Неонацизм в Израиле:гнилые корни и ядовитая крона

В мире
№38 (596)

«Штурмбанфюрер Моше Федорчук, Петах-Тиква, Израиль (б. Советский Союз)» - примерно такую «визитку» мог бы предъявить любой из восьми юнцов, проходящих по делу о неонацистской группировке. Нет, зовут их, конечно, по-разному, но всё же объединяющих моментов у членов этой небольшой банды значительно больше, чем отличительных.
Все они – жители промышленного города Петах-Тиква, который находится близко от Большого Тель-Авива (но уже и не так далеко от арабских территорий). Почти каждый – недоучка, не получивший аттестат зрелости. Некоторые – из неполных семей: родители развелись уже после репатриации. У шести из восьми ребят матери и отцы все эти годы трудились на тяжелых, низкооплачиваемых работах по 12 и более часов в сутки, мало бывали дома и почти не занимались детьми. Родители двоих периодически теряли работу, и семьи были вынуждены подолгу жить на скудное пособие по безработице.
Подозреваемые прибыли в Израиль из бывшего СССР, фактически все  - согласно не основному пункту Закона о возвращении на историческую родину, а его подпунктам, дающим право на репатриацию отдалённым потомкам или членам семей евреев. Речь идет о тех, кто имеет отношение к еврейскому народу по одному из дедушек или одной из бабушек, либо рожден в первом браке русской, украинкой, молдаванкой и т.д., вышедшей  затем замуж за еврея и вместе с ним и детьми перебравшейся в Израиль.
В списке обвиняемых – три украинские (Бондаренко, Боленко, Богатив), две русские (Низовцев, Бунятов) и одна еврейская (Флих) фамилии. Имена двух остальных подозреваемых пока не оглашены, так как они не достигли совершеннолетия. Но полиция дала понять, что и они не являются галахическими, то есть чистокровными, евреями.
Национальный состав группировки стал самым обсуждаемым вопросом всего этого дела, а также поводом для озвучивания давно вынашиваемых многими выводов. Скороговоркой упомянув, в чем, собственно, обвиняются новоявленные последователи Гитлера, политики и пресса сосредоточились на вопросах крови.
На немедленном изменении Закона о возращении и запрете на репатриацию для нееврейских внуков евреев настаивают праворадикальные и ультрарелигиозные партии. Лидер национал-религиозной партии МАФДАЛ Эфи Эйтам заявил, что собирается инициировать поправку к Закону о возвращении, в соответствии с которой внук еврея, чьи родители евреями не являются (внук еврейского дедушки), не будет иметь права на репатриацию. Эйтама поддерживают некоторые члены правительства и депутаты Кнессета, давно точившие зуб на «русских» израильтян. Ещё не успело затихнуть эхо скандальных заявлений министра безопасности Ави Дихтера и его коллеги по кабинету министра внутренних дел Меира Шитрита по поводу асоциального и даже криминального лица «русской» общины в Израиле, как на игровой стол была брошена новая карта – эмигрантский неонацизм в Израиле.
На опасные обобщения пошёл даже Эфраим Зурофф, директор израильского отделения Центра Визенталя – международной общественной организации, занимающейся поисками и передачей в руки правосудия нацистских преступников, повинных в Катастрофе европейского еврейства в годы Второй мировой войны. Этот недавно назначенный «охотник за нацистами номер один» заявил в газетном интервью, что репатрианты из бывшего СССР – это люди, «не имеющие личных связей с еврейским народом, еврейской историей или еврейским видением мира». «Родители захотели приехать сюда по экономическим соображениям, их дети не интегрировались в израильскую жизнь. Да что тут удивляться с таким-то происхождением», - подытожил Зурофф.
Очень возбудилась религиозная верхушка. Главный ашкеназский раввин Йона Мецгер тоже заявил, что Закон о возвращении нуждается в исправлении. Мецгер привел следующий пример: «Может быть, бабушка – еврейка, пережившая Катастрофу, но её сын женился на гойке, а значит, внук – гой. По моему мнению, это – гой, живущий среди нас».
Нелегко избавиться от впечатления, что израильский истеблишмент дождался наконец удобного повода отмыться от обвинений в преступно самоуверенной и донельзя корыстной  политике так называемой прямой абсорбции, превратившей новоприбывших образованных людей в дворников и уборщиц, закабалённых непосильными ипотечными ссудами на жилье. Торжествующий тон трудно скрыть не только деятелям МАФДАЛ, но духовным и политическим лидерам партии сефардских ортодоксов ШАС. Здесь к политическому явно примешивается этническое: все ведь помнят отношение  к репатриантам начала 90-х тогдашнего министра абсорбции, главы фракции ШАС Ицхака Переца. И сегодня явно слышится: дескать, правы были бывший премьер Ицхак Шамир и министр его кабинета рав Перец, встретившие в начале девяностых миллион бывших советских евреев так, как встречают не долгожданных соплеменников, а дешевых и безгласных гастарбайтеров. И довольно, мол, проливать крокодиловы слезы над алией из бывшего СССР, погубленной безмозглыми израильскими бюрократами, бессовестными заимодавцами и бесчестными работодателями. Они ведь, сами поглядите, лучшей доли и не заслуживают - эти родители и воспитатели нацистов!
На удивление точно громкое разоблачение группы неонацистов совпало с ещё  одним событием – награждением солдат и офицеров, отличившихся в дни Второй Ливанской войны прошлого года. Как уже писал «Русский базар», почти четверть участников той войны и соответствующее этой пропорции количество кавалеров высоких боевых наград – выходцы из общины репатриантов из бывшего СССР. Эти молодые люди, приехавшие в Израиль 10-15 лет назад маленькими детьми, выросли и сформировались уже в еврейской стране. Свои подвиги они совершили не как случайно рекрутированные эмигранты, но как граждане новой родины и солдаты её армии. Однако кое у кого вызвал не самые добрые чувства тот факт, что подавляющее большинство «русских» героев Второй Ливанской войны – ребята из смешанных семей или носители нееврейских фамилий.
Не хотелось бы уподобляться некоторым любителям политической конспирологии, однако чем ещё объяснить, что результаты расследования по эпизодам неонацистских проявлений, проводившегося на протяжении полутора лет, были предоставлены ивритоязычной прессе именно на прошлой неделе? Почему контрапунктом стало не начало громкого судебного процесса (официально обвинения членам группировки были предъявлены уже после старта газетной кампании), а всего лишь решение суда по продлению срока предварительного заключения подозреваемых?
Кстати, журналисты русскоязычных  израильских газет, сайтов и телевидения, в отличие от коллег, пишущих и вещающих на иврите или английском, не раз сообщали о бесчинствах неонацистов на улицах израильских городов и в Интернете, пытаясь обратить внимание людей на происходящее с неблагополучной репатриантской молодежью. Но, видно, тогда было не время бить всеобщую тревогу, ситуация, по мнению высочайших «режиссеров», ещё не созрела...
Мало кого потрясли сами преступления, инкриминируемые восьми недорослям. Однако в том, в чём обвиняют этих юных негодяев, как в капле воды отразилось отношение израильского общества к чужакам и меньшинствам.
Арик Бунятов, которого считают главарём неонацистской группировки, подбивал своих приятелей на групповые нападения на иностранных рабочих и гомосексуалистов. Зверски избивая на заброшенных улочках одиноких китайцев или обитателей вечерних «гей-парков», подонки знали, что за это им ничего не будет. Во-первых, ни безъязыкий гастарбайтер, ни запуганный «голубой» не обратятся в полицию, а во-вторых, стражи порядка, как правило, настроенные против подобных жалобщиков, вряд ли встанут на их защиту.
«Эли-нацист», так называли Бунятова члены банды, почуял больной нерв общества, заражённого бациллами национализма и гомофобии. Калеча чужаков и изгоев, он и его подельники возвышались над ещё более слабыми. У них, недавних мальчишек, которые попали в израильскую школу, не зная ни слова на иврите, и немало настрадались от жестоких местных сверстников и бездарных педагогов, выросли бицепсы и атрофировалась жалость. Их мечта о возмездии приняла самые уродливые формы. Малюя свастики на стенах синагог, расписывая автобусные остановки нацистскими граффити, они, хватившие лиха как «русские», «гои», «сыновья проституток и пьяниц», полагали, что мстят сильным, тем, кто отказывал им в праве считаться полноценными израильтянами, тыча в нос происхождением. Эти озлобленные недоумки посчитали своими обидчиками верующих, приходящих в синагогу, или людей, проезжающих и проходящих мимо мерзких надписей.  «Вот вам! Нате! Пусть вам погано будет!», - вопили их озлобленные и мелкие душонки. Ведь добраться до истинных виновников своих неудач  – как до погубителей убогого, но по-своему уютного «совка», творцов российского «дефолта», так и до погонщиков стадной алии и израильских правительственных захребетников – им не дано. 
Никакой идеологии, кроме тупой ненависти ко всем, кому повезло родиться в Израиле у обеспеченных родителей и не пройти эмигрантское «правилово», они не исповедовали.  Обезьянье копирование нацистских сайтов Интернета, татуировки готическим шрифтом от пупа до рыла, «Хайль Гитлер» на любительскую видеокамеру – все это лишь ублюдочная атрибутика, а не осмысление и усвоение страшных идей национал-социализма.
Оправдания подонкам нет. Но пакостя, и гадя, они могли невзначай оглянуться на страну, равнодушную к жертвам настоящего нацизма и забывшую, что она обязана им самим своим существованием.
Если в Израиле жертвы Катастрофы, выжившие узники концлагерей и гетто, надев полосатые робы с жёлтыми  звездами, выходят на демонстрации протеста против лживой политики правительства, обещавшего алтын и не давшего гроша...  Если превращены в нищих тысячи стариков и старух, маленькими детьми застудивших почки и легкие в теплушках, увозивших их в эвакуацию... Если на самом официальном уровне могут годами безнаказанно орудовать шайки мошенников, присваивающие компенсацию из Германии, имущество и наследство уничтоженных европейских семей... Если на заседаниях Кнессета депутаты с благообразными бородами  кричат друг другу: «Ты – нацист!», а арабские парламентарии вслух и безнаказанно желают своим еврейским коллегам быть заживо сожженными в печах крематориев... Если трещина между религиозными и светскими, ашкеназами и сефардами, богатыми и бедными, коренными израильтянами и репатриантами не только не исчезает, а становится все шире и глубже... Если одно правительство, сменяя другое, всё дальше и дальше отходит от принципов сионизма и собирания еврейского народа на исторической родине, то... То чего ждать от ощерившихся недорослей?
Преступников, конечно, следует примерно и очень жёстко наказать –  как требуют еврейские организации пресекать деятельность антисемитов и шовинистов в других странах мира. Может быть, придётся, всех фигурантов этого позорного дела после отбытия срока тюремного заключения за оскорбление общественной морали лишить израильского гражданства. И пусть катятся на все четыре стороны. Безусловно, надо сделать всё, чтобы в Израиле было неповадно кому-либо играть в кощунственные нацистские игры. Необходимо показать всему миру пример того, как выкорчёвываются гнилые корни доморощенного фашизма, как срезается ядовитая крона и сжигается коричневый ствол. Для еврейской страны - это дело чести.
Но параллельно стоит, наверное, отследить, кому ныне были выгодны попытки превращения дела неонацистской группировки в кампанию травли общины выходцев из бывшего СССР? Запомнить имена и должности тех, кто навешивал на всех «русских» израильтян несуществующую вину за горстку отщепенцев. Не забыть, к каким партиям эти господа принадлежат, чтобы потом сравнить их приторные избирательные речи с нападками, с которыми они обрушиваются на своих сограждан сегодня. Посчитать, сколько раз эти златоусты предстоящих выборов обратятся к теме «русского» героизма в ходе Второй Ливанской войны и своей личной любви к «самой образованной и культурной алие из бывшего Советского Союза».  И обязательно спросить создателей будущей предвыборной фальши, готовы ли они теперь, накануне голосования, изменить Закон о возвращении, чтобы не давать гражданство прибывающим «недоеврейским» внукам на основании недостаточной расовой чистоты?