Бегство от реальности

Америка
№25 (583)

В XXI веке американская армия переживает период повального дезертирства. С начала прошлого года вооруженные силы Соединенных Штатов незаконно покинуло более пяти тысяч солдат. Это рекордная цифра со времен войны во Вьетнаме.
Из армии бегут по разным причинам. Чаще всего к этому подталкивают ужасающие реалии армейских будней, к которым новобранцы практически не подготовлены ни физически, ни психологически. Покидают месторасположение войск не только солдаты, служащие в горячих точках. Бегут отовсюду – с военных баз всех штатов, включая райские Гавайские острова. 
«Армия напоминает мне капкан, - говорит 18-летний Джереми Адлер из Портленда. – Молодежь заманивают на службу, обещая в будущем льготы и бесплатное обучение. Никто не говорит нам, что придется убивать живых людей. В рекламных роликах U.S. Army нет выстрелов, взрывов и оторванных конечностей. Вся реклама вооруженных сил – мастерски придуманная провокация».
Адлер отправился служить в форт Беннинг, штат Джорджия. Спустя первые четыре дня он понял, что его хотят превратить в безжалостного, хладнокровного убийцу. «Я никогда не видел таких жестоких людей, как в армии, - признается он. – Каждый вечер сержант рассказывал нам, как он истязал и убивал арабов в Афганистане. Будучи прирожденным садистом, он смаковал каждую деталь своих злодеяний».   
Попав в армию, Джереми Адлер пытался избежать службы законными способами, однако ему это не удалось. После принесения присяги дорога домой была закрыта. В отчаянии Адлер решился на побег. После 30 дней отсутствия в части, а именно столько необходимо для окончательного признания солдата дезертиром, его объявили в розыск. В итоге Джереми получил 4.5 года тюрьмы. «Я поверил лжи об армейской службе, и теперь за наивность меня наградили тюремным сроком», - сказал он.
Организация поддержки американских друзей (American Friends Service Committee - AFSC) – одна из немногих негосударственных структур, помогающих дезертирам, получила с начала 2007 года порядка полутора тысяч звонков о помощи. «Нам звонят солдаты, находящиеся на грани нервного срыва, - рассказывает сотрудник AFSC Джон Сорнеро. – Они спрашивают, где лучше укрыться от преследований и что их ждет в случае задержания. В редких случаях нам все же удается отговорить их от дезертирства. Обычно такие солдаты страдают психическими расстройствами, но военные медики почему-то стараются не замечать этого».
Рядовой Алан Парсон, служивший в Ираке и вернувшийся домой без обеих ног, рассказал журналистам, что в реальности покинуть горячую точку досрочно практически невозможно. «Военное руководство делает все возможное, чтобы оставить солдата в армии, - говорит он. – У нас были больные эпилепсией, астмой, гепатитом. По закону их должны были мобилизовать, но врачи закрывали глаза на эти недуги. Уйти из Ирака можно тремя способами: в гробу, в инвалидном кресле и после истечения контракта. Поверьте моему опыту, первый способ далеко не самый худший».
Пехотинец Ричард Дикс, воевавший в Афганистане, получил во время службы извещение о смерти отца, матери и брата, погибших в автокатастрофе в Техасе. Однако армейское руководство даже не соизволило отпустить его на похороны родственников. «Через четыре месяца кончится твой контракт, вот тогда и поедешь обратно в Америку», - равнодушно бросил убитому горем Диксу сержант. Солдат хотел дезертировать, но его намерения были раскрыты. Через несколько недель он вместе с двумя сослуживцами подорвался на фугасе во время патрулирования территории. 
«В армии огромное количество симулянтов, - говорит военный психиатр Томас Гриджер. – Спросите любого солдата, отслужившего 2 - 3 месяца в горячей точке, что является для него главной мечтой. 99% ответят одинаково: «Бросить эту чертову службу». Солдаты мне предлагали взятки в размере $50 - $70 тысяч за диагноз, который поможет им вернуться домой».
19-летний Пол Джонсон из Висконсина, участник боевых действий в Ираке, написал в письме матери, чтобы она заложила дом и срочно выслала ему $50 тысяч. Деньги, по его словам, должны были пойти на взятку армейскому руководству. «За семь месяцев войны я потерял двух своих лучших друзей, - писал Джонсон. – Чувствую, что смерть ходит где-то рядом. Если я не выберусь отсюда, то меня убьют. Если я дезертирую, то меня посадят». Парадоксально, но Джонсон пошел воевать в Ирак, чтобы получить право на бесплатное образование в местном колледже. Он был не в состоянии оплатить обучение стоимостью $28 тысяч.
В 2006 году на военной базе в Аляске солдат отрубил себе топором палец, чтобы досрочно демобилизоваться. Он даже не стал скрывать, что сделал «ампутацию» намеренно. Просто зашел в медпункт, положил отрубленный палец перед ошарашенными врачами и спокойно спросил: «Когда я могу уехать домой?»
Стоит заметить, что сегодня к преследованию дезертиров армейское руководство подходит более жестко, чем в 90-х годах. Беглецам приходится скрываться под вымышленными именами, жить вдали от своих родственников и даже просить убежища в соседней Канаде.
«Нация находится в состоянии войны, и мы будем строго наказывать всякого, кто трусливо сбежал с поля боя, - сказал армейский представитель Руперт Дэвенпорт в самый разгар иракской кампании. – К сожалению, такое позорное явление, как дезертирство, преследовало нас на протяжении всей американской истории – во время Гражданской, Второй мировой и Вьетнамской войн. Тогда многие дезертиры так и не понесли заслуженного наказания...»
Не лишним будет сказать, что за дезертирство в Соединенных Штатах предусмотрены одни из самых жестких наказаний мире. К примеру, солдат, покинувший сегодня военную часть в Ираке, может спокойно схлопотать пожизненное заключение. Реальные причины, подтолкнувшие его к данному военному преступлению, будут интересовать армейский суд в последнюю очередь. Сначала беглец предстанет в облике «предателя звездно-полосатого флага и американских ценностей».
В 2003 году 22-летний рядовой Кирк Ландау покинул военно-морскую часть после того, как узнал, что его жену изнасиловали. Он хотел самостоятельно наказать обидчиков жены и потратил долгие месяцы на их безуспешные поиски. Когда его арестовали, военные прокуроры потребовали для Ландау 15 лет тюрьмы, однако ему все же удалось «отделаться» четырьмя годами.
По сей день в Соединенных Штатах находятся политики, общественные деятели и коалиции, ратующие за смертную казнь для дезертиров. К счастью, последним американцем, казненным за побег из вооруженных сил, стал 25-летний Эдди Словик. Его расстреляли за трусость, подтолкнувшую к бегству с фронта в 1945 году. 
Дезертирство, как и проблему дедовщины, в ближайшие годы вряд ли удастся искоренить. Армия стремительно теряет свой былой престиж. Рядовой Элиот Коралес из Калифорнии, отсидевший за дезертирство из Ирака, совершенное «по религиозным мотивам», 16 месяцев, написал в своей автобиографической книге: «Современная армейская пропаганда – это бомба в подарочной упаковке. Вас интригуют, располагают, заманивают, дают тысячи обещаний, а развернуть этот «подарок судьбы» разрешают только после подписания контракта».