"форд" - ЛИДЕР РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ

Факты. События. Комментарии
№7 (565)

В Ленинградской(!) области на автомобильном заводе «Форд»(!) готовится забастовка(!) рабочих. Понимаю, всё вместе звучит как «хлеборобы Техаса на трудовой вахте», но таковы детали и приметы времени.
В заводском собрании приняли участие 1950 рабочих. 1300 человек проголосовало за проведение забастовки с полуночи 14 февраля. Если к тому времени не будут удовлетворены их требования, рабочие могут остановить конвейер. Убытки завода «Форд» в городе Всеволожске составят от 4 до 6 миллионов долларов в день.
В России бизнес «Форда» развивается более чем успешно. У нас его машины расхватываются с конвейера, как горячие пирожки на улице. В очередь записываются за четыре месяца вперед. Компания планирует удвоить производственные мощности во Всеволожске.
«Форд» развернул здесь сборку автомобилей в 2002 году. С 2005 года прошли три забастовки. Предупредительные, недельные, «итальянские». Вначале – по поводу незаконного, с точки зрения профсоюза, увольнения двух рабочих. Потом – с требованием повышения зарплаты. В конце концов хозяева и рабочие приходили к компромиссу. Например, в 2006 году повысили зарплату примерно на 15 процентов. А нынче планируется бессрочная забастовка с полной остановкой производства. В комплекс требований профкома входит подписание коллективного договора, в котором предусмотрены условия труда, социальная и материальная ответственность администрации, сохранение рабочих мест, индексация зарплаты, повышение ее на 30 процентов.
Сейчас она составляет в среднем 660 долларов в месяц. На филиале «Форда» в Канаде – 21 доллар в час. Но в России свои масштабы и пропорции. На российском “Автовазе” в Тольятти – 500, на ГАЗе в Нижнем Новгороде – 415, на ИЖ-авто в Ижевске – 375 долларов. Но там - не бастуют. Рабочие “Автоваза” дважды пробовали – и дважды терпели поражение. В первом случае суд признал забастовку 2 тысяч человек незаконной. Во втором случае – гораздо хуже. Водители крупного автотранспортного предприятия, которое обеспечивает доставку рабочих на завод, возмутились сокращением отпуска на три дня и уменьшением зарплаты. В итоге 26 человек уволили за прогул, ещё 540 водителей лишились месячной премии.
Вообще на российских предприятиях забастовки и другие подобные формы протеста сводятся к нулю. Боссы-олигархи само это слово ненавидят, слово «профсоюз» откровенно презирают, гордятся и хвастаются друг перед другом тем, что «держат своих людей в ежовых рукавицах». А это нетрудно. Официальные профсоюзы так и остались «школой коммунизма. А там, где неофициальные профобъединения что-то пытаются предпринять, допускают слишком много ошибок юридического характера. Суды судят в пользу сильных и богатых. Бизнес и власть в России едины, как некогда партия и правительство. И потому в сознании рабочих протест против российского хозяина чуть ли не равнозначен бунту против власти – а на такое трудно решиться. Над каждым висит страх безработицы. Получится забастовка или нет, еще неизвестно, а если не получится – выкинут за ворота, да еще с «волчьим билетом», и где ты после этого найдешь работу в Самаре или Ижевске. О других средних и малых городах, в так называемых депрессивных регионах, и говорить не приходится. Там работодатель – царь, бог и воинский начальник. Форма разговора одна: «Не нравится – уходи, мы никого не держим». А куда уходить? Ну а когда уж доведут, когда зарплату задержат на шесть месяцев – тогда начинаются голодовки или перекрывание дорог. Это уже не забастовка, а бунт отчаяния.
В Ленинградской области - совсем другая ситуация. Иностранный завод в сознании рабочих все же отделён в какой-то степени от российской власти: вроде как хозяева здесь мы, а они всё-таки иностранцы... Еще важнее - здесь нет безработицы. Наоборот - квалифицированных специалистов ждут и «Катерпиллар», и «Тойота», и «Ниссан», и «Дженерал моторс».
Надеюсь, скоро не останется в мире ни одной крупной автомобильной фирмы, которая не поставила бы свой завод в России. «Фольксваген» строит предприятие в Калуге, в Москве работает «Рено», в Ижевске начал выпуск корейской концерн «Киа», готовится к запуску «Фиат» в Набережных Челнах, «Крайслер» и «Додж» - в Нижнем Новгороде, на базе существующих автозаводов.
Так разворачивается и становится реальной силой в экономике и в обществе план министра Германа Грефа по замене российского автопрома на иностранный. В 2003 году он прямо говорил: «Я не верю в то, что наши автомобили – «Жигули», «Волга» - имеют будущее. Изобретать велосипед не нужно. Нам нужно создать привлекательные условия для размещения здесь мировых автомобильных концернов. Для этого нужно шесть-восемь лет...»
На полную мощность автосборочные иностранные предприятия заработают в 2009-2010 годах. Предполагается, что к тому времени из общего числа в 2,2 миллиона автомобилей в России будет ежегодно продаваться 1,6 миллиона иностранных машин российской сборки. Там, на новых заводах, вырастут новые русские слесари. Умеющие хорошо работать, материально независимые, с другими взглядами, с другими требованиями к жизни. Что, наверно, и происходит нынче на Всеволожском «Форде». За событиями на котором внимательно следят во всех «автомобильных» городах страны, перенимая опыт и получая урок.
Закономерный парадокс в том, что фордовских забастовщиков не шибко жалуют и некоторые наши люди. Одни считают, что они «с жиру бесятся - в таких условиях работают, такие деньги получают и всё недовольны». Российское начальство наблюдает за становлением рабочего движения на отдельно взятом заводе с инстинктивной, интуитивной тревогой: народ перестаёт быть покорным, более того - становится ОРГАНИЗОВАННЫМ. Тут же бросаются в бой официальные профсоюзы. Рабочих вожаков с «Форда» и «Катерпиллара», что в городе Тосно Ленинградской же области, в 2006 году ИСКЛЮЧИЛИ из Федерации профсоюзов, обвинив их в радикализме. В советские времена был популярен анекдот о том, как в ответ на распоряжение директора повесить каждого третьего рабочего некий слесарь-токарь спросил: «А верёвки самим приносить или профсоюз выделит?» Нынешняя Федерация профсоюзов не то что веревки выделяет – сама пытается произвести процесс повешения.
Только не получается. На «Форде» сложилась самодостаточная, независимая организация. Она вошла в недавно созданную Ассоциацию альтернативных профсоюзных движений автопрома. Руководители «Форда» принимают профком как партнёра, предоставляют ему все возможности для работы и уж вовсе не грозят репрессиями. Все споры пытаются решить переговорами. В крайнем случае выносят в суд. На что рабочие реагируют вполне адекватно. Их лидеры прошли стажировку на Западе, там их научили вести спокойный диалог с администрацией. По всей видимости, мы присутствуем при начале нового, цивилизованного рабочего движения.
Москва