На экране и - в жизни

Америка
№54 (873)

 

После трагедии в школе Коннектикута, борцы с преступностью заговорили не только о необходимости федерального запрета на огнестрельное оружие, но и об опасности современных видеоигр. Застреливший 27 человек Адам Ланза оказался таким же любителем компьютерных «шутеров», как и другие массовые убийцы – начиная с Харриса и Клебольда (стрельба в школе Колумбайн, 1999) и заканчивая Брейвиком (теракты в Норвегии, 2011).


В первую же неделю нового года появилось несколько любопытных исследований на эту тему. Так, эксперты Журнала экспериментальной социальной психологии (Journal of Experimental Social Psychology) отметили: «Двадцати минут ежедневной игры в Call of Duty или Condemned 2 вполне достаточно для того, чтобы уже через трое суток игрок начал проявлять жестокость и агрессивность по отношению к окружающим». 


Исследователи Медицинской школы университета штата Индиана (Indiana University School of Medicine) предупредили о свойственном геймерам «асоциальном и непредсказуемом поведении». Они научно доказали, что восприятие мира начинает размываться после массовых видеоубийств. 


Профессор в области коммуникации и психологии Брэд Бушман из Университета Огайо (Ohio State University) провёл параллель между видеоиграми и курением. «Одна сигарета не может вызвать рака лёгких, но курение в течение нескольких лет увеличит риск смертельных заболеваний, - сказал Бушман. – Аналогичным образом ежедневные видеоигры воздействуют на неокрепшую детскую психику». 


Раскритиковали игры даже представители Национальной стрелковой ассоциации (National Rifle Association – NRA). Одной из главных причин трагедии в школе Сэнди-Хук они назвали коррумпированных производителей «стрелялок». Как следствие, сначала подростки зверски убивают миллионы виртуальных людей с джойстиком в руках, а потом берут винтовки с пистолетами и выходят на улицы. Как следствие, виновата в массовых убийствах подорванная человеческая психика, а не огнестрельное оружие. 


На мой взгляд, позиция NRA абсолютно справедлива. Производителей игр в Америке можно сравнить разве что с фармацевтами. Своей продукцией они калечат огромное количество людей, однако в судах легко откупаются штрафами. За последние четверть века ни один серьёзный иск против насилия в видеоиграх не был поддержан верховными судьями. Более того, изощрённые убийства с помощью джойстика воротилы игровой индустрии по-прежнему считают «самовыражением и правом на свободу слова». 


Если молодёжь 90-х годов моралисты называли «поколением Doom», намекая на растущую популярность кровавых компьютерных «стрелялок», то сегодняшних тинейджеров прозвали «поколением Call of Duty». Две этих игры очень похожи по своему содержанию. Разница лишь в том, что в Doom требовалось убивать примитивных монстров (графика тогда была просто ужасная), а в Call of Duty – хорошо прорисованных людей. Общая тенденция остаётся неизменной: чем реалистичнее экранная жестокость, тем мягче и податливее подростковая психика. 


Одна из тёмных сторон игровой индустрии заключается в том, что большинство взрослых американцев понятия не имеют о сюжете и графике современных «стрелялок». Так, 67-летняя жительница Калифорнии Мелани О. чуть не упала в обморок во время посещения выставки-презентации видеоигр. Там она оказалась благодаря двум малолетним внукам. «Ничего подобного я в жизни не видела, - рассказала она журналистам. – На больших экранах показывают расстрел людей, кровь и оторванные конечности, а тысячи детей кричат и восторженно хлопают в ладоши. Я схватилась за сердце и заплакала».
Ярый борец с компьютерной жестокостью Рой Мэдсон из Флориды сравнивает игры со службой в горячих точках и работой в морге. На сознание человека они производят примерно одинаковый эффект. «Когда мне было 12 – 14 лет, то я пугался даже порезанному пальцу, - вспоминает он. – Вид крови шокировал меня. Сегодняшних детей ничего не пугает. Мёртвые люди, мёртвые животные, потоки крови – всё это они многократно видели в видеоиграх. Покажите 14-летнему мальчишке и 70-летнему старику что-нибудь страшное в реальности. Действительно испугается лишь второй».


Все видеоигры с рейтингом Mature (содержат сцены насилия, крови, секса и нецензурную речь) сегодня можно условно разделить на две категории. Первые – «стрелялки» на военную тему, где каждая мелочь строго соответствует действительности (вплоть до времени перезарядки автомата и объёмов выливающейся крови из разных конечностей подстреленной жертвы). Именно такие игры (Call of Duty, Battlefield, Counter-Strike) обожают массовые убийцы. 


Вторая категория – ужасы (horror games). Их сюжетная линия, как правило, разворачивается в зловещей фантастической атмосфере и связана с монстрами, пытками, экзекуциями и т. п. Например, такие популярные франшизы как Silent Hill или Dead Space лишили сна миллионов детей. Многие юные геймеры стали постоянными посетителями психиатров. Тем не менее, родители продолжают им покупать игры с рейтингом Mature. «Дети знают, что содержание игр их может напугать, однако любопытство всегда берёт вверх, - говорит Мэдсон. – Взрослые совершают большую ошибку, когда сравнивают современные компьютерные хорроры с классическими фильмами ужасов вроде «Кошмаров на улице Вязов» и «Пятницей, 13-м», походом в детский музей приведений. То, что мы видим на консолях Xbox и Play Station – запредельная жестокость».
К сказанному Мэдсоном стоит добавить, что в наступившем году производители «стрелялок» и «хорроров» планируют уделить особое внимание 3D-сервису. Стереоскопические очки помогут детям уклоняться от пуль, ощущать капли крови и куски рвущейся плоти, а также получить дополнительные возбуждение и удовлетворение от смертей экранных врагов. 
Остановлюсь лишь на трёх играх, выхода которых с нетерпением ждут десятки миллионов несовершеннолетних американцев (все релизы намечены на 2013-й год). Первая – The Last of Us. По сюжету, двое выживших после апокалипсиса людей (мужчина по имени Джоэл и молодая девушка по имени Элли) путешествуют по полуразрушенному Питсбургу. Еды и патронов им постоянно не хватает, а банды одичавших бродяг мечтают их замучить, убить и съесть. В общем, убивать противников Джоэлу и Элли придётся подручными средствами. В частности, молотками, кирпичами, осколками стекла и ржавыми трубами. 


Вторая игра – Grand Theft Auto 5. Главный герой приезжает в мегаполис (прототипом на этот раз послужил Лос-Анджелес), где ему предстоит совершить десятки самых разных преступлений – от угона автомобилей до заказных убийств. 
По предыдущим четырём частям Grand Theft Auto, американские полицейские хорошо знают, что геймеры очень часто любят «проходить» некоторые виртуальные миссии в реальности. Игра является настоящей энциклопедией национальной преступности. 


Третий релиз – Dead Space 3. Невероятно жуткая игра с гипнотическим эффектом. Главный герой путешествует по космическому кораблю, который кишит всевозможными омерзительными созданиями. После выхода второй части «Мёртвого космоса» один 12-летний калифорниец написал создателям игры буквально следующее: «Я боюсь, кричу и плачу, но оторваться от экрана не могу. Пожалуйста, сделайте так, чтобы в третью часть можно было играть с другими ребятами. Мне очень страшно».


Разработчики этого кровавого игрового бестселлера выполнили пожелание ребёнка – в игре появился многопользовательский режим. Теперь разгуливать по космическому аду и воевать с монстрами под звук стрельбы и воплей можно будет вдвоём или втроём (через онлайн-сервис). 


Видеоигры и впредь продолжат оказывать на неокрепшую детскую психику всё большее влияние. Уже в конце 2013 года главные производители консолей Sony и Microsoft пообещали представить общественности видеоприставки следующего поколения. А это значит, что уже совсем скоро американская молодёжь окончательно потеряет грань между вымыслом и реальностью...