейбористской партии Шалва Нателашвили и вовсе краток: “Я о делах воров и взаимных разборках между ворами комментариев не даю”. Другие оппозиционеры признают, что Окруашвили был непосредственным участником событий, которые вызывали возмущение общества. Но теперь, по их мнению, он стал “политическим заключённым организованной преступной группировки, стоящей у власти, и международное сообщество должно думать о том, как можно убрать эту власть”. Ну а пока международное сообщество займётся этим, несколько оппозиционных партий решили расшатывать власть мирным путём, объединившись в “Народное движение”.
О том, что обвинения своего бывшего товарища правящие круги встретили возмущением, издевками и бранью в стиле “сам дурак”, известно всем. Но за границей мало кто услышал, как сквозь набор таких эпитетов, как “проявление низкой политической культуры”, “истерия”, “полная деградация”, “маленький испуганный сказочник”, пробились и несколько абсолютно нормальных слов представителей власти. Председатель парламентского Комитета по защите прав человека и гражданской интеграции Елена Тевдорадзе: “Я испугалась того, что услышала, испугалась, когда он заговорил об убийствах. Он скажет правду, и я боюсь этой правды”. Вице-спикер парламента Михаил Мачавариани: “ Мы попросим прокуратуру изучить все обвинения, которые были выдвинуты против властей”. Но в объективной реакции прокуратуры в Грузии сомневаются очень и очень многие. А вот священнослужители готовы отреагировать на заявление Окруашвили о том, что власти составили план раскола Грузинской Православной Церкви. По конфиденциальной информации газеты “Алиа”, Священный Синод собирается рассмотреть это заявление на чрезвычайном собрании, но только после ответного заявления главы государства.
Однако Саакашвили на выдвинутые против него обвинения ответов не дает. Вернувшись из Нью-Йорка, он сначала сообщил, что Конституция не позволяет ему непосредственно вмешиваться в происшедшее. Потом очень огорчился, что при его президентстве можно украсть те крупные суммы, которые вменяются Окруашвили. И, наконец, заявил, что весь этот скандал может быть провокацией... России. Ну как тут не вспомнить, что ещё до ареста Окруашвили предупредил: “Не исключаю возможность моей ликвидации. Власти могут принять решение об убийстве, а потом свалить вину на других, например, на Россию”. Между тем из коридоров власти прозвучала и совершенно иная, но не менее сенсационная версия. “Высокопоставленный источник в руководстве страны” сообщил информационному агентству “Новый регион”: за кампанией по дискредитации грузинских властей стоит олигарх и медиа-магнат Бадри Патаркацишвили, якобы ставший донором окруашвилевской партии. Ведь именно его телекомпания “Имеди” превратилась в трибуну оппозиции и предоставила эфир бывшему лучшему другу президента, обличителю Ираклию.
Ну а что же “старший брат” Тбилиси - Вашингтон? Помощник госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Мэтью Брайза выступил с заявлением, суть которого в том, что задержание высокопоставленных чиновников говорит о высоком уровне законности и сильно укрепившаяся судебная система Грузии предоставит обществу веские доказательства виновности задержанного. Это тут же вызвало резкую реакцию оппозиционных экспертов в Грузии: “Рухнул миф о мнимом стремлении американской администрации построить демократическое грузинское государство. Как видно из реакции американских чиновников, им это явно не интересно. Для них важно лишь сохранение своего контроля над территорией, пусть даже руками диктаторского режима”.
А вот на митинге я слышал непарламентские выражения людей, считающих, что в Грузии рухнул другой миф – о единстве правящей команды и чистоте помыслов “розовых революционеров”. Причем оскорблены они были не столько запятнанным мундиром экс-министра обороны, сколько несмытыми пятнами обвинений на президентской тоге.


Комментарии (Всего: 1)

"Звиада Гамсахурдиа почти обожествляли, а затем свергли силой оружия"

Причём уж как-то быстро всё произошло: выбрали в мае 1991, а свергли уже в декабре ТОГО ЖЕ года. Хорошая иллюстрация к тому буйнотекущему шизофреническому процессу 1991-го года, названной почему-то "обретением свободы после 70 лет тирании".

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *