БОМБИТЬ МОСКВУ МОЖНО БЫЛО БЕСПРЕПЯТСТВЕННО

В мире
№32 (590)

В народе говорят – 10 часов, с 9.30. до 19.30., Москва была беззащитна перед ударами вражеских бомбардировщиков, потому что электричество в системе ПВО отключили коммерсанты - за неуплату... Во всяком случае, командующий округом ПВО так и сказал: “Москва на несколько часов осталась беззащитной”.
Наверно, он преувеличивал, хотел обратить внимание и заострить вопрос... Но слово – не воробей. И теперь, сколько ни доказывай, что отключили не основной, а только лишь РЕЗЕРВНЫЙ узел связи ПВО, никто не поверит. Да и какая разница – резервный или не резервный... Вопиющий бардак налицо. Шутка ли - одним поворотом рубильника сторож коммерческой фирмы узбек Мелис (некоторые говорят, что его зовут Махмуд) отключил Запасной Командный Пункт - 500 каналов связи министерства обороны, центр управления войсками ПВО Московского военного округа. А в зоне его защиты - 3 автономные республики, 23 области и  - Москва в том числе...
Скучно в этом разбираться, и потому сосредоточусь на главном – на СПЕЦИАЛИСТАХ. Кто из специалистов готовил консервацию узла связи? Кто поставил воздушную оборону Центрального района и Москвы в зависимость от рубильника в руках сторожа Мелиса-Махмуда? И совсем уж наивный вопрос – как могли СПЕЦИАЛИСТЫ не предусмотреть резервные источники питания? Например, на объектах, где я служил (несопоставимых по значению с гигантским подземным бункером ЗКП) глубоко под землей в полной готовности стояли дизельные электростанции – при первом же перебое с электроэнергией автоматически включались дизель-генераторы. Опять же с резервом на все случаи жизни, в том числе и с резервным запасом горючего. А тут что - анекдот? Увы, не анекдот.  Разве анекдот – выступление вице-премьера Дмитрия Медведева на международной конференции по статусу русского языка за рубежом?
“Мы отмечали Дни славянской письменности и культуры, вспоминали просветителей Кирилла и Мефодия, которые всю жизнь боролись за родной язык и сберегали его, - говорил Медведев. - Всё это обязывает и нас уважать и максимально оберегать наш родной язык”.
Наш родной язык, и Медведева тоже, – русский. А родным языком Кирилла и Мефодия был греческий. И они за него не боролись и не сберегали – они создавали славянскую письменность. А русского языка тогда не было... И так далее.
Нельзя требовать от профессора юридического факультета Ленинградского университета, вице-премьера Медведева углубленного знания жизни Кирилла и Мефодия. И даже умения отличать русский язык от старославянского и тем более греческого. От начальства вообще ничего не надо требовать. Материалы для него готовит многочисленный аппарат. Вопрос в другом: какие СПЕЦИАЛИСТЫ писали и проверяли текст, с которым вице-премьер выступил перед филологами?

Но вернемся к узлу связи ПВО. Военно-правительственное подземелье площадью в одну тысячу квадратных метров построили в самом начале 50-х годов. Это 4 штольни на глубине 60 метров, соединённые переходами, 3 специальных выхода в метро и один на поверхность – в доме № 11 по Пятому Котельническому переулку, у станции метро “Таганская”. Бункер способен выдержать удар атомной бомбы, имел свои системы очистки воздуха, запасы пищи и питьевой воды с таким расчётом, что 5 тысяч человек могли продержаться в автономном режиме три месяца. Там постоянно дежурили до полутора тысяч военных.
В 2006 году (не в 90-е годы, на которые теперь всё списывают, а буквально вчера) бункер Сталина (его называют и так) ПРИВАТИЗИРОВАЛИ. Продали коммерческой фирме под названием “Новик-сервис”. Чем она занимается - кто её знает. Да и не имеет значения. Имеет значение только то, что у неё особый статус.
Ну представляете, совершено покушение на обороноспособность страны! Мчится военный прокурор, грохочет сапогами ОМОН и спецназ, прибывает отделение автоматчиков, врываются в помещение, разносят охрану фирмачей в клочья...
А вот и нет.
Военный прокурор наткнулся у ворот на начальника охраны и... не посмел войти. Тем более – арестовать. Так они и стояли друг против друга, переругиваясь на потеху немногочисленных зевак и многочисленных журналистов. Прокурор грозил, кричал про государственные интересы, а начальник охраны резонно отвечал, что объект продан им и они не обязаны платить свои кровные денежки за электричество, которым бесплатно пользуется министерство обороны.
А командующий ПВО(!) жаловался (?) прессе(?), что коммерсанты не выполняют постановление правительства РФ “Об охране линий и сооружений связи” и Закон РФ “Об обороне”, в которых регламентируется беспрепятственный доступ к сооружениям и линиям связи военного значения. Тот же, кто препятствует, должен быть покаран по всей строгости. И ещё военные говорили потом “спасибо” журналистам: мол, обороноспособность страны удалось восстановить благодаря вмешательству прессы, всенародной огласке.
Наверно, это всё-таки преувеличение. Точно известно, что рубильник включили после того, как приехал генеральный директор фирмы “Новик-сервис”. Которому, возможно, пресса и огласка совсем не нужны.
А при чём тут специалисты, к которым всё время апеллирует автор? – может спросить читатель. При том, что их теперь почти нет. Ни гражданской, ни военной власти они не нужны. Нынче и доклады по славистике, и проекты всяческих реформ, и приватизацию Запасных Командных Пунктов готовят люди совсем другого рода. Они чётко знают только одно - кому, что и за сколько продать-откатить, кто и кому обязан, кто под кем ходит и кто кого крышует.
В соответствии с этим выстраивается вся система формальных и неформальных отношений, исполнение закона и святое несение воинской службы. Все всё понимают. В том числе военный прокурор, милиция и солдаты с автоматами, которые много часов покорно ждали у ворот, пока не приедет могущественный генеральный директор фирмы “Новик-сервис”.