СМЕШНОЕ В ШАХМАТАХ И В ЖИЗНИ

Спорт
№27 (585)

Заключительный фрагмент статьи Льва Бабушкина. Начало – в предыдущем выпуске “РБ”, №26
Практика комического – это постоянные испытания сложившейся системы человеческих ценностей. Чувство юмора побуждает экспериментировать, как бы играть на грани правильного и неправильного, добра и зла. Роль смеха – постоянно отслеживать положение этой не зафиксированной навечно, исторически подвижной грани. Ведь что вчера было добром, завтра может оказаться злом и наоборот.
Инертность и негибкость мышления, ошибочная уверенность в том, что всё хорошее и правильное, хорошо всегда и везде нередко ставят человека в комическое положение.
Вот, например, вежливость. Прекрасное человеческое качество. Но и вежливость, когда она чрезмерна, вызывает смех.
Известно, что англичан отличают тонкое чувство такта и строгое соблюдение правил хорошего тона. С этим связаны и особенности британского юмора, нередко обыгрывающего парадоксальные проявления типичной для англичан вежливости.
Английский бизнесмен получил письмо от коллеги, который писал: «Дорогой сэр, поскольку мой секретарь - дама, я не могу продиктовать ей то, что о вас думаю. Более того, поскольку я джентльмен, я не имею права даже думать о вас так. Но так как вы ни то, ни другое, я надеюсь, вы поймете меня правильно».
Два англичанина провели двадцать лет на необитаемом острове и, как выяснилось, даже не познакомились. На вопрос о причинах этого они резонно заявили: «Нас некому было друг другу представить!»
За обедом в богатом загородном особняке один из гостей, выпив лишнего, падает лицом в тарелку. Хозяин подзывает дворецкого и говорит: “Смитерс, будьте добры, приготовьте, пожалуйста, комнату для гостей. Этот джентльмен любезно согласился остаться у нас ночевать”.
Иностранцам английская вежливость (как и всё, что характерно для одних больше, чем для других) нередко кажется чрезмерной. Поэтому нас (неангличан) порой может рассмешить и то, что сами англичане говорят вполне серьезно – просто из чувства такта.
Студентка просит у профессора разрешения уйти с лекции. Профессор совершенно серьезно отвечает: I am sure it’ll break mу heart, but уоu mау leave (Я уверен, это разобьет мне сердце, но вы можете уйти).
Комическое (смешное) выявляет ограниченность и относительность того, что прежде было (или казалось) неограниченным и безусловным.

В позиции на диаграмме выигрывает 1.Лh8. Черные не могут забрать пешку 1... Л:a7 ввиду 2.Лh7+. Этот маневр известен всякому мало-мальски грамотному шахматисту. Стоит ли поэтому особенно удивляться, что и в позиции на следующей диаграмме белые сыграли 1.Лh8? Но ответ черных стал для них полной и очень неприятной неожиданностью: 1...Лh2+. Стандартный маневр оказался в данном конкретном случае грубой ошибкой. Белым пришлось сдаться. Комический эффект произошедшего усилило то обстоятельство, что белые стали жертвой точно такого же тактического удара, каким собирались выиграть.
Оянен – Ридала, Хельсинки, 1959

Ход белых
Что сделалось смешным, для серьезного дела уже не годится. Когда старое становится смешным, от него отказываются и ищут новое. И уже из этого следует, что чувство юмора способствует творчеству. Творчество, в какой бы сфере человеческой деятельности оно ни совершалось, неизбежно принимает эстетическую форму. И всякий эстетический процесс является по сути своей процессом творческим. Потребность в красоте побуждает людей находить, высоко ценить и развивать зачатки будущего. Но обновление и совершенствование жизни немыслимо и без комического. Основная роль смешного – предвосхищать и своевременно “обезвреживать” все, что рано или поздно может стать препятствием на пути совершенствования.
(Полный текст статьи находится на сайте Льва Бабушкина //proint.narod.ru/)


Комментарии (Всего: 1)

Очень интересный и необычный взгляд на "смешное"

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *