ПУЛЬС АРТИСТА – ПУЛЬС ЖИЗНИ

Вариации на тему
№14 (572)

Поздравляю тех зрителей, которые 30 марта посмотрели в театре Таун-Холл «Танцевальную группу фламенко Пако Пена». Думаю, они согласятся со мной, что присутствовали на замечательном музыкально-танцевальном представлении. Этот вечер был создан специально и исключительно для одного-единственного выступления в Нью-Йорке. Так этот спектакль и получился: специальный и исключительный. «Если вы решите пойти на один-единственный в своей жизни вечер «фламенко», пойдите на представление, которое дает труппа Пако Пена», - писал английский критик в лондонской газете “Times”.
Пако Пена, гитарист, композитор, учитель и создатель группы, – современный интерпретатор фламенко, этого типичного для Испании вида искусства. Он родился в Андалузии, в Кордове. Не знаю, как для современных молодых людей, но для русских моего поколения или немного младше слова «Испания»... «Андалузия»... «Кордова» сами по себе уже звучат как прекрасная поэзия.
Пако Пена организовал свою группу в 1970 году. Он создавал для своих музыкантов и танцовщиков различные программы, начиная от музыкальных представлений, основанных на народной музыке, посвящая целые вечера великим танцовщикам и музыкантам прошлого, и кончая сюжетными спектаклями, которые он ставил вместе с режиссером Джуди Келли. В 1997 году испанский король Хуан Карлос удостоил его высокой награды и ордена.
Тот «специальный и исключительный» спектакль, который группа показала 30 марта, Пако Пена назвал “A compas!”. Oн смешал разные стили исполнения танца фламенко, не только создавая особый ритм, особый «пульс» танца, но стремясь вознести свой спектакль на ту вышину, где танцовщик сливается с музыкой, а музыка сливается с душой человека и душа начинает вибрировать в ритме музыки.
И это ему удалось.
Музыкальный ансамбль - замечательный. Прежде всего выделяется сам гитарист Пако Пена. В ансамбле играют еще два не улыбающихся гитариста и веселый ударник, по внешнему виду – потомок арабских завоевателей.
Нет ничего, на мой взгляд, более страстного, чем испанские песни в исполнении испанских певцов. Их гортанные голоса, их «неистовые звуки» одновременно и режут наш европейский слух, и вызывают в душе ни с чем не сравнимое волнение. Особенно хороша была Инмакулада Риверо, на вид – явная мавританка.
Но когда на сцену выходили танцовщики, происходило то самое слияние человека и музыки, музыки и души, к которому стремился Пако Пена.
Я выделю два номера. В обоих было только двое исполнителей. Гитарист Пако Пена и в одном случае – танцовщица, в другом – танцовщик.
... Пако Пена начал играть. Из кулис вышла очень высокая танцовщица, одетая в красное платье, с кастаньетами в руках. Она села рядом с гитаристом, и начался дуэет гитары и кастаньет. Чаро Эспино не двигалась в этом номере, она «танцевала» кастаньетами, движениями изумительно красивых рук округлой формы, которые вообще в любом ее танцевальном выступлении напоминали мне шеи белых лебедей.
Еще более поразительным было слияние танца одного из танцовщиков-мужчин с «пением» гитары Пако Пена. (К сожалению, танцовщики не были идентифицированы, я не знаю, кто танцевал: Анджел Муноз или Рамон Мартинез). Один из них, высокий, длинноногий, с копной смоляных кудрей, ниспадающих на плечи (теперь я понимаю, что значит это старомодное литературное выражение), не слишком красивый и непреодолимо притягательный, танцевал танец фламенко. А гитарист исполнял явно какие-то песни или романсы. Артист не танцевал «под музыку», он не вторил музыке, он «пел» ее вместо голоса, передавая тончайшие мелодические и эмоциональные нюансы перестуком своих каблуков, нервными движениями плеч, внезапными поворотами головы, игрой кистей своих выразительных рук. Именно во время этого дуэта душа зрителя сливалась с музыкой, воспроизводимой гитаристом и танцовщиком, а сердце билось в заданном ими ритме: “A compas!”
Большое впечатление произвел и любовный дуэт в исполнении того же танцовщика и Чаро Эспино. Это был танец страсти, воплощенный движениями танца фламенко: перестуком каблуков, танцем рук и внезапными переменами положения корпуса. Мужчина, не сомневающийся в своей силе и неотразимости, завоевывал женщину, а гордая женщина вела любовную игру, то привлекая, то отталкивая своего кавалера. И этот танец, заканчивающийся страстным поцелуем под непрекращающийся перестук каблуков, был такого накала, что зрители едва перевели дух после его окончания. Как безгранично в своих возможностях искусство настоящего артиста!
Второй танцовщик мне показался менее интересным, но одно его соло меня заинтересовало: по многим позам, движениям и танцам кистей оно напомнило мне вариацию Хозе, которую поставил французский хореограф Ролан Пети в балете «Кармен». Значит, эта вариация не просто вымысел Пети, но сродни испанскому фольклору!
Концерт был немного затянут, особенно финал, в котором принимали участие все исполнители. Сольные выступления всех артистов по очереди мне показались излишними, восприятие зрителя не безгранично, а участники концерта ничего уже не добавили к тому, что мы видели. Но от этого впечатление от всего вечера не изменилось.
За мной сидели две молодые женщины, одна из которых все время критиковала программу: и номера модернизированы и собраны со всей Испании, а не чисто андалузские, и платье танцовщицы должно быть в горохах и т.д. Девушка говорила своей соседке, что она – уроженка Мадрида, т.е. из столицы Испании, и с презрением относилась к этим андалузцам: провинциалы! Как все в мире относительно.
Но зал в целом был заражен страстной эмоцией выступавших, их мастерством и талантом. «Але!» - кричали из зала, подбадривая танцовщиков.
Какая поразительная культура, какое мастерство исполнителей, какое вдохновение!..