BORО-графия Нью-Йорка: ВИЛЬЯМСБУРГ

Нью-Йорк
№34 (592)

В своих письмах вы часто спрашиваете нас, дорогие читатели, какими критериями мы руководствуемся, отбирая районы для рубрики «BORO-графия Нью-Йорка». Главный критерий – непредсказуемость. Согласитесь, было бы банально рассказывать истории о районах в хронологическом порядке. Или, к примеру, начать с самых популярных районов - вроде Брайтон-Бич и Кони-Айленда.
Одно мы можем гарантировать наверняка: как только на карте Бруклина (см. рисунок выше) не останется территорий, о которых бы мы не рассказали, «BORO-графия Нью-Йорка» переключится на подробное изучение районов Квинса, Бронкса и Стэйтен-Айленда. Естественно, Манхэттен, о котором уже написано гигантское количество статей, мы прибережем «на закуску» и подадим в совершенно ином ракурсе.
В одиннадцатом выпуске рубрики мы поговорим о районе, который на большинстве бруклинских карт фигурирует под первым номером. Это - Вильямсбург. Сразу отмечу, что мы намеренно не будем дробить его на южный, северный, западный и восточный, как это делают некоторые исследователи.  
...Здешние земли  до 1638 года пустовали. Историки утверждают, что даже индейские племена предпочитали обходить будущий Вильямсбург стороной. В XVI веке здесь бушевала лихорадка, унесшая сотни жизней. Об этом свидетельствуют раскопки, проведенные голландскими исследователями полтора столетия спустя.
Впервые земли выкупили владельцы знаменитой компании Dutch West India (DWI). «Я не знаю, что мы будем делать с этими землями, но цена, по которой они продаются, настолько смешная, что их необходимо купить, - сказал один из совладельцев DWI Рууд Боммель. – Возможно, мы выгодно перепродадим их лет через десять».
В центре купленных территорий был вбит указательный столб с надписью «Собственность DWI».
По нелепой случайности DWI забыло о приобретенных землях на 23 года. За это время здесь успели обосноваться переселенцы из Дании и Голландии. Первая деревня получила название Бушвик. Ее жители занимались в основном торговлей и охотой. Стоит отметить, что жителей Бушвика отмечал странный акцент. Рууд Боммель как-то заметил в своих дневниковых записях: «С торговцами из Бушвика очень сложно вести беседу. Они практически не открывают рта и как будто разговаривают внутренним голосом. Очень странные люди. Видимо, на их поведении сказывается изоляция от окружающего мира».
DWI заставила поселенцев платить деньги за пользование землей и назначила своего управляющего – некоего Арьена Бохорста. Этот человек превратил будущий Вильямсбург в большой рынок, где сбывалось огромное количество подпольных товаров, например, краденые драгоценности и опий. Здесь же изготавливались фальшивые документы, которыми снабжали беглых преступников из Европы.
В начале XVIII века в Бруклине закрепилось выражение «бушвикский торговец». Так называли людей, которые могли продать и купить практически любую вещь.
В 1709 году власти Нью-Йорка приговорили Бохорста и еще 30 торговцев, промышлявших  спекуляцией и помощью преступникам, к смертной казни. После этого район потерял былую репутацию «криминального рынка».
В 1802 году земли неожиданно выкупает бизнесмен с ирландскими корнями - Ричард Шоодул. Среди местных жителей он получил прозвище «Риччи-нож» за привычку всегда носить с собой холодное оружие. Его правой рукой стал отставной полковник американской армии Джонатан Вильямс.    
Шоодулу и Вильямсу удалось на первый взгляд невозможное – основать небольшой, но совершенно независимый город со своей инфраструктурой. К 1827 году деревня Бушвик превратилась в крупный населенный пункт с тысячей жителей, своей церковью, почтовым отделением, пожарной колокольней и тремя десятками бизнесов – от небольших пивоварен до ателье по пошиву одежды. В городе появляются две судоверфи и небольшой завод по переработке сахара.
Джонатан Вильямс возглавляет программу подготовки местных полицейских. «Мы сделаем из Бушвика второй Рим, - любил повторять Вильямс. – Он станет самым защищенным местом во всем Нью-Йорке». Шоодул, в свою очередь, думал только о деньгах, которые можно заработать на трудолюбии бушвикцев.
Историки много спорят о том, почему город назван именно в честь Вильямса, а не Шоодула. Одна из версий гласит, что тщеславный полковник, лично знакомый с тогдашним президентом Джоном Адамсом, пообещал своему коллеге «теплое» место в президентской администрации в обмен на увековечивание его (Вильямса) имени в названии города.
Независимости и стремительно растущей экономики Вильямсбурга побаивались руководители других бруклинских районов. Чернокожее население соседнего Бедфорд-Стайвезант ненавидело жителей Вильямсбурга, отличавшихся ярко выраженными расистскими взглядами.
В 30-х годах XIX столетия промышленники из Голландии, Австрии и Германии открывают в этом районе свои офисы. В Вильямсбург переезжают такие легендарные магнаты с многомиллионными состояниями, как  Коммадор Вандербилт, Уильямс Уитни и Джеймс Фикс.
Мало кто знает, что именно здесь родилась знаменитая на весь мир фармацевтическая корпорация Pfizer (1849). Как, впрочем, и нефтяная компания Astral Oil (1874).
Приехавший в Вильямсбург с деловым визитом ирландский пивовар Малкольм О’Райн не поверил своим глазам, когда увидел на территории района три огромных пивоварни - Schaefer, Rheingold и Schlitz. «Я проделал далекий путь, чтобы рассказать здешним бизнесменам, что такое настоящее пиво, но они оставили меня в дураках, - признался изумленный О’Райн. – Специалисты Вильямсбурга варят пиво, которое приведет в неописуемый восторг любого европейского дегустатора». 
Забегая вперед, скажу, что пиво Rheingold в период с 1950 по 1960 годы занимало 37% американского пивоваренного рынка. Завод в Вильямсбурге по производству хмельного напитка входил в десятку самых успешных бизнесов Соединенных Штатов.
На мой взгляд, именно присоединение Вильямсбурга к Бруклину, произошедшее в 1855 году, положило начало краху процветающей экономики независимого города. Власти Нью-Йорка обложили прибыльные бизнесы огромными налогами. В район хлынула дешевая рабочая сила. К примеру, в период с 1859 по 1862 год в Вильямсбург перебралось более 17 тысяч необразованных афроамериканцев из Бедфорд-Стайвезант. Зарплата рабочих, которая в 1840 году была одной из самых высоких в Америке, к 1865 году упала ниже среднестатистической по Бруклину.
В 1896 году начинается строительство знаменитого моста через реку Ист-Ривер - Williamsburg Bridge. Жители Манхэттена встретили эту затею с опасением. Сотни митингующих с нижнего Ист-сайда вышли с транспарантами «Вильямсбург наступает!» и «Нас ждет безработица». Мост, обошедшийся городской казне в $12 млн., был введен в эксплуатацию в 1903 году.
К сожалению, Williamsburg Bridge по сей день попадает в рейтинги самых уродливых сооружений мира. Половина жителей Нью-Йорка считают, что он совершенно не вписывается в изящный городской пейзаж - в отличие от Verrazano и Brooklyn Bridge.
Не поверите, но стоимость квартир в Манхэттене, расположенных недалеко от Williamsburg Bridge, резко упала в начале XX века - вопреки всем прогнозам экспертов.
Ожидаемой миграции бруклинцев в Манхэттен тоже не произошло. Наоборот, в 1903 году тысячи евреев с Ист-Сайда перебираются в Вильямсбург. В это же время в район начинают переезжать иммигранты из Польши, Литвы и России.
Начиная с 30-х годов вильямсбургцы сталкиваются с большой проблемой. Пришедшие в негодность старые здания начинают разваливаться. Каждый месяц под завалами домов погибают люди. Сотни зданий признаются опасными для проживания и сносятся. Пресса Нью-Йорка начинает называть Вильямсбург «обителью для бездомных».
Только к концу 60-х район смог оправиться от обрушившихся на него бед. Вильямсбург захлестнул строительный бум,  здесь возводятся новые фабрики. Все местные жители смогли без проблем получить работу. Новые предприятия спровоцировали еще один поток иммиграции. На этот раз латиноамериканского населения. 
В 1961 году в районе было зарегистрировано 93 тысячи рабочих мест. Однако из-за экономических проблем их число сократилось к 1991 году на 12 тысяч. Это обернулось серьезным кризисом в инфраструктуре района.
Станет ли район с богатейшей историей процветающим и престижным, как это было в первой половине XIX века? Определенные перспективы существуют. Во-первых, в 2005 году Майкл Блумберг одобрил план перестройки Вильямсбурга, и уже в ближайшие годы здесь появятся просторные парки, торговые площади, спортивные площадки и крупные супермаркеты. Во-вторых, в Вильямсбурге относительно низкая по нью-йоркским меркам арендная плата за недвижимость, что способствует развитию малых бизнесов.