Музыкальная фамилия - Кац

Мир страстей человеческих
№53 (872)

 

Старый ребусник Синицкий из “Золотого теленка” Ильфа и Петрова пытался превратить в ребус модное в то время слово “теплофикация”. Дойдя до третьего слога, он сочинил такой стишок: 
 
“А третий слог,
досуг имея, 
узнает всяк 
фамилию еврея”.
 
Ребусник был прав: Кац - одна из самых популярных и распространенных еврейских фамилий
 
НАПИШЕТ  ПЕСНЮ ЗИГА
Композитор Сигизмунд Кац
 
Кто бы из друзей и коллег не вспоминал композитора Сигизмунда Каца, о нем было единодушное мнение: удивительно хороший, легкий, веселый был человек, необыкновенно добрый, готовый поделиться с друзьями всем, что у него есть. Он постоянно каламбурил, сыпал шутками и остротами, а с его лица никогда не сходила улыбка. Если даже задевал кого-то, на него не обижались, знали что зла в его шутках нет, а шутить и каламбурить для него - как дышать, ведь нельзя же прервать дыхание.

Друзья, и старые и молодые, звали его просто Зига, производное от сложного имени Сигизмунд Абрамович. Он любил вместе с коллегами композиторами отдыхать в доме творчества “Руза”. Однажды, когда Кац находился в “Рузе”, пришло известие о присвоении ему звания Народного артиста РСФСР. Зига тотчас установил у входа в столовую столик, и весь его заставил бутылками. Каждому, кто приходил обедать, он наливал стопку водки и задавал вопрос: “УКаЦ президиума читали?”

Одновременно с Кацем в “Рузе” часто отдыхал его приятель композитор Эдуард Колмановский с сыновьями. Младший Сергей стал своеобразным летописцем Зиги: он решил записывать его шутки, остроты, стихотворные экспромты. Впоследствии Сергей, как и его отец, стал известным композитором. А о Сигизмунде Каце написал воспоминания “Кац со мною рядом”. Так сам Зига изменил название своей популярной песни “Сядь со мною рядом...”

Одним из первых воспоминаний было то, как мальчишки играли в волейбол, поссорились, и уже назревала драка. Кац, наблюдавший за игрой, быстро подошел к мальчишкам и скомандовал:

- Противники обменялись рукопожатиями!

Все рассмеялись и конфликт был исчерпан.

В определенные дни композиторы приносили свои песни на телевидение, все вместе заходили в студию, где обсуждали эти песни, хвалили или критиковали. И вдруг начальство изменило привычную систему: стали вызывать композиторов в порядке живой очереди. Кац сразу же среагировал на это новшество и рассмешил всю очередь:

- Что, стали по одному пускать, как к венерологу?

Некоторые его “хохмы” мгновенно становились известными всей стране. Например, во времена Хрущева “гуляла” по Cоюзу его эпиграмма: 
 
Лежит в Каире кверху пузом
полуфашист, полуэсер,
Герой Советского Союза
Гамаль Абдель на всех Насер.
 
Частенько доставалось от него руководителю союза композиторов страны Тихону Николаевичу Хренникову и его жене Кларе Вакс. Популярна среди коллег была, например, такая шутка Каца:
 
“Союзом композиторов управляет Клара Вакс из-под Тишка”. 
 
Написал Кац такую эпиграмму: 
 
Карьеру тот испортит вмиг,
кто скажет необдуманно,
что Кларе Вакс до Клары Вик,
как Тихону до Шумана”. 
 
(Клара Вик - известная пианистка, жена Роберта Шумана - О.Ш.)

Шутники хорошо знали, что подшучивать над Хренниковым было совершенно безопасно. Он любил и ценил юмор, и хохотал вместе со всеми. И никогда ни на кого не держал зла и, конечно, не мстил.
Кац всегда участвовал в оформлении Новогодней елки, развешивая небольшие плакатики с веселыми стишками. Один из них имел особенный успех:
 
Если хочешь радости,
будь чуть-чуть на градусе!”
 
Однажды ему позвонил его друг известный композитор-песенник Марк Фрадкин и пожаловался, что в опубликованной центральной прессой рецензии его имя даже не упомянули.
- Ты не прав, Марк, там просто допущена ошибка: вместо “и др.” следует читать “и Фр.” 
Вообще-то Кац о Фрадкине был высокого мнения. Он так оценил его творчество: 
 
“Самое светлое ЕВРЕние нашей музыкальной жизни”.
 
Соперничать с Зигой в остроумии мог только один человек - Никита Богословский. Они жили на одной лестничной площадке, были очень дружны, заходили друг к другу что-либо обсудить и выпить по стопке, и постоянно весело подшучивали друг над другом. 
Но однажды Никита, славящийся своими розыгрышами, не удержался, и жестко разыграл своего друга.
Они вместе приехали на гастроли в один из городов Донбасса. В лицо их, конечно, никто не знал. Выступали в разных залах: в одном - в первом отделении Богословский, в другом - Кац, ко второму отделению менялись залами. Каждый из них знал наизусть не только свою программу, но и программу другого. 
И вот на сцену выходит Никита Владимирович и говорит: “Я - композитор Сигизмунд Кац. Я родился в бедной еврейской семье...” и т.д., слово в слово, нота в ноту пересказал и спел выступление своего друга. И вот второе отделение. На сцену выходит уже настоящий Кац и начинает выступление теми же словами: “Я композитор Кац...” 
Он был удивлен реакцией зала, который хохотал и топал ногами. Когда все разъяснилось, Кац обиделся на друга и год с ним не разговаривал. Кроме того, за свою “шалость” Богословский был на три месяца исключен изСоюза композиторов.
Человек чрезвычайно талантливый, Богословский был членом трех творческих союзов - композиторов, кинематографистов и журналистов. Однажды при большом скоплении людей Кац спросил: 
 
“А что, Никита, трудно входить одним членом в три союза?” 
 
Острота имела колоссальный успех, Кац был отмщен и друзья помирились.
Веселый, остроумный, неунывающий Кац все свое творчество насытил добрым юмором, оптимизмом. Все его песни отличаются яркими задорными мелодиями. Даже во время войны он написал несколько таких песен. Одну из них - “Два Максима” - на слова Владимира Дыховичного критиковали за легковесность и пустоту. После долгих споров решили проверить на слушателях. По радио песню спел Георгий Виноградов. Успех у песни был ошеломляющий: на радио приходили горы писем с просьбой повторить песню, прислать слова, ноты и т.д. Был даже снят фильм о пулеметчике Максиме и его тезке пулемете.
 
Но были у Каца и очень серьезные песни. В 1942 году он летал к партизанам в тыл врага, и под впечатлением вместе с поэтом Анатолием Сафроновым написал песню “Шумел сурово Брянский лес”. Здесь же в отряде разучил ее со слепым гармонистом. Песню полюбили и пели партизаны. Она и сейчас является гимном Брянской области.
Сигизмунд Кац в дни войны побывал на Северном флоте, на ряде другиз фронтов. И отовсюду привозил песни, которые подхватывала вся страна.

После войны им были написаны такие популярные песни, как 

“Дай руку, товарищ далекий!”, 
“Сирень цветет”,
 “У нас в общежитии свадьба”, 
“Сядь со мною рядом” и много других.

 За свое песенное творчество в 1950 году он был удостоен Государственной премии.

Поэты любили работать с Зигой. Его постоянными авторами были Владимир Дыховичный, Александр Коваленко, Алексей Сурков, Николай Доризо, Анатолий Сафронов, Наум Лабковский. Но из всех он выделял талантливейшего Алексея Фатьянова, и преданно дружил с ним.
 
Однажды Евгений Евтушенко, которому долго не удавалось написать песню совместно с Кацем, обратился к нему с такими строчками:
 
“Дождусь ли я божественного мига,
когда со мной напишет песню Зига?”
 
Конечно, именно песня стала главной в творчестве Каца. Но есть у него и ряд произведений крупной формы. Заканчивая консерваторию, он написал выпускную работу - оперу “Капитанская дочка”, которая так и не была поставлена на музыкальной сцене, хотя музыку все хвалили. 
 
Но его веселой натуре ближе была озорная оперетта, чем серьезная опера. В музыкальных театрах страны с успехом шли его оперетты “Взаимная любовь”, “Чемпион мира”, “Я вам пишу”. Популярную оперетту “Южная ночь”, действие которой происходит в Одессе, написали совместно Кац и Богословский.

Прошло почти тридцать лет с тех пор, как композитор Кац ушел из жизни, а многие его песни по-прежнему живы и их с удовольствием поют. Лучшим памятником композитору Кацу стал монумент партизанам, установленный в центре города Брянска, на котором высечены нестареющие слова его песни: “Шумел сурово Брянский лес”.

 “Секрет”
Продолжение - рассказ о дирижере Арнольде Каце - в следующем номере

Комментарии (Всего: 2)

Вы тоже... Специально для вас цитата:

"Зося равнодушно посмотрела на деда и посоветовала сочинить новую шараду.

— Все равно, — сказала она, — слово с окончанием «ция» у тебя не выходит. Помнишь, как ты мучился со словом «теплофикация»?

— Как же, — оживился старик, — я еще третьим слогом поставил «кац» и написал так: «А третий слог, досуг имея, узнает всяк фамилию еврея». Не взяли эту шараду. Сказали: «Слабо, не подходит». Маху дал!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Господа! Читайте внимательнее книги...У старого ребусника была проблема со словом ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ.....

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *