BORО-графия Нью-Йорка: МИДВУД

Нью-Йорк
№27 (585)

Представьте себе густой непроходимый лес, напоминающий зловещую русскую тайгу, в котором обитают медведи, волки, кабаны, олени и десятки других животных. Именно таким в середине XVII века предстал перед голландскими переселенцами большой кусок земли в центральной части Бруклина, известный сегодня как район Мидвуд.
Для европейцев, осваивающих территории нынешнего Бруклина, Мидвуд стал одним из главных источников пропитания. И если жители прибрежных территорий (Бенсонхерст, Шипсхедбэй, Бэй-Ридж) питались преимущественно рыбой, то жители Мидвуда могли позволить себе такие лакомства, как оленина, рябчики и перепелки.
По официальным документам, освоение Мидвуда началось в 1652 году. По легенде одним из первых район увидел дубильщик кожи Патрик Бюэлл. Восхищенный красотами территории, он воскликнул: «Мы снова оказались в Голландии. Мы приплыли обратно!»
Именно Бюэллу приписывается первое неофициальное название Мидвуда – Маленькая Голландия. Позднее оно сменится на Midwout, что в переводе с нидерландского обозначает «средний лес».
Примечательно, что район заселялся очень необычным методом: переселенцы предпочитали жить как можно дальше друг от друга. Дома строились хаотически, зачастую глубоко в лесу, подальше от людских глаз. «Первые жители района жили автономно и не нуждались в какой-либо поддержке извне, - пишет историк Джон Брюлен. – У них была древесина для постройки домов, колодцы с пресной питьевой водой и огромное количество всевозможной провизии. Здесь на первое место выходили не деньги, а мастерство и трудолюбие».
Неудивительно, что основателями Мидвуда стали лучшие сельскохозяйственные работники Голландии. Однако уже в 1664 году район пришелся по вкусу английским военным. Они приложили все силы, чтобы выселить голландцев с плодородных территорий, намереваясь построить в лесу несколько укрепленных военных баз. Борьба за район, в которой погибли несколько десятков человек, закончилась неофициальным мирным договором. От строительства военных объектов агрессивным англичанам все-таки пришлось отказаться.
Уже к концу XVII века в Мидвуде начинают открываться десятки популярных «бизнесов» того времени - кузницы, мастерские по выделке кожи и производству чучел, небольшие скотобойни и мельницы. Особым спросом пользовались так называемые «мидвудские харчевни», где подавали деликатесные блюда из мяса и птицы.
Стоит отметить, что жители района долгое время жили оторванными от внешнего мира. Мидвуд напоминал анклав – независимое поселение, куда было очень трудно попасть.
Историки отмечают, что к концу XVII века здесь не было ни одной мало-мальски нормальной дороги для лошадиных повозок. До «цивилизации», то есть морских портов, люди предпочитали добираться лесными тропами. Естественно, в такой обстановке процветала преступность, из-за чего местные жители частенько устраивали самосуд над ворами и убийцами. «Власть в районе принадлежала старшинам, то есть самым старым жителям Мидвуда, - продолжает Джон Брюлен. – Именно они руководили районом и выдавали неофициальное разрешение на проживание новоиспеченным иммигрантам».
В 30-х годах XVIII века мидвудцы столкнулись с большой проблемой – из лесов начала стремительно исчезать «провизия». До нашего времени дошла жалоба, написанная неким Дунканом Гаррати в 1721 году. Он обращается к властям со следующими словами:
«За последние семь месяцев нам удалось поймать только двух медведей, что свидетельствует о резком оскудении лесов. Исчезают дикие лошади, кролики и птицы. Мы стараемся разводить больше кур, коров и свиней, чтобы поддержать хозяйство. Животные исчезают из-за повальной вырубки лесов».
Своими главными врагами мидвудцы считали жителей прибрежных районов, которые планоомерно уничтожали богатые дичью леса. Древесина шла на постройку жилых домов, бизнесов, портов и, конечно же, на экспорт. Огромное количество леса вывозилось через залив Шипсхедбэй, о котором мы уже рассказывали в нашей рубрике “BORO-графия Нью-Йорка”.
Начало XIX столетия стало самым проблемным в истории Мидвуда. Густые леса были безвозвратно загублены. Жители в основном зарабатывали на жизнь выращиванием сельскохозяйственных культур, животноводством и строительством.
Одним из самых прославленных дельцов того времени стал Иоганнес Ван-Ньюс. Это был человек с влиятельными политическими связями и потрясающим складом ума. Он мог делать деньги из воздуха. По легенде, когда в 1790-х годах в Мидвуде началась засуха и многие фермеры оказались у разбитого корыта, Ван-Ньюс собрал невиданный урожай, который впоследствии перепродал по сумасшедшей цене.
Разозленные жители неоднократно пытались сжечь дом богатого соседа, однако расчетливый Ван-Ньюс вовремя обзавелся собственной охраной. Позднее он преумножил свой капитал за счет инвестиций в строительство. На рубеже веков предприниматель покупает дом некоего Фредерика Макгоу – нью-йоркского бизнесмена, о котором историкам практически ничего неизвестно. 
Дом Макгоу – один из немногих архитектурных памятников той эпохи, сохранившийся до нашего времени. Он расположен по адресу 1041 East 22 Street. Сегодня его стоимость оценивается в несколько миллионов долларов, однако в 1796-м он стоил всего $350.
Практически весь XIX век в истории Мидвуда – это борьба землевладельцев и предпринимателей. Исторические документы свидетельствуют, что некоторые участки продавались и покупались по 50 – 60 раз в год. Причем на цену больше всего влияли климатические условия, от которых, в свою очередь, зависел урожай. Бизнесмены, открывашие в районе рестораны и отели, либо моментально разорялись, либо быстро сколачивали крупные состояния. 
XX век в истории Мидвуда связан с одним грандиозным событием. В начале столетия здесь обосновалась первая американская киностудия Vitagraph (угол авеню М и East 14 Street). Первоначально она выпускала документальные фильмы об испано-американской войне 1898 года. 10-20-минутные хроники крутились в небольшом кинотеатре и постоянно привлекали толпы зрителей со всего Нью-Йорка.   
Компания Vitagraph стала главным символом Мидвуда и навсегда прославила этот район. В 1925 году Vitagraph выкупают братья Уорнер, которые переименовывают ее в знаменитую на весь мир киностудию Warner Brothers. Можно смело сказать, что Мидвуд – это колыбель современного американского кинематографа.
Сегодня Мидвуд – это район с развитой инфраструктурой, в котором проживают преимущественно иммигранты из бывшего Советского Союза, Китая, Гаити, Индии, Ирана, Ямайки и Пакистана. К сожалению, потомков коренного населения, то есть голландцев и англичан, практически не осталось.
Здесь выросли многие знаменитые люди. Например, известный американский писатель, сценарист и педагог Эрих Зегель, ныне преподаватель в колледже Wolfson (Оксфорд). Актриса Мариса Томей и режиссер Даррен Аранофски (недавно мой коллега Илья Гуревич написал рецензию на его новый фильм «Фонтан») также выросли здесь,  в свое время посещая школу имени Эдварда Морроу (Edward Murrow High School).
Кстати, совсем недавно руководство школы обратилось к «РБ» с просьбой прочесть старшеклассникам лекцию о профессии журналист. Урок провел ваш покорный слуга.
Самый знаменитый человек, когда-либо выросший в окрестностях Мидвуда, легендарный режиссер, актер, сценарист и продюсер Вуди Аллен. Думаю, многим из вас этого человека представлять не надо. 
В Мидвуде выросло немало видных политических деятелей, причем совершенно разных идеологических убеждений. Например, Бернард Сандерс (Вермонт) стал независимым кандидатом, Чак Шумер (Нью-Йорк) – демократом, а Норм Коулман (Миннесота) – республиканцем. Все трое бывших мидвудцев – действующие сенаторы.
По доброй традиции нашей рубрики следует упомянуть о фильмах, которые когда-либо снимались на территории Мидвуда. Многие жители даже не догадываются, что их родной район предстал в бессмертном творении Фрэнсиса Форда Копполы «Крестный отец» (Godfather). В каком именно эпизоде? Лучше еще раз пересмотрите бессмертную классику, и сами найдете ответ на этот вопрос. 
Из последних американских лент, снятых в Мидвуде, советую посмотреть независимую комедию The Squid and the Whale (2005) и мелодраму Just Looking (1999). 
Особо стоит отметить, что Мидвуд – прекрасное место для шоппинга. В конце 60-х – начале 70-х годов авторитетное издание New York Magazine назвало здешние улицы «самым перспективным местом для ведения бизнеса во всем штате Нью-Йорк». С тех пор бизнесы Мидвуда прочно удерживают некогда завоеванные позиции. Здесь много кафе, ресторанов, закусочных,  пиццерий, ювелирных магазинов и косметических салонов.
По мнению жителей Мидвуда, с которыми мне удалось побеседовать, одним из главных плюсов района они считают прекрасное месторасположение. «Я даже рад, что живу далеко от океана, - признается 73-летний Павел Н. – К нам не приезжают шумные туристы. Мидвуд – прекрасное место для пожилых людей, однако немного скучноватое для молодежи. Зато здесь отличные парки для прогулок с внуками».
Еще один житель похвастался мне низкими ценами на продукты, в частности, на фрукты и овощи. «Обожаю Мидвуд за колоссальный выбор всего самого необходимого», - с гордостью отметил он.
Кстати, большинство парков Мидвуда принадлежат школам и колледжам, однако в выходные дни и вечернее время они открыты для всех желающих. Прогулки по тихим озелененным улочкам парков – излюбленное времяпрепровождение мидвудцев. 
Вот такой необычный район со своей индивидуальной и любопытной историей.