Территории в обмен на... войну!

Земля обетованная
№27 (323)

О том, что ситуация с палестинцами зайдет в тупик, начали говорить давно. Во всяком случае, не сейчас, когда выяснилось, что тупик на самом деле оказался спуском в пропасть.
К ноябрю 1947 года, когда ООН принимала план раздела Палестины, на территории между Иорданом и Средиземным морем проживало 1 млн. 365 тысяч арабов (включая 137 тысяч кочевников-бедуинов) и 610 тысяч евреев.[!] Именно на эти цифры опирались эксперты ООН, составляя план ее раздела. Палестина должна была быть разделена на три участка: еврейский, площадью 14,1 тысячи квадратных километров, в пределах которого должны были проживать 530 тысяч евреев и около 510 тысяч арабов (включая 105 тысяч бедуинов). В пределах будущего арабского государства предполагалось проживание 750 тысяч арабов (в том числе 22 тысячи бедуинов) и 10 тысяч евреев. И, наконец, на небольшой территории, включающей Иерусалим, Бейт-Лехем (Вифлеем) и прилегающие к ним незначительные населенные пункты (около 1% территории Палестины), ООН решила создать анклав под международным управлением с населением примерно 205 тысяч человек - 105 тысяч арабов и 100 тысяч евреев («Государство Израиль». Справочник. М., 1986, c. 61).
Евреи всего мира с радостью приняли решение ООН, так как после Холокоста клочок земли, выделенный им на исторической родине, был для них драгоценнее жизни. На улицах Нью-Йорка и Тель-Авива, Парижа и Лондона сотни тысяч евреев радовались решению ООН, танцевали «фрейлехс» и поздравляли «мазл тов». Для арабских же лидеров даже такой план раздела Палестины оказался неприемлемым, так как их главной целью было уничтожение еврейского государства в зародыше. И 14 мая 1948 года, в день провозглашения Израиля, они объявили ему войну.
В самом ее начале руководители арабских стран, будучи уверенными в победе, требовали от жителей Яффо, Хайфы, Лода и других городов Палестины покинуть свои дома, чтобы не мешать «блицкригу» армий Египта, Сирии, Ливана, Иордании и Ирака. Секретарь лондонского представительства Лиги арабских стран Эдуард Атия в своей книге «Арабы», изданной в Англии в 1955 году, писал: «...это всеобщее бегство арабов явилось большей частью выражением их веры в широковещательные сообщения и призывы совершенно лишенной чувства реальности арабской печати и в безответственные выступления некоторых арабских лидеров, обещавших, что в течение короткого времени евреи будут разбиты армиями арабских стран и арабы Палестины смогут вернуться на свою землю».
Известно, чем закончилась война за независимость, - арабские армии были разгромлены, Израиль расширил свою территорию на 6,6 тыс. кв. километров или почти в полтора раза. Западный берег и Восточный Иерусалим оккупировала Иордания, полосу Газы захватил Египет.
Казалось, на этих землях арабские страны могли приступить к созданию палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме, однако этого не произошло. Почему? Да потому, что они изначально были против самого факта создания еврейского государства. Неважно, говорили они, будем мы создавать свое государство или нет, но еврейского мы не потерпим. И шла война за войной, так как цели у евреев и арабов были разные. Еврейская декларация независимости (14 мая 1948 года): «Призываем сынов арабского народа, проживающих в Государстве Израиль, даже в эти дни кровавой агрессии блюсти мир и участвовать в строительстве государства на основе полного гражданского равноправия и соответствующего во всех его учреждениях представительства...» Через два десятилетия, 17 июля 1968 года, палестинцы обнародовали свой документ - «Национальная хартия народа Палестины». Он сыграл воистину зловещую роль в арабо-израильских отношениях. Сама мысль о мире и компромиссе напрочь отвергалась Арафатом и Абу-Джихадом, основавшими в Кувейте (1957) военно-политическую организацию ФАТХ. В учредительном «манифесте» говорилось, что организация «создается с целью освобождения Палестины от израильской оккупации и уничтожения Государства Израиль...».
После попытки антиправительственного мятежа, организованного Арафатом в надежде поднять восстание иорданских палестинцев против Хашимитской королевской династии, Арафат убежал в Ливан. Будучи изгнанным из Иордании и Ливана, окопавшись в далеком Тунисе, Арафат едет в Бухарест, где получает от правителя Румынии Николае Чаушеску дельный совет: превратиться из волка в ягненка. «Убедите мир на словах, что Вы признаете право Израиля на существование и готовы с ним сотрудничать. И Вы добьетесь большего, чем террором».
И Арафат становится «миротворцем». Руководители Израиля Рабин и Перес довольны - наконец- то нашелся партнер по мирным переговорам. Дальнейшее известно: Норвежские соглашения, передача Арафату 40% территории по принципу «Территории в обмен на мир». Ицхак Рабин убеждал израильтян: «Перестаньте бояться! Оружие передается палестинской полиции для борьбы с ХАМАСом». Как горько ошибся премьер-министр! Этим оружием арабы убивают евреев.
Лозунг «Территории в обмен на мир» Арафату больше не понадобился, он требует возвращения палестинских беженцев в Израиль, отвергает предложения Билла Клинтона и Эхуда Барака об окончательном урегулировании конфликта путем создания Палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. И это несмотря на то, что палестинцам предлагали 95% Западного берега и 100% Газы и ликвидацию еврейских поселений, в которых проживают свыше 40 тысяч поселенцев. На эти мирные предложения Израиля Арафат ответил новой интифадой, фактически войной, в результате которой от рук самоубийц-камикадзе только за последние полтора года погибли около 500 израильтян- стариков, женщин, детей.
Арафат знал, что в военном отношении Израиль силен и его не победить, но надеялся, что у израильтян не хватит мужества, чтобы выдержать террор. О том, что Арафат своей цели не достиг, свидетельствует продолжение алии в еврейское государство в это кровавое для него время. За 4 месяца в Израиль прибыли 6 тысяч новых репатриантов. Это меньше, чем в прошлые годы, но сам факт продолжения алии в условиях террора - свидетельство поддержки евреями всего мира своего государства.
Семь раз отмерь и один раз отрежь. Эту пословицу должны помнить американские и европейские дипломаты при подготовке предложений по миру на Ближнем Востоке.