Неладно Что-то в закавказской дружбе

Факты. События. Комментарии
№12 (570)

Грузия с Азербайджаном сейчас, казалось бы, лучшие друзья. Ну, просто водой не разольешь – и экономические интересы у них совпадают, и геополитические, и к России на поклон не идут, в отличие от третьей закавказской страны – Армении. И именно в одной из них может быть установлен мощный радар противоракетной обороны США, о необходимости которого завели речь в Вашингтоне в связи с иранской угрозой. Но при всем этом страсти, которые разгорелись сейчас в Тбилиси, связаны отнюдь не с дальнейшим укреплением связей между двумя странами. Вмешался пресловутый “квартирный вопрос”, суть которого такова: “Эта территория – моя, здесь жили мои предки, и я ее тебе не отдам”.
Камнем преткновения стал знаменитый исторический памятник - пещерный комплекс Давид Гареджи, протянувшийся на целых 25 километров вдоль склонов горного кряжа на юго-востоке от Тбилиси. Около 20 монастырей высечены в пустынных скалах, древнейший из них основан еще в начале VI века сирийским монахом Давидом, поселившимся в естественной пещере Гареджи. Остальные построены в X - XIV веках, и во многих из них сохранились старинные фрески с портретами исторических лиц, в том числе и царицы Тамары. А единственный на огромном пространстве источник “Слезы Давида’’, которым пользовались первые монахи-пустынники, и ныне считается священной реликвией. Как и вся феодальная Грузия, один из ее главных культурно-просветительных центров пережил множество вражеских нашествий и сейчас бездействует. Но по своим грандиозным масштабам, по историческому и художественному значению он занимает особое место среди памятников той эпохи.
Впервые грузинская общественность поднялась на его защиту в годы заката советской власти. Дело в том, что безлюдная территория комплекса показалась Министерству обороны СССР идеальным местом для военного полигона, и разрывы артиллерийских и танковых снарядов десятилетиями сотрясали древние стены, нанося им непоправимый вред. И когда в конце 1980-х национально-освободительное движение в Грузии развернулось в полную силу, одним из основных его требований было упразднение этого полигона.
Сейчас исторический памятник вновь вовлечен в политику – по его территории проходит грузино-азербайджанская граница. И в Азербайджане оказались несколько монастырей, церквей и более сотни пещер, которые монахи использовали как кельи. Пока граница была административной - между “братскими республиками” единой страны, особых проблем не возникало. Но сейчас, как и подобает в суверенных государствах, ведутся ее демаркация, делимитация, и тут-то коса политических амбиций нашла на древние камни.
Из 480 километров границы успели согласовать 310, а потом название Давид Гареджи в довольно резких тонах зазвучало в правительственных инстанциях и официальных документах. И конечно, территориальные претензии стали немедленно подтверждаться учеными.
Замдиректора Института археологии и этнографии Академии наук Азербайджана Наджаф Мусейбли заявил, что именно его стране исторически принадлежит оказавшийся на ее территории участок комплекса: “Земля, на которой находится большая часть Давид Гареджи, является исторически азербайджанской. Там с IV века до нашего летосчисления по VIII век нашей эры находилось Албанское царство, и грузины там никогда не жили. Затем туда переселились кипчакские турки, принявшие христианство, а Албанское царство распалось. Даже если бы монастырь был грузинским, это не могло бы стать поводом для передачи его территории Грузии. Мы же не требуем передать нам Тбилиси и часть грузинской территории только потому, что там находятся наши мечети. Если монастырский комплекс относится к христианской культуре, это ещё не повод для того, чтобы Азербайджан поступался своей землёй”.
Естественно, из Тбилиси тут же прозвучала резкая отповедь видного историка, академика Мариам Лордкипанидзе. “Утверждение, что грузины никогда не проживали на этой земле, - абсолютная ложь и искажение исторических фактов, – заявила она. - Что же касается территории, то ещё в советские времена она была предметом споров, и тогдашнее руководство Грузии предлагало обменять этот участок комплекса на территорию втрое большую. Однако руководство Азербайджана наотрез отказалось обсуждать этот вопрос”.
Так к древнему комплексу добавилось название “спорной пограничной территории”, согласование затормозилось, и за дело взялись дипломаты с экспертами. Граница будет установлена на основе правовых норм, и не может быть речи об уступках, обмене или добавлении, заявляют в МИД Азербайджана. Но примечательно, как прокомментировала это азербайджанская же газета “Эхо”: “Наша сторона не намерена идти на какие-либо компромиссы с Грузией, даже в угоду культурно-историческим реалиям”. Фраза, недвусмысленно свидетельствующая, что реалии эти все же в пользу Грузии. Тем не менее в Тбилиси предложили обменять спорную территорию на другой участок земли, но в Баку такой вариант отвергли. А потом началась полная неразбериха.
Сначала объявили, что достигнуто соглашение о совместном использовании комплекса – он станет открытой туристической зоной, которую будут контролировать обе стороны. Радикальная часть грузинской оппозиции немедленно потребовала привлечь к ответственности заместителя главы МИД, подписавшего с азербайджанцами этот документ, но посол Азербайджана в Грузии тут же заявил, что никакого соглашения нет. Не очень понятна и позиция грузинского парламента. Заседание, проведенное по этому вопросу, было закрытым, объявили лишь, что выражена озабоченность намерением Азербайджана “прихватить монастырский комплекс” в обмен на инвестиции. Но парламентская оппозиция продолжает утверждать: Грузия пошла на территориальную уступку, и азербайджанские пограничники уже возобновили патрулирование спорной территории. Более того, фракция “Демократический фронт” утверждает, что азербайджанские патрули запугивают туристов, а не так давно даже были проведены армейские учения. “Для нас нет разницы, кто будет стрелять на святой земле Давид Гареджи - русские или азербайджанцы, мы призываем общественность активизировать протесты”, - заявляют демфронтовцы.
Так что пока ясно только одно: официальный Тбилиси спешно ищет возможность убить двух зайцев - и соблюсти национальные интересы, и не испортить отношения с Азербайджаном, который имеет все основания выступать с позиции силы. Ведь Грузия во многом зависит от его энергоносителей и связана с ним несколькими крупными транспортными проектами. Не случайно так широко афишируются на весь мир связи двух стран во всех сферах, кроме пограничной. А похвастаться есть чем. В Тбилиси азербайджанские нефтекомпания и банк получили земли и здания, азербайджанские театр и музеи нескольких писателей - государственный статус, различным местам присвоены имена выдающихся азербайджанцев. В регионах, населенных азербайджанцами, школьники учатся на родном языке, и то же самое происходит в грузинских селах на территории Азербайджана. В одном из которых к тому же государственный статус получил грузинский театр. Однако за столь приглядной внешней стеной зреют серьезные проблемы: азербайджанские грузины начинают сетовать на определенные притеснения, а грузинские азербайджанцы делают это уже давно. И пока одни из них, доказывая свою лояльность, вместе с политическим движением “Грузинское собрание” проводят у родного посольства в Тбилиси акции с требованием передать Давид Гареджи под юрисдикцию Грузии, другие заняты совсем иным делом. Они жалуются на грузинские власти в международные инстанции, пытаются распространять соответствующую газету и даже создали в прошлом году “Международный совет азербайджанцев Грузии” (МСАГ). Он начинает работу по “координации деятельности соотечественников”, которые живут не только в Грузии, но и еще в десяти странах, в том числе в США. Так что и читатели “Русского базара” могут столкнуться с его деятельностью. А поскольку штаб-квартира МСАГ находится в Баку, легко понять, откуда деньги на столь масштабную организацию и чью позицию она будет защищать.
В территориальном споре с Грузией Азербайджан может использовать не только эту “пятую колонну”. Он тоже решил применить “оружие” из культурно-исторического арсенала и требует возвращения знаменитых Гянджинских ворот. Их изготовили из железа в 1063 году для одноименной азербайджанской крепости, украсив уникальными узорами. В XII веке грузинский царь Дмитрий захватил Гянджу и вместе с другими трофеями вывез многотонные ворота в Кутаиси. Сейчас их сохранившаяся часть вмонтирована в стену еще одного знаменитого монастыря – Гелати, напротив могилы объединителя Грузии царя Давида IV Строителя. На этот раз уже азербайджанцы, со времен СССР, просят вернуть им национальную ценность, утверждая, что военным трофеем ее считать нельзя, так как грузины “напали исподтишка, воспользовавшись паникой среди населения после страшного землетрясения”. Но им неизменно отвечают, что ворота - святая реликвия Патриархии Грузии. В очередной раз это было сделано устами нынешнего министра культуры Георгия Габашвили.
Впрочем, из тьмы веков могут всплыть и другие культурные ценности двух народов, которые разбросаны по территориям обеих стран и могут успешно использоваться в политических целях. Так что принцип “Дружба – дружбой, а реликвии – врозь” уже не только омрачает умилительную картину добрососедского сосуществования. На фоне исконных для Закавказья межнациональных проблем он становится поводом для несговорчивости в межгосударственных отношениях