ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА В БЕРЛИН

Вариации на тему
№11 (569)

В ЛОНДОНЕ
Наконец, я осуществила свою мечту и полетела в Берлин смотреть Диану Вишневу и Владимира Малахова в балете Мориса Бежара «Кольцо вокруг кольца» (по тетралогии Рихарда Вагнера «Кольцо Нибелунгов»).
Летела я через Лондон, где провела два дня. Наверно, Лондон – это «мое место» на земле. Многочасовая прогулка по городу равнялась для меня недельному отдыху на океане. Я начала свое путешествие у Вестминстерского аббатства, послушала, как отбивает часы Большой Бен, и пошла вверх по улице в сторону Трафальгарской площади, по той самой улице, по которой каменные полководцы едут к памятнику Нельсона. Дворец королевы, который принадлежит ей лично, в отличие от Букингемского, где проживает вся королевская семья, в тот день пустовал, (королева не навестила его), поэтому флаг был спущен. Но двое всадников дежурили (не скажу: охраняли дворец, охраняли его обычные полицейские) у ворот дворца. Я подошла поближе, потому что хотела посмотреть, как выглядят эти шестнадцатилетние охранники, наследники древних семей английских пэров. Есть что-то для меня притягательное в стремлении англичан хранить верность традициям в виде своего рода театрального представления.
Словом, я, как и толпа туристов, подошла вплотную к всадникам. Под тяжелыми медными касками увидела совсем юные и очень простенькие личики. Несмотря на возгласы многоязычной толпы и вспышки фотоаппаратов (от которых лошади нервно трясли головами) мальчики старались сохранить на лице невозмутимое выражение. Они смотрели вниз, на спины своих коней. Только один из них поднял глаза на меня (я как раз стояла рядом), я улыбнулась ему, но он, естественно, никак не отреагировал. Наверно, мальчики в военном обмундировании прошлых лет вызывали улыбку не только у меня. Так, глава большого негритянского семейства, сфотографировав по очереди всех членов семьи рядом с одним из всадников, на прощанье послал ему воздушный поцелуй.
Трафальгарская площадь - тоже своего рода большая сценическая арена, одной из сторон она напоминает мне Дворцовую площадь в Петербурге. А в центре, на вершине высоченной колонны стоит одинокий Нельсон. И ему одному во всем Лондоне виден океан. У подножья колонны лежат четыре каменных льва - охраняют каменного адмирала.
Национальная галлерея – одна из лучших в мире по собранию картин и квалифицированности экспозиций. Во всяком случае, там находится моя любимейшая «Мадонна в скалах» Леонардо да Винчи. Я могу часами сидеть напротив этой картины и смотреть. Кроме того, экспонировалось большое количество работ французских импрессионистов.
На следующий день, отправляясь в аэропорт, я получила от Лондона еще один подарок, тоже – из прошлого и тоже – театральный. Таксист, который меня вез, оказался вылитым мистером Дуллитлом из знаменитого фильма «My Fair Lady». Он и говорил на том лондондком диалекте «кокни» (простолюдинов), на котором герой изъясняется в фильме! Я его почти не понимала, но была счастлива: веселый, приветливый, жизнерадостный... Мне все время казалось, что я участвую в замечательном спектакле.
Пребывание в аэропорту вернуло меня в сегодняшний день. Только одну вещь можно взять с собой в самолет – и хоть умри – больше не пропустят. Это неважно, что, пройдя через контроль, ты можешь из нее сделать две (что я и совершила), но через контроль – ни-ни. И спорить бесполезно. Пока я ждала объявления о посадке, рядом со мной разыгралась сцена, начала которой я не видела. Два молодых полицейских устроили досмотр ручной клади пожилого араба, одетого в обычный европейский костюм. Потом они обыскали его самого, только что не раздевая при всех. Я все понимаю, такое время, терроризм и т.д. Но совсем молоденький полицейский вел себя отвратительно. Я не вслушивалась в то, что он говорил, но тон его был такой: «Ну, ты, пошевеливайся!» Когда араб пытался возражать против личного обыска, молодой полицейский тыкая в свой значок на груди, говорил:«Я – полицейский, видишь? Полицейский!» И только что не толкал пожилого человека. Сидевшие вокруг люди смущенно переглядывались и опускали глаза.
В БЕРЛИНЕ
Я летела в не любимый мною Берлин смотреть любимых мною танцовщиков и получила то, к чему стремилась: необыкновенное, ни с чем не сравнимое наслаждение от выступлнения уникальных артистов в уникальном балетном спектакле «Кольцо вокруг кольца» Мориса Бежара. Надо быть таким гением, как он, чтобы вывести на сцену богов, участников саги о Нибелунгах, еще более древних богов (Бежар поставил их на ходули, чтобы выделить среди других жителей Валгаллы) и героев знамненитой саги. Хореограф использовал музыку Вагнера к оперной тетралогии и чувствовал себя наравне с богами и героями. Предлагаю несколько фотографий, сделанных мною во время спектакля.
Малахов танцевал Логе - выдуманного Бежаром волшебного героя, олицетворяющего огонь. На одной из фотографий Логе – участник спора между богами.
Прощальный дуэт Брунгильды и Вотана. Больше они не встретятся. Брунгильда - любимая дочь главного бога Вотана, одна из божественных воительниц–валькирий. За неподчинение его воле он, говоря современным языком, разжаловал её из валькирий, превратив в земную деву.
Зигфрид, герой и участник второй части балета, встречает Брунгильду, будит ее от волшебного сна. На фотографии – любовный дуэт Брунгильды и Зигфрида. Но любовь Зигфида недолговечна. Отомстив ему за измену, Брунгильда тем самым завершает пророчества древней богини Эрды.
Последний дуэт Брунгильды и Логе стал кульминационным в спектакле благодаря изумительному искусству Вишневой и Малахова. Говорят, есть браки, заключенные на небесах. Сценическая встреча Вишневой и Малахова явно также предрешена свыше.
Я расскажу о танцовщиках в балете Бежара в следующем номере газеты.
Фото автора


Комментарии (Всего: 1)

До чего приятно прочитать русскоязычный (а значит,эмоциональный)отзыв о выступлениях за рубежом наших звезд.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *