Русский мир

В мире
№25 (583)

Дети русских эмигрантов в Европе, Америке, Австралии уже русский язык знают плохо. Внуки – почти совсем не знают. И это неизбежно. Потому что они – европейцы, американцы, австралийцы. С русскими корнями, русского происхождения, с ностальгическими чувствами, но...
Иное дело – республики бывшего СССР. Там русские люди навсегда, во всяком случае, исторически надолго, останутся русскими. Потому что и они, и все этносы бывшего Союза живут в исторической ойкумене, центр которой – Россия, Москва.
Русский язык связывает страны и народы от Карпат до Тихого океана, от Новой Земли до Тянь-Шаня.
Азбучные истины. Но пришлось вспомнить их, потому что несколько странное впечатление оставили “круглый стол” в фонде “Во имя единства России” и международная конференция по статусу русского языка за рубежом, прошедшие в Москве.
Там изначальна была, по моему мнению, некая неточность в исходных формулировках.
- Феномен “русского мира” появился благодаря трем волнам миграции, - утверждал основной докладчик на “круглом столе”, директор Института этнологии и антропологии Российской академии наук Валерий Тишков.
Ему возразили политологи Андраник Мигранян и Александр Ципко. Первый говорил, что “русский мир” сформировался в результате международной деятельности СССР, второй же заявил, что только благодаря эмигрантам, которые покинули Россию после 1917 года и бережно хранили традиции и религию своего народа.
Простите, но эмиграция и советская экспансия – всего лишь частности.
Феномен русского мира возник примерно с XIV по XIX век. В самом начале XI века население довольно могущественной тогда Киевской Руси составляло 5,36 миллиона человек. Примерно таким же было и население Италии. А вот во Франции - 9 миллионов! К XV веку во Франции было 15 миллионов подданных, а на Московской Руси - вдвое меньше!
Границы тогдашней Руси проходили у Волги - на востоке, у Ельца - на юге и не доходили до Смоленска - на западе, потому что примерно с XIII по XV век Брест, Киев, Смоленск, Чернигов, Полоцк, Витебск, Минск, Курск и Брянск были городами Великого княжества Литовского.
Франция, как мы знаем, так и осталась Францией, ныне процветающей и благополучной страной в прежних пределах.
А теперь окинем взглядом то, что произошло с Русью, с Россией за эти пять веков.
Беглые крепостные и потомки нищих хазарских евреев-отщепенцев, степняков и непонятных бродников, чьи потомки стали терскими и гребенскими казаками, честолюбивые воеводы и вельможи, ищущие славы и царских почестей, рьяные купцы и смиренно-неистовые монахи, солдаты российской армии, в которой многие офицеры не случайно были географами, ученые-исследователи, землепроходцы и наконец-то вольные мужики-переселенцы... - все они - где верой и правдой, где ложью и обманом, где мечом, а где крестом - раздвинули границы Руси и Российской империи от Твери до Тихого океана, от Архангельска до Памира и Тянь-Шаня. Русскоязычный мир простерся на две части света, и как бы ни сложилась дальше судьба народов, а общий язык останется русским. Как испанский и английский для многих других.
Это и есть русский мир. А “три волны эмиграции” – диаспоры в дальнем зарубежье.
- Далеко не всем странам и народам удается породить феномен глобального размаха, который можно было бы назвать “миром”. Такими мирами, наряду с Россией, обладают только Испания, Франция и Китай. Возможно, Ирландия вместе с Великобританией, - говорил далее докладчик, директор Института этнологии и антропологии Российской академии наук Валерий Тишков.
И снова возникает протест. Самый динамичный, самый мощный в нашу эпоху “мир” – англоязычный. А не “возможно Ирландия с Великобританией”.
Трудно серьезно относиться к такому докладу и к такому “круглому столу”.
А конференция по статусу русского языка за рубежом прошла с большим, на мой взгляд, политическим перекосом. Говорили о “притеснениях”, “гонениях”, о сокращении количества русских школ в СНГ. Как будто не понимали, что там, естественно, отдают и будут отдавать приоритет национальному языку, национальным школам. Ведь в некоторых республиках очень многие представители титульного этноса родного языка не знают! Другое дело, что политикам СНГ надо объяснять: русский – наш общий язык, и его искусственное ограничение автоматически ограничивает возможности, перспективы их же детей. А в общем – перспективы развития этих стран.
Наверно, надо думать и об открытии частных русских школ в странах СНГ, об участии российского бизнеса. Но об этом как раз почти и не говорили. А всё больше упирали на политику. Директор Института стран СНГ, депутат Государственной думы РФ Константин Затулин сделал упор на то, что русский язык является острым политическим инструментом, и потому для защиты русского языка нужны политические методы, надо увязывать политические, военные, экономические отношения с государствами СНГ исходя из того, как там обеспечено полноценное функционирование русского языка.
Интересно, знает ли Константин Затулин русскую пословицу-поговорку: “Насильно мил не будешь”?
А как будешь мил?
“Русский мир должен стать популярной моделью будущего, - говорил гражданин США Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Института мировой безопасности. - Мы должны понять, как интегрироваться в глобальные процессы, влиять на другие культуры и сделать Россию действительно близкой и популярной для всех...”
Иначе говоря, не надо “защищать” русский мир и русский язык. Они, слава Богу, самодостаточны. Суть в ином. Приведу житейский пример. Как-то мой казахстанский друг Владимир Кожевников (ныне он заместитель директора государственного института, а тогда возглавлял совместную английско-казахстанскую фирму) второпях вместо письма переслал мне на электронный адрес часть своей деловой почты.
“Володя! Мэг просит номер и контакт-персон вашего банка. Куда отправить факс - ноу айдиа. Разумеется, это не ваш фолт. Регардс, Таня”.
“Татьяна, неугомонная ты наша. В банке всё хэппи. Номер и персону сообщу позже, сейчас ланчтайм. А что, Мэг хочет телефон конверсейшн? Тогда нужен инглишспикин. Регардс, В.К.”
И так далее.
А поскольку Володя не современная Эллочка-людоедка, русский язык у него поярче и побогаче, чем у многих писателей, я и попросил его объяснить, где здесь игра, а где - деловой сленг. Вот что он ответил:
“Тут, конечно, много баловства, для придания колорита скучной переписке. Но процентов на 50 - по делу. Устоявшиеся английские выражения просто короче. Хуже то, что все стали менеджерами вместо управляющих, колледжи вместо училищ, контракты вытеснили договоры, а товары теперь продают реализаторы... Английский же стал реальным мировым и деловым языком по нескольким причинам... Население англоязычных стран тратит много денег и много путешествует по миру. Они не жалеют средств на науку, сейчас больше половины трудов на английском, не хочешь отстать - учи инглиш. Это население снимает огромное количество ярких фильмов и продает по всему миру. Это население изобрело компьютер, интернет и родило Билла Гейтса”.
Коротко и ясно. Без всякой “политической воли”. Просто хорошая работа.
А проблемы русского мира и русского языка за рубежом, безусловно, обсуждать надо. Но хотелось бы больше компетентности и здравого смысла. И поменьше политики. Тем более - политиканства.


Комментарии (Всего: 1)

Уважаемый Сергей! Вопрос, конечно, интересный. Фишка, по-моему, заключается в том, что, наряду с потерей миллионов не самых худших людей, Россия приобрела такое же количество миллионов носителей русского языка за границей.
Но если Россия хочет извлечь из этого пользу, она должна(!!!) приложить (материальные) усилия для обучения детей русской диаспоры русскому языку.
Особенно это важно, с моей точки зрения, в Израиле, США и Англии, - через пару десятилетий это вернётся стократно. Но ... получится, как всегда.
Будут семинары, фестивали, декады и тихое умирание русского язвка в диаспоре.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *