Синайский синдром

В мире
№39 (858)

 

Теракт на израильско-египетской границе, происшедший в пятницу, 21 сентября, в очередной раз напомнил, что в сравнении с еще совсем недавними временами ситуация здесь изменилась коренным образом, и именно отсюда сейчас исходит серьезнейшая угроза безопасности Израиля
 
Рассказ, пожалуй, стоит начать с события, имевшего место еще в среду. Поблизости от границы сектора Газа с Египтом, в районе Рафиаха, ударом с воздуха были ликвидированы два боевика из небольшой салафитской организации “Защитники Аль-Аксы”. Еще один их соратник, вместе с погибшими ехавший на внедорожнике “Тойота”, был тяжело ранен. По сведению из палестинских источников, убитые были сотрудниками официальной структуры, контролирующей КПП в Рафиахе и находящейся в подчинении хамасовского МВД сектора Газа.
 
Операция по уничтожению террористов была осуществлена совместно ЦАХАЛом и ШАБАКом. По данным армейской пресс-службы, один из убитых, Анис Абу аль-Анин, готовил теракт против Израиля. При этом подготовка находилась на завершающем этапе. Его “коллега” Ашраф Махмуд Салах, также был террористом с немалым стажем.
 
Стал ли пятничный теракт местью боевиков за эту ликвидацию или, может, это был тот самый теракт, который планировал аль-Анин, пока неизвестно. Вполне возможно, что эти события и не связаны между собой. Тем не менее, они прекрасно иллюстрируют сложившуюся на южной границе ситуацию: в Газе и на Синае расплодились многочисленные салафитские группировки, цель которых - развязать террор на границе. На данный момент они чувствуют себя вполне комфортно, и периодически осуществляют нападения не только на Израиль, но и на египетских силовиков: еще в конце позапрошлой недели в результате атаки террористов на египетских солдат в Эль-Арише, на севере Синая, один из военнослужащих был убит.
 
Несмотря на довольно масштабные силовые операции египтян на полуострове каких-то существенных результатов пока не наблюдается. Не удалась и попытка президента Мохаммеда Мурси уговорить боевиков соблюдать некое прекращение огня, хотя к ним и были направлены специальные посланники. Действующие здесь группировки состоят в большинстве своем из местных бедуинов, однако хватает среди них и палестинцев, и иностранных исламистов. Будучи хорошо вооруженными и весьма многочисленными, они ни во что не ставят, как египетских силовиков, так и глав местных бедуинских кланов, которым подобная ситуация не по душе.
 
Теракт, в результате которого погиб боец-артиллерист Нетанэль Яаломи, произошел в районе Ар Хариф (гора Хариф). Речь идет о наиболее сложном участке границы с точки зрения рельефа. Местность здесь скалистая, очень трудно проходимая, и изобилует ущельями. Тут не только крайне сложно передвигаться, но и очень непросто осуществлять наблюдение за сопредельной стороной даже при использовании самых современных средств. Именно из-за сложнейшего рельефа здесь до сих пор не завершено строительство пограничного заграждения. Работы над последними 17 километрами идут полным ходом, и должны завершиться к ноябрю. Как раз в преддверии Рош а-Шана министерство обороны полностью завершило работы на северном участке границы. По окончании возведения забора у Ар Хариф, останется недостроенным лишь участок в непосредственной близости от Эйлата. Там также очень сложный с точки зрения инженерных работ рельеф, и потому их завершение планируется к весне. Из-за того, что строительство забора в районе Ар Хариф крайне сложно и дорого изначально, вообще планировалось от него отказаться. Однако резко возросшая террористическая угроза с юга и непрекращающийся поток так называемых африканских беженцев стали тем фактором, который заставил минобороны изменить позицию, несмотря на огромные траты.
 
Именно обеспечением безопасности возводящих забор строителей и занимались бойцы, вступившие в пятницу в бой с террористами. Правда, к тому моменту строители уже оставили это место, из-за наступившей субботы.
 
Кстати, то насколько эффективно пограничное заграждение в деле борьбы с инфильтрантами, показывают статистические данные по их проникновению в Израиль за июль и август. По официальным данным, число проникших в Израиль африканцев снизилось в сравнении с предыдущими месяцами примерно в 10 раз, упав с 2000 до 200.
 
Однако время поджимает, и “беженцы” пытаются использовать последние оставшиеся лазейки. Именно такая еще существует в районе Ар Хариф, и именно сюда в пятницу около полудня прибыла группа примерно из 15 человек. Они и сыграли во многом роковую роль в последующих событиях. Охраняющие границу солдаты, согласно приказу, должны задерживать нарушителей, а также оказывать им помощь. Так и произошло: 4 бойца направились к африканцам, чтобы напоить их водой. Как очень скоро выяснилось, за группой “беженцев” по пятам следовало несколько террористов, которые и воспользовались моментом. Выскочив из-за утеса, они примерно со 100 метров открыли огонь по солдатам из пулемета и автоматов. Выучку боевиков отличной никак не назовешь (в противном случае потери ЦАХАЛа могли быть выше), но вооружены они были буквально до зубов, имея кроме автоматов и пулемета также и противотанковый гранатомет. Плюс на одном из исламистов был одет “пояс шахида”.
 
Уровень пехотной подготовки артиллеристов, несущих в порядке общеармейской ротации охрану египетской границы, естественно ниже, чем у пехотинцев, однако, по мнению командования, он все же является достаточным для выполнения данной задачи.
 
Еще тогда, когда были замечены вышедшие к границе африканцы, артиллеристы вызвали на место бойцов батальона “Каракаль”, в отличие от них несущих службу на границе постоянно, и хорошо знакомых с процедурой “приема беженцев”.
 
Батальон “Каракаль” - совершенно особенное пехотное подразделение. 60% его бойцов - девушки, а 40% - парни. Для непосредственного участия в “большой войне” (в отличие от, например, бригад “Гивати”, “Голани” или парашютистов) “Каракаль” не предназначен, однако выполняемая его бойцами работа по охране южных границ имеет большое значение.
 
Но вернемся к завязавшейся перестрелке. Рядовой Яаломи (посмертно, согласно армейской традиции, он был повышен в звании до младшего сержанта) был смертельно ранен первыми выстрелами. Несмотря на неожиданность, его товарищи отреагировали как надо. Их ответным огнем был немедля убит один из боевиков. Тут же в бой вступили и бойцы “Каракаля”. Одна из девушек, чьи действия позднее особо отмечали командиры, застрелила бросившегося к солдатам террориста с “поясом шахида”. Взрывчатка сдетонировала и, видимо, в результате этого взрыва ранение средней тяжести получил еще один солдат-артиллерист. В дальнейшем он был прооперирован в больнице “Сорока” после чего перешел в категорию легкораненых. Вскоре был уничтожен и третий террорист. В целом действия бойцов оцениваются высоко.
 
Дальнейшее расследование, проводившееся совместно с египтянами, показало, что в теракте участвовали, по всей видимости, еще двое боевиков, но они ушли в Египет (само столкновение проходило в 100-150 метрах от границы на израильской стороне). Именно из-за того, что местность здесь крайне труднодоступная, египетские пограничники в этом районе не дислоцируются вообще. Одним из главных уроков случившегося должно стать появление четких приказов, регламентирующих работу солдат с “беженцами” так, чтобы исключить такую ситуацию, когда бойцы, отправившиеся оказывать помощь африканцам, попали под огонь находящихся в засаде в “мертвой зоне” террористов.
 
Несмотря на скорое завершение строительства данного участка пограничного заграждения, а затем и последнего, эйлатского, не правильно считать, что это решит проблему террора на египетской границе. Являясь серьезнейшей преградой для “беженцев”, забор не может полностью предотвратить проникновение террористов, хотя, безусловно, и для них он является препятствием. Кстати, по финансовым соображениям заграждение не является “сигнальным”, как забор, опоясывающий сектор Газа. Там каждое прикосновение немедля фиксируется на командном пункте, где сразу же решают, заслуживает ли оно внимания. В случае с Египтом такого нет, и потому постоянное наблюдение за границей наряду с патрулированием будет оставаться тем более необходимым и в дальнейшем. Более того, для обеспечения 100% результата недостаточно и этого: уж больно длинна граница, а местность на некоторых ее участках уж очень сложна. Так называемые “мертвые для наблюдения зоны” продолжат существовать и в дальнейшем, несмотря на использование самого современного оборудования. Надо также помнить, что очень многие из действующих на границе террористов и контрабандистов, являются местными жителями, и знают здесь в буквальном смысле каждую песчинку.
 
Иными словами, коренное решение проблемы надо искать на египетской территории. Теоретически, египетские власти могли бы положить конец синайскому беспределу, но вот до практического решения вопроса на данный момент далеко. Далеко, даже несмотря на то, что определенное желание решить проблему в Каире имеется. Это и неудивительно: к примеру, недавний теракт в районе Керем-Шалом, когда погибло 16 египетских солдат, стал для властей настоящей пощечиной. За отсутствием решения со стороны египтян, теоретически, активные действия на их территории мог бы вести Израиль. И вот здесь налицо еще одна серьезнейшая проблема. Ведение активных разведывательных и других оперативных действий на египетской территории чревато самыми серьезными последствиями, а именно - резким обострением и так, мягко говоря, непростых двусторонних отношений. Как следствие, возможно и нарушение египтянами мирного договора по демилитаризации значительной части Синая.
 
Несмотря на серьезные проблемы тактического характера - террор на границе, активные израильские действия против террористов - израильское руководство считает первостепенной стратегической задачей сохранение с Египтом мирного договора.
 
“Новости недели”