BORО-графия Нью-Йорка: Бедфорд-Стайвезант

Нью-Йорк
№28 (586)

Об одном из самых больших по площади районов Нью-Йорка - Бедфорд-Стайвезант (Bedford-Stuyvesant) русскоязычным жителям   города известно немного. Из-за высокого уровня преступности он  считается одним из  самых неблагополучных, опасных и не желательных для посещения туристами районов Большого Яблока.
А ведь когда-то...
Для начала остановимся на его двойном названии. Первая половина происходит от деревни Бедфорд, основанной в этих краях в начале XVIII века. В исторических справочниках о самой деревне сохранились скудные сведения. Известно лишь, что подавляющее количество ее жителей работали в стремительно развивающемся Манхэттене. Этому способствовало уникальное расположение Бедфорда. В те времена до   Уолл-cтрит можно было добраться всего за 25 минут (включая переправу через реку).
Второй части названия -  Стайвезант - район обязан последнему губернатору колонии Новых Нидерландов - так называлось огромное поселение переселенцев из Голландии.
Питер Стайвезант – одна из самых неординарных личностей в истории Соединенных Штатов. Он обладал потрясающей памятью и остротой ума, благодаря которым очень быстро поднялся по служебной лестнице в крупной торговой компании Dutch West India Company - от чернорабочего до вице-президента.
Стайвезант был настоящим пиратом и некоторое время командовал голландскими военными кораблями, грабившими испанские торговые суда в Карибском море. В одной из морских битв в его корабль попал мощнейший пушечный заряд,   Стайвезант получил тяжелое ранение и на всю жизнь остался инвалидом.
История Бедфорд-Стайвезанта напрямую связана с историей рабства на американской земле. Некоторые историки утверждают, что именно здесь появился первый в Бруклине рынок африканских рабов.
«Еще 250 лет назад вы могли приехать в этот район и купить человека, - рассказывает историк Марк Питерс. – На рынке существовало четыре категории рабов: молодые рабы до 14 лет, рабы среднего возраста – примерно до 30 лет, пожилые рабы и рабы с физическими недостатками – больные, калеки, глухонемые, слепые и т. д. Людей держали в клетках - словно животных». 
До нашего времени сохранилось послание бизнесмена из Кентукки, сделавшего «заказ» на живой товар работорговцу из Бедфорд-Стайвезант:
«Пришлите мне четырнадцать здоровых рабов-мужчин с нормальной координацией и минимальным знанием английского языка, - пишет он. – Они необходимы для работы на высоте и рубки леса. Оплату гарантирую на следующий день после исполнения заказа».
В 1708 году продолжительность жизни раба из Бедфорд-Стайвезант составляла всего 34 года. Смерть наступала от физического истощения, плохого питания, побоев и хронических болезней. Подсчитано, что на каждую голландскую семью района трудился хотя бы один раб.
Прислугу из рабов местные жители заставляли работать по 16 – 18 часов в сутки. Тогда многие ремесленнические бизнесы в районе полностью зависели от рабского труда.
«Бедфорд-Стайвезант уникален тем, что вся его инфраструктура держалась на рабской эксплуатации, - продолжает Марк Питерс. – В других районах афроамериканцам поручали лишь самую тяжелую и вредную работу. Здесь же в таверне  можно было встретить раба-официанта или раба-повара  – очень редкое явление для тех лет. Белое население фактически только и занималось тем, что погоняло рабов».
В 1714 году житель района Джеймс Грайгер ежемесячно печатал тиражом в 500 экземпляров листовки о продаже и покупке рабов для обеспеченного населения Бруклина. В ней указывались физические данные и рабочие навыки каждой единицы «живого товара». Наибольшим спросом пользовались опытные строители, воспитатели и мясники. Информация на самых «одаренных» рабов дополнялась рисованными портретами. Сохранившиеся экземпляры листовки представлены на ежегодных городских выставках истории нью-йоркского рабства (New York Slavery).
В 1832 году начинается строительство пролегающей через Бедфорд-Стайвезант ветки железнодорожной дороги Лонг-Айленда (Long Island Rail Road – LIRR). В строительстве принимают участие полторы тысячи человек. Главная заслуга LIRR заключается в том, что она превратила замкнутый анклав, коим долгое время считался Бедфорд-Стайвезант, в полноценный бруклинский район. Здесь никогда не было туристов, зато существовали прекрасные возможности для развития различных бизнесов.
После отмены рабства в 1865 году район начали именовать «бруклинским Гарлемом». Белое население, долгое время эксплуатировавшее афроамериканцев,  спешно покидало здешние края, опасаясь расправы со стороны чернокожих. В последующие тридцать лет здесь были сожжены сотни домов, некогда принадлежавших работорговцам и белым бизнесменам. В 1871 году ярого расиста Филиппа Стоппарда, иммигранта из Голландии в четвертом поколении, в буквальном смысле разорвала толпа. Стоппард отличался чрезмерной жестокостью по отношению к черным и, по слухам, собственноручно задушил нескольких своих слуг.
К середине XX столетия Бедфорд-Стайвезант стал полностью афро-американским. В справочнике для иностранных туристов 1948 года есть следующая фраза:
«Не рекомендуется посещать Бедфорд-Стайвезант во избежание возможного ограбления, изнасилования или убийства. В районе зафиксирован максимальный уровень подростковой преступности на почве расизма. Если вы по каким-либо причинам оказались здесь, позвоните в полицию и потребуйте срочной эвакуации».
Такие «меры безопасности» не приводились даже при описании манхэттенского Гарлема, который просто «не рекомендовалось посещать с наступлением темного времени суток».
Бедфорд-Стайвезант неоднократно посещал защитник прав чернокожего населения Мартин Лютер Кинг. Его портреты можно было увидеть повсюду. Каждый владелец бизнеса и рядовой житель считал за честь украсить свое окно изображением главного американского борца с расизмом. Неудивительно, что убийство Кинга 15 января 1968 года спровоцировало погромы в районе. За считанные часы сгорело шесть пиццерий, принадлежавших итальянцам,  были разбиты стекла в десятках бизнесов, которыми владели выходцы из Азии. Каждого белого полицейского, прибывшего на место преступления, разъяренная толпа забрасывала камнями и бутылками. Стражи порядка опасались применять оружие, так как это могло подтолкнуть толпу к еще более радикальным действиям.
После серии подобных происшествий руководство Нью-Йорка пошло на беспрецедентные меры – в Гарлеме и Бедфорд-Стайвезант полицейское патрулирование осуществлялось только офицерами афроамериканского происхождения. Любой белый полицейский, просивший начальство разрешить ему патрулировать  в черном районе, считался самоубийцей или сумасшедшим. В период с конца 70-х до начала 90-х годов здесь погибли почти сто офицеров нью-йоркской полиции (NYPD).
Сегодня в Бедфорд-Стайвезант проживают афроамериканцы, мигрировавшие из южных штатов страны, а также десятки тысяч выходцев с Ямайки, Гайаны, Барбадоса, Тринидада и Тобаго, Конго и Йемена. В начале этого года количество жителей перевалило за 200 тысяч человек. Благодаря этому показателю Бедфорд-Стайвезант, расположенный на площади размером более 2 тысяч акров, вошел в число 30 самых больших районов США.
К сожалению, в начале XXI века в Бедфорд-Стайвезант зафиксирован один из самых высоких уровней безработицы в Нью-Йорке. Открытие и содержание малого бизнеса в здешних местах – чрезвычайно хлопотное занятие. Во-первых, большая часть населения не может позволить себе дорогого сервиса, во-вторых, в районе процветают воровство и грабежи магазинов, ландроматов, закусочных. Я, например, был очень удивлен, когда увидел в одном из магазинов по продаже алкоголя  Бедфорд-Стайвезант  спиртные напитки (стоимостью больше $80 - $90), спрятанными за прочную железную решетку. На мой вопрос, почему бы не убрать дорогой алкоголь за стекло для более приятного вида, хозяин лишь с недоумением  посмотрел на меня и произнес: «Стекло можно запросто разбить. Неприступные решетки намного надежнее».
Задержанный в середине прошлого года в Бедфорд-Стайвезант 16-летний драг-дилер сознался полиции, что он и все его друзья подрабатывают на жизнь торговлей наркотиками. «Для меня местное население района делится на две категории: первая продает наркотики, вторая их употребляет», - заявил он.
Трудно в это поверить, но Бедфорд-Стайвезант подарил миру огромное количество знаменитостей, которым сегодня поклоняется американская молодежь. В основном, это известные рэп-исполнители, вроде Busta Rhymes, Jay-Z, певицы Aaliyah и павшего жертвой бандитских разборок рэппера The Notorious B.I.G. Здесь долгое время жил популярный комедийный киноактер Крис Рок, который назвал свое нищенское существование в Бедфорд-Стайвезант «главным жизненным стимулом к достижению нынешней славы и больших денег».
Беззаботные, но все же малопривлекательные будни района прекрасно отражены в фильмах культового кинорежиссера Спайка Ли Do The Right Thing (1989) и Crooclyn (1994). Всем заинтересованным читателям настоятельно рекомендую посмотреть две эти великолепные ленты.
Я бы не рекомендовал отправляться в Бедфорд-Стайвезант на туристическую прогулку в вечернее время суток. Вероятность быть ограбленным по-прежнему очень высока. Однако взглянуть на потрясающие памятники архитектуры  все-таки стоит. Здесь вашему взору предстанут уникальные церкви, сохранившихся с XVII – XVIII века.
Некоторые уголки до боли напоминают Манхэттен, особенно южные и западные части района. Великолепные фасады зданий, заборы в викторианском стиле, зеленые лужайки и относительно чистые тротуары оставляют надежду на то, что Бедфорд-Стайвезант ждет большое будущее. Не исключено, что скоро он будет таким же привлекательным для аренды и покупки жилья районом, как уже знакомые вам Бенсонхерст, Шипсхедбэй, Бэй-Ридж и Мидвуд.