Boro-графия Нью-Йорка: Шипсхедбэй

Нью-Йорк
№25 (583)

Предваряя рассказ о бруклинском районе Шипсхедбэй, прежде хотелось бы остановиться на точной этимологии его названия.
Большая часть жителей абсолютно уверена, что в названии скрываются слова «голова овцы» (sheep head). По одной из старых легенд, в середине XIX века на будущей территории популярного района обосновался крупный фермерский рынок. Основной продукцией стали ягнята, которых выращивали в близлежащих штатах. Ягнят не только продавали, но и обменивали на морепродукты у местных рыболовов и торговцев.
Моряки иногда называли Шипсхедбэй «заливом Христа», потому что рыба и ягнята, непременные атрибуты этого места, – известные христианские символы. Первый обозначает спасенную душу, второй – невинность и терпение.
Историки, однако, относятся к легенде о существовавшем когда-то рынке ягнят скептически. Ни одного документального подтверждения этому нет. Исследователь Андерс Кларк утверждает, что свое название район получил после того, как местные рыбаки нашли здесь рыбу sheepshead, внешне напоминающую большого леща с головой, похожей на овечью.
«На территории Шипсхедбэя никогда не разводили и не продавали животных, - опровергает Кларк популярный миф. – Раньше здесь была болотистая местность, непригодная для животноводства и полноценного выращивания сельскохозяйственных культур. Название напрямую связано с рыбацким промыслом».
До 1870 года Шипсхедбэй представлял собой небольшой, но шумный рынок, куда съезжались не только торговцы, но и преступники всех мастей. Богатые американцы старались объезжать место стороной. Для них поблизости не было ни одного мало-мальски приличного ресторана или отеля. Зато дешевые бары и грязные общежития пестрели на каждом углу. Залив также облюбовали торговцы опиумом, предлагавшие рыбакам обменять улов на наркотики.
Однако самым ужасным испытанием для гостей Шипсхедбэя был в то время круглосуточно стоящий над районом запах протухшей рыбы. «Торговцы потрошили рыбу прямо на улице, бросая отходы на тротуары или в воды залива, - продолжает Кларк. – Представьте, какой отвратительный запах стоял летом, когда воздух на улице прогревался до 100 градусов по Фаренгейту».
К началу XX века Шипсхедбэй заметно изменился. Полицейским удалось частично очистить район от преступных элементов и приучить рыболовов к порядку. В район начинают инвестировать деньги бизнесмены Манхэттена. Владельцы судов постепенно осваивают туристический бизнес.
Своей популярностью Шипсхедбэй во многом обязан жителю Ирвингу Ланди. Этот человек внес колоссальный вклад в инфраструктуру района. На рубеже XIX и XX столетий Ланди зарабатывал на жизнь ловлей и продажей моллюсков (clams). Жители в шутку прозвали его «тележечник Ланди», потому что моллюсков он развозил в старой строительной тележке. Ланди мало разговаривал, всегда выглядел уставшим и угрюмым, поэтому некоторые жители считали его умственно отсталым.
Никто и подумать не мог, что в 1934 году «тележечник» откроет свой ресторан на берегу залива. Поначалу Lundy’s Restaurant представлял небольшую избушку, где посетителям предлагалось отведать десяток блюд из моллюсков.
По слухам, сам Ланди моллюсков никогда не ел, зато мастерски умел готовить из них потрясающие блюда. За короткое время скромный ресторан «тележечника» превратился в дорогое, элитное заведение, куда приезжали отобедать бизнесмены и чиновники со всего Нью-Йорка. Шипсхедбэй начал ассоциироваться с «парнем, который превращает обыкновенные моллюски в пищу богов».
Именно Ланди пришла идея превратить знаменитую сегодня Emmons Avenue, где в 30-е годы находились несколько десятков жилых домов и огромных пустырей, в сеть кабаре, ресторанов и других увеселительных заведений.
Надо сказать, что планы Ланди были грандиозные. Он хотел убрать с Шипсхедбэя рыболовецкие судна, превратить залив в частный пляж, понастроить гостиниц и, в конечном итоге, превратить район в закрытый курортный городок. Его наполеоновским задумкам не суждено было сбыться. В середине 50-х годов Ланди заболел, а в 1977-м умер. Со смертью владельца утратил былую популярность и впоследствии закрылся Lundy’s Restaurant – неофициальный символ Шипсхедбэя.
Стоит сказать, что до 40-х годов район заселяли преимущественно европейцы, в основном ирландского происхождения. Однако в отличие от этнически целостного Бенсонхерста того времени часть населения в Шипсхедбэе составляли индейцы, афроамериканцы и азиаты.
Для переселенцев район был привлекателен наличием работы. Здесь практически всегда требовалась грубая физическая сила – грузчики, мясники, разделочники рыбных туш и - матросы.  Они частенько опаздывали на промысловые рейсы, и капитаны кораблей вынуждены были брать на борт первых попавшихся работников.
Примечательно, что полиция Шипсхедбэя долгое время отказывала родителям в поиске пропавших детей. Подростки часто нанимались чернорабочими на морские судна и возвращались домой через несколько месяцев, заработав в рейсе приличную сумму.
После Второй мировой войны в район стали приезжать иммигранты из Советского Союза, Китая, Пакистана, Филиппин, Вьетнама и других стран. Практически все мужчины и женщины начинали работать в рыбной промышленности. К 60-м годам около 80% рыбы поступало в Нью-Йорк через залив Шипсхедбэй.
Огромной популярностью пользовались так называемые «рыбные рейсы». За несколько долларов люди отправлялись на судне в океан, где 2 - 3 суток подряд ловили рыбу. «В 1963 году рыбалка была единственным источником пропитания для малообеспеченных жителей, - рассказывает давний житель Шипсхедбэя Мэл Мориц. – Семьи еле-еле сводили концы с концами. Чтобы сэкономить, люди отказывались даже от электричества в домах. Помню, как мой отец тратил последние деньги, отправляясь на рыбалку. Он должен был наловить столько рыбы, чтобы окупить поездку и обеспечить едой семью на несколько недель вперед. Порой он спускался с корабля с пустыми руками, и я видел на его уставшем лице слезы».
Перед владельцами лодок в заливе Шипсхедбэй открывались великолепные  перспективы. Они ловили и продавали рыбу, сдавали судна в аренду, катали туристов и даже за несколько центов пускали переночевать в них бездомны . Никаких лицензий не требовалось, так как полиция и инспектора нередко получали от «морских дельцов» взятки.
«Возможность доступа к морской воде и морским ресурсам резко разделяла жителей Шипсхедбэя на бедных и богатых, - пишет историк Кен Джексон. – В середине ХХ века для покупки судна и места в порту нужны были не только большие деньги, но и хорошие связи с бизнесменами, чиновниками и даже мафией».  
В конце 50-х - начале 60-х годов власти Бруклина решились на перестройку Шипсхедбэя. Вместо однообразных деревянных домов здесь стали появляться хорошо знакомые каждому из нас 6 – 7-этажные билдинги из красного кирпича. В 70-х в районе начался бум малых бизнесов. В основном открывались небольшие магазины, рестораны, бары, ландроматы, компании по ремонту электротехники, книжные магазины и гостиницы. Развитие инфраструктуры ослабило позиции «морского бизнеса».
С 1980 года до середины 90-х власти Нью-Йорка перестраивали территорию залива Шипсхедбэй. Рыбакам и торговцам запретили продавать и обменивать морепродукты в излюбленных местах, из-за чего количество рыболовецких суден резко сократилось. Для туристов была построена прогулочная эспланада, а территория Emmons Avenue превратилась в цепочку интернациональных ресторанов, кафе и баров. Сегодня это излюбленное место отдыха бруклинцев и гостей города.
Залив Шипсхедбэя можно смело назвать кладбищем «затонувших сокровищ». Только за последние четыре года более трехсот человек обратились с просьбой помочь им вернуть потерянные вещи, случайно упавшие в залив. Люди роняют в воду фотоаппараты, телефоны, драгоценности, связки ключей, сумочки и барсетки.
Несколько месяцев назад я стал свидетелем того, как у человека, перегнувшегося через ограждения залива, чтобы покормить хлебом лебедей, выпал из кармана кошелек. Он громко закричал, но прыгнуть в холодную воду все же не решился. Кошелек утонул, а подоспевший полицейский только пожал плечами и с ухмылкой произнес: «Попробуйте нанять водолаза».
Особо хочу отметить, что на протяжении всей своей истории Шипсхедбэй был связан с лошадиными бегами. В конце XIX века здесь даже проходили грандиозные скачки. Об этом событии, кстати, снят черно-белый немой фильм «Гонки в Шипсхедбэе» (Racing at Sheepshead Bay). В июле сего года картина отметит 110-летний юбилей.
Сегодня о любви местных жителей к лошадиным бегам и тотализаторам напоминают разве что букмекерские конторы Off Track Betting, которых с каждым годом становится все меньше. 
К сожалению, американские режиссеры по непонятным причинам игнорируют Шипсхедбэй. По сравнению с Бенсонхерстом и Кони-Айлендом здесь сняты эпизоды всего лишь нескольких фильмов. Вот, пожалуй, самые известные – «Маленькая Одесса» (Little Odessa) с Тимом Ротом и Эдвардом Ферлонгом, «Гленгарри Глен Росс» (Glengarry Glen Ross) с Аль Пачино и «Шафт» (Shaft) с Самуэлем Джеконом.
Сегодня в Шипсхедбэе проживает порядка 300 тысяч человек. Примерно 65% - белые «европейцы», 12% - испанцы, 12% - азиаты, 8% - афроамериканцы, 3% - представители других этнических групп.
В 1997 году мэр Рудольф Джулиани,  Говард Холден и Энтони Винер заложили первый камень в Парк памяти жертв Холокоста (Holocaust Memorial Park), который расположен в живописном месте Шипсхедбэя. Ежегодно сюда съезжаются тысячи людей со всей страны, чтобы почтить память жертв нацизма.
Район также известен самым большим в Бруклине кинотеатром United Artists Sheepshead Bay Stadium с двумя десятками зрительных залов и всегда доступной парковкой. Сооружения с таким сервисом с трудом можно найти даже в Манхэттене.
Особо отмечу, что жизнь в Шипсхедбэе – удовольствие дорогое. Арендная плата небольшого офиса может достигать до $10 тысяч в месяц. Рент квартиры – один из самых высоких в Бруклине. Сегодня в районе строятся преимущественно билдинги. Стоимость самых лучших проектов можно сравнить с заоблачными ценами на жилье в Манхэттене. 
Шипсхедбэй – один из самых перспективных районов Бруклина. На его территории находятся не только разнообразные увеселительные заведения, но и сотни малых бизнесов, а также  порт с яхтами уникальной красоты. В нескольких минутах ходьбы от Emmons Avenue вашему взору предстанет, пожалуй, самый чистый пляж Нью-Йорка – Manhattan Beach. Проводить здесь свободное время – неописуемое удовольствие.
Суммируя все вышесказанное, можно сделать один простой вывод: Шипсхедбэй – идеальное место для жизни.


Комментарии (Всего: 1)

Михаил! Статья Ваша замечательна. Вы провели короткий исторический экскурс, привели интересные фотографии того давнего времени.
С благодарностью
Ян Кауфман

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *