когда жизнь не мила

Проблема
№10 (568)

Сорокалетний преуспевающий адвокат, член штатного сената Боб Антониони вдруг почувствовал себя лишним в этом мире. Его чуть ли не тошнило от бесконечных прений в сенате, от массы клиентов в адвокатском офисе. Все надоело, обрыдло, ничто не вызывало интереса.
Депрессия. Первое время он пытался сопротивляться. Посетил врача, стал принимать успокоительные таблетки, но ездил покупать их в аптеку, отстоящую на 20 миль от дома. Не хотел, чтобы знакомые заметили, в каком он состоянии. А болезнь прогрессировала. И однажды Боба Антониони обнаружили лежащим на полу кабинета, в слезах и истеричных стенаниях. Лечение пришлось продолжить более сильными методами.
Джеймс Сипмен, 47-летний врач и отец пятерых детей, неожиданно бросил медицинскую практику, перестал общаться с друзьями, замкнулся, неделями не выходил из дома, иногда с трудом заставлял себя побриться. Пройдя курс лечения, вспоминал: «Это было похоже на горький опыт Солженицына, только он сидел в ГУЛАГе, а моя тюрьма называлась депрессией».
Для 24-летнего студента, члена довольно богатой семьи, недомогание завершилось трагически. Несмотря на уговоры родных, он наотрез отказался от врачебной помощи и, не выдержав душевных мук, бросился под поезд.
Журнал «Ньюсуик» приводит с полдюжины подобных примеров. На первый взгляд ничего особо примечательного в этом перечне трагедий нет. Мало ли какие ужасные болезни донимают человечество. Бывают и такие. Известно, что от приступов депрессии страдали и великие люди, в том числе Линкольн, Мопассан, Хемингуэй, многие другие. Да и у каждого, наверное, случаются моменты, когда кажется, что прав был Лермонтов: «А жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, такая пустая и глупая шутка». Всякое бывает. Но журнал «Ньюсуик» бьет в набат.
Оказывается, в благополучной Америке глубокой депрессией охвачено примерно 6 миллионов вполне благополучных мужчин. Именно мужчин юного и зрелого возраста. Потери, которые от этого несет общество, составляют не менее 83 миллиардов (!) долларов, и они, скорее всего, будут расти. По данным за последние полвека, число мужчин, покончивших с собой из-за депрессии, в четыре раза выше, чем женщин-самоубийц.
Все это настораживает. Ведь до последнего времени считалось, что подобному упадку духа в большей степени подвержена женская половина человечества. И 6 миллионов мужчин – это все-таки цифра ужасная, требующая объяснений. По мнению, высказанному на страницах журнала, женщины гораздо охотнее вступают в разговоры о недомоганиях, делятся с другими сведениями о состоянии своего собственного здоровья и потому быстрее освобождаются от стрессов. Мужчины же больше всего на свете боятся утерять достоинство и уважение со стороны окружающих, о своем самочувствии стараются не распространяться, да и сами себя избегают считать больными. Депрессию часто стараются пригасить алкоголем, наркотиками, участием в азартных играх. Иногда помогает, чаще лишь усугубляет ситуацию.
О причинах депрессии и способах лечения на разных ее стадиях наука пока к единым выводам не пришла. Психиатры полагают, что во многих случаях недомогание может быть связано с дисфункцией головного мозга. И тогда уместны не только таблетки-антидепрессанты, но и тонкие электроды, имплантируемые в определенные участки серого вещества головного мозга. Такой способ успешно опробован группой канадских медиков.
Однако чаще всего болезнь начинается и протекает без органических поражений и вызывается конкретными жизненными обстоятельствами, неумением противостоять им, преодолевать их эмоциональные последствия. Известный американский психолог, доктор Мелфи утверждает, что одну из причин следует искать, грубо говоря, в среде обитания. По его словам, американские мужчины настолько глубоко связаны с условностями, царящими в обществе, что всякое несогласие с этими условностями воспринимают как трагедию. Некоторые скорее готовы расстаться с жизнью, чем признать себя самостоятельной, а потому неадекватной и беспомощной фигурой, которая не вписывается в круг господствующих стандартов. «У нас не принято быть печальным, чем-то расстроенным, - вторит доктору Мелфи другой психолог, Майкл Эддис. – Преуспевающим считается тот, кто всегда уверен в себе и полностью контролирует свои эмоции».
Факты, кажется, подтверждают такую точку зрения. По сведениям из вполне надежных источников, не так давно приступ глубочайшей депрессии настиг одного из наиболее успешных людей современного мира, российского олигарха Романа Абрамовича.
Еще более парадоксальные данные приходят из Швейцарии. Страна вышла на первое место в Европе по числу самоубийств по причине депрессии. Правительство созывает симпозиумы психологов, с тем чтобы каким-то образом добиться повышения уровня адреналина у граждан.
Неужели такова плата за многовековой покой и материальное благополучие? Похоже, что так. Человеку молодого и зрелого возраста свойственно естественное стремление к действиям, к достижению какой-то цели. Может быть, вымышленной, иллюзорной, но притягательной. Если цели нет, наступает губительная апатия, а следом за ней и депрессия, излечиться от которой очень даже непросто.
Не просто, но можно. Опытные психологи знают немало способов отвлечь пациента от печальных дум, от чувства безысходности. Беседы с глазу на глаз, общение небольшими группами, с разговорами на разные темы, а порой и о самом сокровенном нередко помогают избавиться от тоски и тотального отсутствия веры в себя. Опыт показал, что наиболее эффективным методом является помощь одного пациента другому – такими же разговорами, успокаивающими душу. Общество и его стандарты вряд ли изменятся в обозримой перспективе. Значит, тем, кому трудно стандартам соответствовать, остается искать свою нишу, формировать собственные интересы, верить, что это возможно.
Артем Новинский