ЧУМА В ЗАКОНЕ

В мире
№37 (595)

Мы ещё вспомним о прокуратуре, которую ругали все, кому не лень.
Например, группа молодчиков с бейсбольными битами избила участников схода во дворе дома 41 по улице Маршала Бирюзова. Восемь человек попали в больницу с проломленными головами, переломанными ногами и выбитыми зубами. Люди протестовали против возведения в их дворе нового дома. Это так называемая точечная застройка. Вдруг вы обнаруживаете, что на месте детской площадки, к примеру, начали рыть котлован и заливать фундамент вплотную к стенам вашего дома, в нарушение всех строительных норм и правил. Вы обращаетесь в органы власти... А там от вас отмахиваются. Вы пикетируете московскую мэрию, но вас разгоняет милиция. Вы пикетируете стройку, а оттуда вылетают бугаи с битами... Но уж когда дошло до прямого членовредительства, уполномоченный по правам человека обратился в прокуратуру, чтобы возбудили дело. И московская власть вдруг узнала, что у нас, оказывается, есть это самое точечное строительство, и создала комиссию. Как будто кто-то без ведома мэрии пригнал экскаваторы, бульдозеры и начал рыть священную и неприкосновенную московскую землю аж в 225 местах, в основном в центре города.
Теперь придётся забыть само выражение – “обращение в прокуратуру”. Прокуратура теперь – вроде цветка в проруби, болтается, никому не нужное...
А как мы её критиковали! Не только саму прокуратуру, но прежде всего её статус. Как это так – следствие и надзор в одних руках? Сами расследуют и сами же надзирают, чтобы следователи не нарушили права человека. 
И правильно ведь критиковали. Нигде в мире такого нет.
Нам пошли навстречу и приняли закон, который вступил в действие с 7 сентября. Теперь за прокуратурой только надзор.
И всё вроде правильно. Только от этого надзора остался пшик.
Теперь в прокуратуру обращаться бесполезно – она не имеет права возбуждать уголовные дела. Это право имеют только Следственный комитет, милиция. А мы знаем, как они это делают. В прошлом году, например, 1,5 миллиона граждан получили там от ворот поворот. Тогда эти полтора миллиона обратились в прокуратуру, и ругаемая нами прокуратура заставила милицию возбудить дела.
В прошлом году милиция прекратила 38,5 тысячи дел. Граждане обратились в прокуратуру – и прокуратура заставила милицию возобновить дела. Теперь жаловаться в прокуратуру на действия милиции бесполезно – она не имеет над ней никакой власти. Прокурор не может затребовать дело на стадии предварительного следствия - только попросить. А милицейский следователь вправе отказать. А прокурор, если очень захочется проверить, не нарушаются ли в ходе следствия права подследственного, может подать жалобу на следователя в суд. Типа - не уважает... Казалось бы, нарочно такого абсурда не придумаешь. Но ведь придумали! И нарочно!
И так далее, и тому подобное. Долго перечислять, скучно читать, вникать. Да никто у нас не вникал и не вникает. Вот когда отдельного гражданина жареный петух клюнет, только тогда он возопит: “Где прокуратура, где закон, почему Госдума приняла такой закон?”
А Госдума его и не обсуждала. Все там говорят, что проект закона вышел из недр администрации президента. Важнейший для каждого человека законопроект протащили через Думу за один месяц.
Может, отдельный человек, который попал в передрягу, сразу же прозреет и спросит себя: что это за Дума, почему он голосовал за этих депутатов в общем списке партии “Единая Россия”? Впрочем, я фантазирую. Даже пострадавший гражданин, как правило, не соотносит своё личное бесправие с выборами, с депутатами, с существующей властью, политической системой. Два и два сложить – почему-то редко у кого получается... А в массе нас – 142 миллиона. И большинство нынче на выборах проголосует за “Единую Россию”, как показывают социологические опросы.
Какая ни есть, но прокуратура была единственным препятствием на пути ментовского беспредела, ментовской чумы. Слабым препятствием, потому как по каждому поводу до прокурора не дойдёшь, но всё-таки... Была надежда, был адрес. Теперь ни надежды, ни адреса, ни барьера нет.
Много говорят сейчас о Следственном комитете, который забрал у Генеральной прокуратуры следствие. С виду это - часть прокуратуры, но фактически и даже формально – выше Генеральной прокуратуры. Например, раньше только генпрокуратура имела право возбуждать уголовные дела против депутатов Госдумы, членов Совета Федерации, федеральных судей. А теперь это право отдали Следственному комитету. А главой Следственного комитета президент назначил своего однокурсника Александра Бастрыкина. Будет теперь у нас главный инквизитор, подчинённый только президенту.
Да и ладно бы, пусть Владимир Путин укрепляет всеми методами свою единоличную власть, настоящую и будущую. Нам-то, рядовым людям, какое дело до их разборок в верхах? И невдомёк, что связь прямая. Если все права даются госвласти - они отбираются у людей.
Например, под шумок реформы прокуратуры и создания Следственного комитета (все только и говорят о нём и об однокурснике президента Бастрыкине!) почти незамеченным осталось, что адвокатов лишили их адвокатских прав. Раньше уголовное дело против адвоката мог возбудить только прокурор и только по решению суда. Теперь это запросто может сделать следователь, и согласия суда ему не требуется, отменили. То есть адвокат не защищён законом. Его в любой момент могут бросить в кутузку. Ишь, обнаглели, всяких ходорковских защищают и выставляют наш суд и следствие на позор... Теперь будут молчать, как миленькие. А ведь адвокаты не только ходорковских защищали, но и, например, наших детей, покалеченных в армии и в милиции. Не будь этих самых адвокатов, никто бы и никогда не узнал об Андрее Сычёве, Алексее Михееве и многих других...
Мы ещё вспомним о прокуратуре, которую ругали все, кому не лень.
Многие уже понимают: не дай бог кому-нибудь угодить в какую-нибудь историю – не дозовёшься, не доищешься правого суда. С каждым годом путинской власти народ зажимают в самые что ни на есть ежовые рукавицы, отдавая его в полный беспредел ментов и чиновников.
И при этом рейтинг президента Путина растёт с каждым днём! Если по телевизору каждый час говорят, что его действия на благо народа – население верит, в подкорке откладывается. Наверно, потому, что никому другому по телевизору ничто другое сказать не дают. Например, сделать анализ, вскрыть подоплёку нового закона о прокуратуре. Впрочем, кто знает наш народ... Может, ему объяснят, а он скажет: “Так и надо, нечего тут разводить, понимаешь...”
Французская газета “Монд” недавно написала, что российский народ любит ежовые рукавицы. По поводу статьи там, во Франции и в Европе, много спорили. Одни обижались за него (народ) и обличали автора, другие негодовали, третьи - соглашались. Им любопытно и интересно, что за страна такая и что за люди. А нам – нет.
Чтобы понять или хотя бы представить – надо здесь жить.
Москва