Девальвация

В мире
№23 (581)

В общественный оборот активно и настойчиво вводят выражение “План Путина”. Так называют Послание президента страны Федеральному собранию. Председатель Государственной думы Борис Грызлов где только можно заявляет: “План Путина изменит страну!”. Но почему - в будущем времени? А восемь прошедших лет не в счёт?
Огромный срок, да еще в таких благоприятных условиях. При Ельцине баррель нефти был 8 долларов, при Путине – 58! Что ж вы с такими деньжищами всё еще не “изменили страну”?
Россия по уровню жизни в списке ООН находится на 65-м месте. Зато по количеству долларовых миллиардеров – на втором. Доходы 10 процентов самых богатых выше доходов самых бедных уже в 25 раз. А в Москве – в 40 раз.
Вот какие вопросы могут возникнуть у населения при словах “План Путина изменит страну”. Но, похоже, Борис Вячеславович Грызлов не опасается – не возникнут. И вроде бы они и не возникают. Пока, во всяком случае.
Вместе с тем “План Путина” означает и девальвацию будущей Государственной думы. Какой самый мощный рычаг влияния на жизнь страны, на президента и правительство имеет парламент? Обсуждение и утверждение бюджета.
У новой Думы такого рычага воздействия не будет. Потому что нынешняя Госдума уже приняла бюджет на три года вперед, с 2008 по 2010. Парламентские выборы превращаются в потешные игры взрослых людей. Ну будете вы сражаться, победите, сядете в кресла на Охотном ряду – а что от вас зависит?
Ничего. Будущая Дума – это политически пустое место.
С введением трехлетнего бюджета экономическая и политическая система страны замораживается на три года – почти на полный выборный цикл, парламентский и президентский. Зачем? В ожидании нового прихода Путина? Он ведь сам сказал, что не исключает участия в президентских выборах 2012 года.
Россию делают спящей красавицей на предстоящие четыре года. С последующим явлением принца.
Только жизнь не сказка. Может так аукнуться, что мало не покажется. Россиянам.
Многие экономисты возмущены трехлетним бюджетом, предсказывают всяческие катаклизмы. Хотя бы по той простой причине, что нельзя уверенно определить даже расходы и доходы семьи на три года вперед, не говоря уже об уверенности в ценах на нефть.
“Похоже, в правительстве всю страну считают за идиотов, поскольку те, кто составлял бюджет, отвечать за него не будут, - пишет доктор экономики Никита Кричевский. - Уменьшение доходов казны при снижении цены на нефть марки “Юралс” лишь на 1 доллар составит 52,5 миллиарда рублей, или около 1 процента доходной части. А если цены упадут на 5 или 10 долларов за баррель ниже запланированных? Чем тогда восполнять дефицит бюджета?.. Запланировали рост добычи нефти на 4,8 процента за три года. Хотя уже сейчас известно, что темпы роста добычи сырья в последние годы снижаются и вообще близятся к нулю”.
На три года вперед выделены огромные бюджетные деньги “своим” корпорациям – примерно 335 миллиардов рублей. Это называется – государственная поддержка экономики. Но всем известно: когда получать бюджетные деньги – корпорации “государственные”, а когда делиться доходами – они “акционерная компания”.
“Значительная часть этих средств пойдет на раздувание административного штата, строительство офисов, загранкомандировки, лимузины, - комментирует директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. - Но большая будет разворована... Для государственных компаний госсредства являются дармовым ресурсом, который можно расходовать крайне неэффективно. Пример — Бурейская ГЭС, которая не нашла потребителей и теперь экспортирует электроэнергию в Китай по цене в 2,9 цента за кВТ/ч при оптовой цене внутри КНР - 4 цента. Достроенная за госсредства и находящаяся в собственности акционерной компании, эта ГЭС сейчас, по сути, дотирует китайские производства для экспорта их продукции в Россию. Мы дотируем тех, кто нас же вычищает с рынка”.
Так называемые государственные корпорации не стесняются брать кредиты на Западе. Сейчас “Роснефть”, “Газпром”, “Российские железные дороги” и РАО ЕЭС России должны Западу более 300(!) миллиардов(!) долларов.
Случись что - падение цен на нефть, девальвация рубля - выплачивать их долги придется народу. Банкротство гигантов государственной экономики может обернуться общегосударственным дефолтом.
Призрак дефолта 1998 года возникает даже в речах правительственных чиновников, обдавая холодом в нынешнюю московскую жару. У всех на устах лекция министра финансов Алексея Кудрина в Высшей школе экономики.
Вот ее некоторые положения:
- Процессы в финансовой и банковской сфере России очень похожи на преддверие азиатского кризиса 1997-1998 годов, когда сокращение притока капитала привело к резкой девальвации национальных валют.
- Иностранные обязательства российских банков в последние три-четыре года растут слишком быстрыми темпами, что угрожает кризисом в случае ослабления притока иностранной валюты.
- Центробанк во многом исчерпал свои возможности по стерилизации рублевой денежной массы. Из-за этого в апреле показатели инфляции в России значительно ухудшились по сравнению с аналогичным периодом 2006 года.
- Российская экономика выходит из-под контроля...
Естественно, начались панические комментарии. Через несколько дней Кудрин спохватился (или его спохватили) и взял свои слова обратно: “Неправильно поняли... никакой банковский или финансовый кризис России не грозит”.
Его поддержал министр экономического развития Герман Греф: “Правительство не допустит их (госкомпаний – С.Б.) дефолта... У нас есть все возможности не допустить никаких дефолтов”.
Но слово – не воробей. Особенно, когда оно подкреплено фактами.
Рано или поздно экономические язвы, замазанные зелёнкой нефтедолларов, прорвутся. Видимо, как раз в те четыре года, когда страна будет жить по путинскому бюджету, но без Путина. А ответят за всё избранные в 2007-2008 годах депутаты, президент, министры. После 2010 года может грянуть финансовый дефолт. Год страна проведет в шоке, в прострации. А в 2012-м, на волне разочарования, выберет нового президента. Вполне вероятно, им станет Владимир Владимирович. И с ним придет его нынешняя команда.
Может, это и есть настоящий “План Путина”?
Что до народа, то его сознание пока поддаётся манипулированию. Правда, бывают минуты сложных чувств и мыслей, но разобраться в них трудно. Как сказал первый заместитель председателя Госдумы Олег Морозов: “Жизнь налаживается, что называется. Все встали и огляделись. И вот когда все встали и огляделись, то, как всегда у нас, у россиян, у русских, возникает вопрос: а всё для чего?”
Лучше не скажешь. Не получится.