Нерассказанная история из нашего близкого прошлого

Под грифом "секретно"
№26 (322)

Нерассказанная история из нашего близкого прошлого

Пэббл Бич - это действительно Богом дарованный людям кусочек земли, длинной, узкой полоской втиснувшийся в изгиб отвесного берега Тихого океана. На пологом склоне спускающейся к нему гряды холмов он уютно прижился в вечной зелени сосен и кипарисов. А по самой кромке той благодатной земли, крутыми обрывами возвышающейся над бесконечной водной гладью, простерлись искусственные холмики полей для гольфа. Всегда, когда я бывал в Пэббл Бич, меня удивляла их рукотворная красота и поражали пьянящий воздух, перемешанный с пряными запахами каких-то необыкновенных трав, растущих в густых лесных гущах, и непреходящая во все времена года свежесть океана. Я побывал в Пэббл Бич спустя двадцать лет после того, как, покинув Белый дом, там играл в гольф Джералд Форд. 20 января 1997 года, в день вступления в обязанности на второй срок сорок второго президента США Уильяма Джефферсона Клинтона,.я пожалел, что не был в тот день в столице и не увидел, вероятно, самого грандиозного за всю предыдущую историю страны приема гостей и самого красочного по случаю инаугурации фейерверка. Но судьба вознаградила меня в тот день чем-то иным.
Вечером того же дня я был приглашен на ужин, а последующие события убедили меня в том, что не так уж много я и потерял, оставшись в Калифорнии и не побывав в столице. Там я случайно встретился с китаянкой, лет сорока, очень приветливой, всем улыбавшейся. Она улыбнулась даже и мне, когда я со своим знакомым столкнулся с ней при выходе на веранду одного из ресторанов, устроенного прямо возле кромки Тихого океана. “Познакомьтесь”, - представил меня китаянке мой знакомый. “Дэн Ронг”, - со специфическим азиатским акцентом произнесла женщина. А затем она в сопровождении высокого, сухощавого мужчины, приблизительно тех же лет, что и сама, прошла вперед и села за столик в углу веранды, неподалеку от того места, где ужинал и я со своим знакомым, старым и все знающим дипломатом, в кругу близких ему людей. “Это дочь Дэн Сяопина”, - шепнул мой знакомый, когда метрдотель провожал нас к нашему столику.
Во времена моего мимолетного знакомства с Дэн Ронг в мире ходили слухи о скорой кончине ее отца – патриарха коммунистического Китая. Он действительно находился тогда при смерти, и, честно говоря, я удивился тому, что в такое время его дочь находилась не у изголовья отца, а за тридевять земель. Чуть позже, в тот самый вечер, я был поражен и тому, что такой далекий от Китая Пэббл Бич имел прямое отношение к событиям, разыгравшимся полгода назад на Тайване, а тем более к тому, что тогда случилось в Белом доме, и даже к тому, что происходило в часы инаугурации в Вашингтоне...
В середине 1996 года на Азиатском континенте чуть было не вспыхнула война. В то время на Тайване, независимость которого категорически отрицалась Китаем, полным ходом шла предвыборная кампания. Тайваньцы готовились к выборам президента, а китайцы тем временем, стянув к береговой линии ракетные и десантные войска, демонстрировали готовность немедленного вторжения на остров. Из Вашингтона в те дни были посланы в Пекин резкие послания, а эскадра США, базировавшаяся в бассейне Тихого океана и способная мгновенно охладить пыл китайских коммунистов, снялась с якорей. Но тогда же вдруг все в том районе затихло. Тайваньцы преспокойнейшим образом избрали президента, а китайцы тихо отвели войска. Но настало это затишье, видимо, потому, что разыгралась война тайная, невидимая миру, совсем на другом конце планеты. Той скрытой дипломатической битве предшествовали воистину мистические события, достойные захватывающего дух детективного романа.
А началась история именно в Пэббл Бич, где ранее жили, как все полагали, до безумия влюбленные друг в друга “Ромео” и “Джульетта” - та китаянка Дэн Ронг и сопровождавший ее высокий мужчина Хи Пин. Отношения пары умиляли буквально всех, потому их и называли “Ромео” и “Джульетта”. Они прожили там несколько месяцев до переезда в Пало Алто.
Это тоже прекраснейший городок, раскинувшийся в тридцати милях на юг от Сан-Франциско. На одной из тихих, укрытых развесистыми пальмами улиц, откуда открывается изумительный вид на просторы водной глади океана, когда-то, видимо очень давно, был построен роскошный огромный особняк. И вот в один из октябрьских дней 1995 года, когда над городком спустились вечерние сумерки, к особняку подкатил “Мерседес”, из которого вышли двое с толстыми портфелями. Это были посланцы какой-то, так и оставшейся неизвестной, фирмы, базировавшейся в Гонконге. В портфелях они привезли три миллиона долларов наличными, за которые в тот же вечер и купили особняк. Вскоре после того, как дом был обнесен высоким двойным металлическим забором, в нем поселились приехавшие из Пэббл Бич “Ромео” и “Джульетта”. А спустя приблизительно год агенты секретной службы США уверенно характеризовали особняк в Пало Алто, как второе по значимости представительство Китая в Соединенных Штатах.
Чета, поселившаяся в Пало Алто, принадлежала к привилегированной части детей лидеров китайской компартии. Это поколение новой китайской аристократии, появившееся на сцене жизни в девяностых годах двадцатого века, пользуясь своим исключительным влиянием на членов правящей верхушки, жившей по рецептам давних традиций семейных связей, смогло установить контроль над финансовой и военной областями деятельности ЦК компартии. Принадлежащие к этой элите стали свободно разъезжать по свету, проигрывая миллионы в казино Монако, торгуясь за каждый цент на биржах Лондона и Гонконга и посещая, в свободное от таких занятий время, университеты США. Да и сама Дэн Ронг тоже окончила филадельфийский “Джон Хопкинс” за несколько лет до того, как поселилась с мужем в Пэббл Бич.
Впервые внимание общественности к обитателям особняка в Пало Алто бывало привлечено во второй половине 1996 года после того, как конгрессмен Джералд Соломон отправил письмо директору ФБР Луису Фри, в котором высказывал мысль о возможном вмешательстве “некоторых азиатов” в финансовые дела демократической партии. В ответ Фри обещал создать особый отряд в составе двадцати пяти опытных специальных агентов для расследования назревавшего тогда в Вашингтоне скандала. Затем события стали развиваться с молниеносной быстротой. Сначала Сенатом, а потом и Палатой представителей были образованы комиссии по расследованию сбора средств в фонд демократической партии в период второй избирательной кампании президента Клинтона. Затем более сотни всевозможных документов из штаба демократической партии были отправлены законодателям, а следом появился список почти из пятисот человек, подлежащих опросу в комиссиях. Тут же и агенты ФБР скрытно установили в нужных местах специальную аппаратуру и началась активная электронная слежка как за посольством Китая в Вашингтоне, так и за “мини-посольством” в Пало Алто.
Страницы этого реально существовавшего детектива писались не произвольно и отнюдь не профессиональными литераторами. Но так или иначе раскрывали кажущуюся неправдоподобной историю, пролог коей относился к июню 1984 года.
В том году в Пекине была создана фирма “Поли Групп”, как официально было заявлено китайским руководством, как установления торговых связей с иностранными государствами. Неофициально - для тайной продажи всем, кто пожелает, оружия и другого военного снаряжения китайского производства. В действительности же основной ее задачей было приобретение любыми путями образцов новейшей американской военной техники. Вскоре “Поли Групп” открыла свои представительства в Москве, Гонконге, в калифорнийском Лос-Алтосе и ряде стран Африки. За короткий срок китайцы невероятно разбогатели на торговле оружием и стали скупать недвижимость у себя в стране и по всему миру. Вскоре в ее “портфеле” оказались пекинский престижный жилой комплекс “Гарден Виллас”, стоимостью 700 миллионов долларов, здание шанхайской биржи, оцененное в 106 миллионов долларов, множество земельных угодий в дорогих пригородах европейских столиц.
В один из дней агенты секретной службы совершили неожиданный ночной налет на особняк в Пало Алто, а через пару часов из ворот калифорнийского “мини-посольства” Китая выехал грузовик, нагруженный ящиками со всевозможной документацией. Почти через час он прибыл в Сан-Франциско и припарковался у отделения ФБР. А еще через час в Вашингтон поступило сообщение о содержимом изъятых документов. Оказалось, что особняк в Пало Ало служил штабом, организованным “Поли Групп”, координации контрабандного ввоза из Китая на территорию Соединенных Штатов оружия и тайной продажи его китайской мафии, подпольным синдикатам торговцев наркотиками и другим преступным организациям. Через некоторое время также выяснилось, что трое дочерей Дэн Сяопина, не считая младшей Дэн Ронг, жившей в Пало Алто, и двое сыновей имели прямое отношение к деятельности “Поли Групп” и его калифорнийского отделения, являясь связующим звеном между пекинским центром и филиалом в Пало Алто. Далее стало известно, что именно “мини-посольство” было фактическим хозяином официально зарегистрированной фирмы по экспорту и импорту электронных товаров - “Поли Технолоджи”, президентом которой оказался разведчик китайских ВМС Роберт Ма, а его заместителем - армейский разведчик Ху Датон. Из изъятых документов выявилась во всей красе картина деятельности “Поли Технолоджи”: она занималась скупкой передовых технологий. Ма и Ху Датон, успевшие в самом начале расследования сбежать в Китай, пытались за большие деньги приобрести передовую компьютерную технику и современную технологию производства радарного оборудования. Но в большей степени деятельность “Поли Технолоджи” заключалась в продаже китайских автоматов “AK-47” и другого оружия преступным организациям, а ее финансовый оборот достиг в 1996 году 500 миллионов долларов. Естественно, что официальные лица Китая, включая председателя Цзян Цзэминя, отрицали добытые ФБР доказательства. Категорически отрицал всякое участие своих детей в этом деле и Дэн Сяопин. Но факты были столь очевидными, что спорить с ними было просто смешно. Фотографии, представленные ФБР конгрессменам и сенаторам, расследовавшим дело о незаконных “пожертвованиях” в избирательный фонд демократической партии “некоторых азиатов”, полностью дезавуировали любые опровержения китайской стороны. На одной из них был изображен Хи Пин, зять почившего Дэна, занимавший тогда в звании генерал-майора должность шефа отдела вооружений Министерства обороны Китая и одновременно исполнявший обязанности президента “Поли Групп”. И при всём этом он был только вторым лицом в этой организации, тогда как подлинным главой являлся некий Ван Чжан, важная, таинственная и, к сожалению, до конца так и нераскрытая персона в иерархии высшей китайской администрации.
За несколько затянувшейся первой частью этого невероятного документального детектива следует не менее интересная глава - “вашингтонская эпопея”, главным действующим лицом которой стал таинственный Ван Чжан, бывший сыном одного из заместителей председателя КНР. По сведениям, которыми располагало ФБР, он слыл чрезвычайно жестоким человеком, и действия этого “китайского князя”, как свидетельствовали многие факты, порой заставляли обливаться холодным потом даже самых близких и преданных ему людей. Так вот, 6 февраля 1996 года Ван Чжан, облачившись по случаю в парадный фрак, ничтоже сумняшеся, появился в Белом доме. В то время “Поли Групп” очень активно искала в нашей стране наиболее выгодных партнеров для осуществления ряда миллионных проектов в Гонконге и Китае. В числе тех проектов значились реконструкция и расширение металлургического завода “Хань Стил Мил” и угольного комбината в провинции Ханькоу. Ван Чжан с этой целью и заявился на “чашку кофе” и был принят тогдашним главой Министерства торговли Роналдом Брауном. Загадкой, однако, осталось другое - кто же был дирижером столь необычной встречи, кто принял решение о необходимости беседы председателя “Поли Групп” с влиятельнейшим человеком в администрации США, коим безоговорочно в то время считался ныне покойный Браун. Однако теперь известно другое. Ван Чжан прибыл в тот день в Белый дом не один, а с неким Янь Линтраи, которого в столице Арканзаса Литтл-Роке многие запросто звали “Чарли”. Кстати, Литтл-Рок, как известно, -город, где долгое время жил Клинтон, а Арканзас был штатом, в котором до прихода в Белый дом он не один год был губернатором. “Чарли” считался тогда близким другом нашего бывшего президента. Они познакомились много лет назад, когда тот только приехал из Китая в США, поселился в Литтл- Роке и открыл китайский ресторан. К тому времени и относится начало возникшей между ними дружбы, хотя полная картина их взаимоотношений, равно как и деятельности Чарли после 1991 года, дошла до нас в весьма нечётком виде.
Известно лишь только то, что Чарли после закрытия ресторана в 1991 году занялся торговым бизнесом с фирмами Китая, Гонконга и США. Истории стало известно и то, что в бытность Клинтона президентом бывший владелец ресторана умудрился десятки раз побывать в Белом доме, хотя не совсем понятная путаница, обнаруженная в документах, регистрирующих все визиты в резиденцию президента, так и не дала возможности установить точное число посещений Белого дома этим, не имеющим для этого никакого официального статуса, таинственным Чарли и круг лиц, с которыми он там встречался. Но один из его походов в Белый дом все же оставил истории четкий и выразительный отпечаток благодаря тому, что оказался запечатленным на фотографии. Произошло это событие в 1993 году, когда Чарли привел в Белый дом шесть китайских бизнесменов во главе с губернатором какой-то провинции. А через неделю, не без его же помощи, чуть было не произошло и более важное дипломатическое рандеву. В Белый дом вместе с Чарли должен был пожаловать заместитель министра торговли Китая, но визит тот по каким-то причинам сорвался. Сами же по себе следы Чарли в Белом доме не так-то было легко вообще стереть или замаскировать. Они обнаружились еще раз и были оставлены им во время его визита в вашингтонскую резиденцию президента США уже в 1996 году, который, по невыясненным причинам, почему-то совпал с нараставшим в те дни кризисом между Китаем и Тайванем. Зато следствию стало известно другое – Чарли принес тогда написанное им письмо президенту, в котором умолял друга Билли “глубоко” не вмешиваться в возникший конфликт. А вскоре он преподнес сюрприз чете Клинтонов. В самом конце 1996 года он “пожертвовал” 640 тысяч долларов в их личный фонд, предназначенный для расплаты с адвокатами, защищавшими тогда президента США в деле “Уайтуотер” и против обвинений в сексуальных домогательствах его бывшей служащей Полы Джонс. Но на этом невероятная доброта Чарли не остановилась. Видимо, не было ей предела, ибо через пару месяцев он собственноручно внес в избирательный фонд демократической партии 622 тысячи долларов, собранных им у сомнительных “доноров”, в основном иностранцев. Чарли принес в Белый дом эти “пожертвования”, хотя знал, что иностранцам запрещено законом делать взносы в фонды любой из политических партий. А следом, при нарядном фраке и черной “бабочке”, в Белый дом пожаловал и сам Ван Чжан. Подлинная его роль во всех манипуляциях с пожертвованиями “азиатов” в фонд демократической партии во времена вторичного избрания Клинтона, вероятно, не будет установлена никогда. Можно предположить, что останутся неясными и десятки других вопросов. В числе их и такой - смогли ли извлечь китайские официальные лица выгоду в получении дорогостоящих контрактов от влияния Ван Чжана на высших чинов администрации президента США? То есть – насколько положительным для китайцев оказался эффект от “азиатских пожертвований”?
Много еще пятен во всей этой неприглядной и, к сожалению, так до конца и нераскрытой истории. Но тем не менее совершенно доказанными стали факты контрабандного ввоза в США оружия китайского производства и той роли, которую сыграла “Поли Групп”. Доказанным для потомства стало и то, что “мини-посольство” Китая смогло распространить свое влияние не только на подпольные банды торговцев наркотиками, действовавшими на западном побережье Соединенных Штатов. И то, что китайские автоматы “AK-47” попали в руки и чикагской мафии - большая партия их в начале 1997 года оказалась конфискованной в Чикаго при аресте лидеров очень богатого подпольного картеля “Черные камни”, приобретших это оружие у обитателей особняка в Пало Алто.