Творческий союз Баланчина и Стравинского

Досуг и Культура
№39 (858)

Photo credit: Paul Kolnik


В Линкольн Центре труппа Нью-Йоркского городского балета, созданная Джорджем Баланчиным – New York City Ballet –  проводит фестиваль, посвященный творческому сотрудничеству Джорджа Баланчина и Игоря Стравинского. Театр показал две программы, собранные из балетов великого неоклассициста в балете на музыку великого неоклассициста в музыке. Я смотрела одну из этих двух программ, составленную из трех балетов разных периодов творчества хореографа: «Аполлон», «Орфей» и «Агон».


Аполлон

«Аполлон Мусагет» (предводитель муз) – так назывался балет в 1928 году – был поставлен для  труппы «Русские сезоны» Сергея Дягилева и стал центральным спектаклем последнего парижского сезона Дягилевской антерпризы.   
 
В воображении Стравинского это был балет, в котором выражалась сама сущность танцевального искусства. В «Аполлоне» (так он стал называться позднее) впервые проявились черты «стиля Баланчина», хореограф попытался воскресить классический танец  в современном произведении, да еще и на музыку, специально для него написанную. Работа над этим балетом была первой встречей Баланчина и Стравинского и стала началом их творческого союза и личной дружбы, продлившейся до конца их жизни, а балет «Аполлон»  – одним   из главных шедевров хореографа.
 
Сюжет балета был построен вокруг рождения Аполлона от греческого бога Зевса и Латоны. Затем следовали обучение молодого бога игре на арфе и танцу, затем возмужание Аполлона среди трех муз: Терпсихоры (музы танца), Полигимнии (в балете – музы пантомимы) и Каллиопы (музы эпической поэзии) и восшествие всех на Олимп.
 
В Америке Баланчин продолжал совершенствовать свой ранний балет, привел последующие редакции к принципиальному минимализму,  одел всех героев балета в белое (на премьере оформление А. Бошана было совсем иным). Из всех декораций остались весьма условные сооружения, символизирующие Парнас.
 
К сожалению, сейчас балет идет в совсем укороченной редакции, эдакий «концертный вариант». Не только купирована сцена рождения Аполлона, но и – самое главное – восхождения Аполлона с музами на Парнас. В конце балета хореографическая группа персонажей просто  застывает на фоне цветового пятна. Таким образом преемники Баланчина собственно упразднили смысл великого произведения. И это при том, что Фонд Баланчина и наследники придирчиво следят за всеми постановками в других театрах....
 
«Аполлон» невероятно труден для исполнения. И дело не в техническом мастерстве артистов. Женский состав труппы находится сегодня на очень высоком уровне. С танцовщиками-мужчинами положение совсем иное. Я в течение этого вечера не нашла среди них ни одной значительной индивидуальности. Исполнитель Аполлона Чейс Финлей – хорошенький, очень молоденький юноша. Он основательно подготовлен репетиторами. Танцовщик точен в танце и даже временами воспроизводит мужественный характер движений.  Но этого недостаточно для воплощения Аполлона на сцене. Кульминационный момент балета – преображение Аполлона.  Так в конце танцев Аполлона с музами, Терпсихора, Полигимния и Каллиопа  протягивают Аполлону руки, и он доверчиво кладет голову на их вытянутые ладони. Пауза. И вдруг в музыке раздаются мощные аккорды – это Зевс призывает Аполлона на Парнас. Аполлон выпрямляется, прислушиваясь, а музы постепенно опускаются на пол к ногам бога. Это момент осознания Аполлоном своего божественного могущества. Но бог в исполнении Финлея и не возник. Аполлон  остался таким же милым молодым человеком, старательно танцующим мужскую партию.
 
Естественно, артисты уровня Сергея Лифаря (первый создатель образа Аполлона), Питера Мартинса или Михаила Барышникова –редкость,  а исполнитель Аполлона должен быть мощной творческой личностью. С другой стороны – балет  не должен сходить со сцены... Так что проблема танцовщика на роль Аполлона всегда стоит перед любым театром...
 
ОРФЕЙ
 
Баланчин поставил этот балет в 1948 году для своей нью-йоркской труппы, которая тогда называлась Ballet Society. Премьера прошла в Сити Центре. Баланчин называл Стравинского «Орфеем ХХ века» и сам предложил ему написать музыку к балету. Оформил спектакль знаменитый скульптор Исаму Нагучи, на премьере оркестром дирижировал сам Стравинский.
 
«Орфей» – одноактный сюжетный спектакль, драмбалет в баланчинском стиле. Он состоит из трех картин. Сюжет греческой мифологии  известен. Орфей, уникальный музыкант, игрой на лире пленяет даже подземного бога Аид, и тот разрешает ему забрать на землю умершую жену Эвридику. При одном условии: Орфей не должен смотреть на Эвридику на всем пути из Аида на землю. Орфей нарушает условие, и Эвридика исчезает навсегда. Баланчин использовал тот вариант мифа, по которому впоследствии Орфея растерзали вакханки, потому что он, скорбя по утраченной жене, не хотел ответить на их любовные притязания.
 
Балет произвел такое огромное впечатление, что Баланчин получил приглашение сделать Ballet Society постоянной труппой Сити Центра (подобное приглашение получили еще две американские труппы и театр Бориса Эйфмана). С 1948 года труппа стала именоваться «Нью-Йорк Сити балет» и получила постоянную муниципальную поддержку.
 
Проблема с исполнением «Орфея» сегодня та же, что и с «Аполлоном». Нет Орфея. Себастьян Маркович, танцующий эту роль,  – премьер театра, но он лишен на сцене того творческого обаяния, той значительности, которые должны выделить Орфея сразу среди всех персонажей. Даже Темный Ангел, который ведет Орфея в Аид (Джонатан Стэффорд), кажется более значительной фигурой. Танцовщицы, как и в первом балете, выступали гораздо ярче. Джени Тэйлор создала нежный и игривый характер Эвридики.
 
АГОН
 
Это третий балет, написанный Стравинским специально для труппы Баланчина. «Агон» чаще всего переводится, как «Состязание».
 
Баланчин был зачарован музыкой «Агона» не меньше, чем в свое время «Аполлоном». «Агон», в отличие от «Орфея», задуман бессюжетным. Танцовщици одеты в черные «купальники», мужчины – в белые майки и черные облегающие лосины – словом, в репетиционные костюмы. На сцене нет декораций.  Критика называла подобные балеты Баланчина «абстрактными», а его композиции - «алгеброй» балетного искусства.
 
Балет был признан одной из вершин содружества композитора и хореографа. Помню, какое огромное впечатление произвел «Агон» на русскую публику во время гастролей труппы Баланчина в России в 1962 году. Ничего подобного мы тогда не видели. Особо запомнились исполнители дуэта – высокая балерина Диана Адамс и чернокожий танцовщик Артур Митчел.
 
В программе, которую я смотрела, именно в балете «Агон»  современная труппа баланчинского театра показалась наилучшим образом. В целом создалось впечатление, что танцовщики в своей массе получают удовольствие от исполнения балета и как будто наслаждаются эффектом, который производят на зрителя  ансамбли и дуэт Баланчина, это непрекращающееся состязание между женщинами и мужчинами. Не только Мария Ковроски и темнокожий Амар Рамасар  в па де де, но и иполнители всех остальных частей балета произвели сильное впечатление.
 
Так интересно задумана эта программа, что не только содружество композитора и хореографа, но и творчество самого Баланчина представлено лучшими балетами разных создаваемых им направлений.
 
В прошлом году телеаудитория финала розыгрыша Кубка Ломбарди составила рекордные 166,8 миллионов человек.
  
 
 
Стравинский/Баланчин Творческий Союз
29 и 30 сентября “Черное и Белое”
 Билеты в интернете:  nycballet.com
По телефону: (212) 496-0600
В кассе театра:David H. Koch Theater Box Office (63rd Street and Columbus Ave)
       Билеты от $29, включая места в партере