Человек, который построил Нью-Йорк

Из штата в штат
№6 (564)

Можно ли точно определить, кто из известных нам выдающихся ньюйоркцев внес наибольший вклад в развитие «столицы мира»?
Вспомним уроженца Стэйтен-Айленда, транспортного магната Корнелиуса Вандербилта, который в XIX веке выстроил исключительно эффективную для своего времени сеть железнодорожных и водных путей, что во многом определило застройку города. Самый популярный в истории Нью-Йорка мэр Фиорелла Ла-Гвардия покончил с многолетним игом коррумпированного истеблишмента «Таммани Холл» и тем самым положил начало демократическим основам управления и развития нашего города. Следует упомянуть и Нельсона Рокфеллера, который сначала на посту губернатора, а затем и вице-президента США активно продвигал широкую программу строительства в Нью-Йорке городских школ и квартир для малоимущих.
И все же условное звание «главный строитель города» по праву принадлежит Роберту Мозесу, который фактически создал Нью-Йорк в том виде, в каком он сейчас существует. На заре своей политической деятельности этот целеустремленный и бескомпромиссный человек, получив скромную должность контролера за состоянием природных ресурсов, смог убедить губернатора и легислатуру штата создать в 1923 году Комиссию по паркам, обладающую широкими полномочиями. И уже в качестве председателя этой Комиссии с присущим ему энтузиазмом принялся разрабатывать и внедрять «зеленую карту» штата. Однако дальновидный Р. Мозес не ограничился лишь технической работой по разбивке первых в нашем городе парков, пляжей и транспортных развязок. Предвидя сопротивление влиятельных политиков своим замыслам, «главный озеленитель» штата развернул беспрецедентную кампанию за всенародную поддержку его планов.
По его настоянию правительство штата организовало референдум, в ходе которого широкие слои населения выразили недвусмысленную поддержку созданной комиссии, оградив таким образом Мозеса от закулисных атак со стороны землевладельцев и политиков, находящихся на содержании промышленных и строительных компаний. Окрыленный поддержкой, Роберт Мозес затребовал в легислатуре штата финансовое обеспечение своих планов и легко получил первые 15 миллионов долларов – огромную по тем временам сумму.
«До тех пор, пока мы занимаемся парками для народа, нам обеспечена поддерка населения, - любил повторять Мезес ставшей знаменитой фразу. - И потому до тех пор нам ничто и никто не угрожает».
В 1929 году Роберт Мозезс открыл на Лонг-Айленде общественный пляж «Джонс-бич» совершенно новой концепции, где удобства современного сервиса органично вписывались в очарование нетронутой природы зеленого океанского побережья. Появление этого необычного для того времени пляжа положило начало увяданию самого популярного до этого «старомодного» пляжа на Кони-Айленде. В это же время в городе началась закладка скоростных дорог в обрамлении зеленых территорий, получивших название «парквей»: Белт-парквей, Проспект-парквей...
На волне своей популярности Роберт Мозес в 1933 году публично поддержал бесстрашного политика-одиночку Ф.Ла-Гуардия во время городских выборов на пост мэра - в пику коррупированному истеблишменту политической элиты Нью-Йорка. Однако это не была просто бескорыстная поддержка одного молодого идеалиста другим: между ними была заключена негласная сделка, согласно которой новым мэром будут предоставлены Р.Мозесу еще более широкие полномочия в урбанистическом планировании Нью-Йорка, что и было выполнено. Сохранив за собой пост главного «озеленителя» штата, Мозес также возглавил созданные для него транспортное управление Трайборо-бридж и комплексное управление Марин-парк. Мозес неутомимо добывал все новые и новые гранты для развития городской инфраструктуры. Даже во время Великой Депрессии он смог получить гигантскую для того времени сумму в 113 миллионов долларов из фонда борьбы с безработицей для образования рабочих мест в наспех созданной им «Администрации рабочего прогресса». Благодаря данной программе 84-тысячная армия строителей из числа безработных приняла участие в обустройстве огромного количества парков, игровых площадок, теннисных и бейсбольных кортов, открытых плавательных бассейнов, катерных причалов, зоопарков, площадок для гольфа, катков, скверов...
Мозес полученными средствами распоряжался по собственному усмотрению - исходя из далеко идущих планов по превращению Нью-Йорка в город своей мечты, чем нажил себе немало влиятельных врагов. В числе их был даже президент Ф.Рузевельт, который безуспешно пытался вынудить местные власти лишить строптивого «озеленителя» власти. Однако к тому времени ни губернатор, ни мэр не смели что-либо предпринять против столь популярной среди ньюйоркцев фигуры, каковым уже являлся Роберт Мозес. Все, что он планировал, рано или поздно воплощалось в жизнь. По его инициативе в Нью-Йорке дважды была проведена Всемирная выставка - в 1939 и 1964 годах. А это сопровождалось грандиозным строительством дорог и обустройством целых районов города. Говорят, веское слово этого масштабного градостороителя оказалось решающим при выборе места возведения здания Организации Объединенных Наций.
С начала 50-х годов Роберт Мозес принял под свое руководство Управление энергоснабжением штата Нью-Йорк. Таким образом в его полном распоряжении оказались русла основных рек и значительные средства (из оплаты счетов за электричество).
К тому времени этот весьма деятельный человек занимал одновременно 12 ответственных постов и обладал неограниченным влиянием в Сити-Холле. Получая скромную зарплату муниципального служащего, Роберт Мозес однако пользовался сразу несколькими офисами, у его дома 24 часа в сутки дежурил лимузин, по его требованию быстро устанавливалась связь с нужными ему официальными лицами.
Однако не эти внешние проявления власти никем не избранного служащего все больше раздражали неуклонно растущую армию его недоброжелателей. Дело в том, что любой крупный проект затрагивает интересы множества людей. Так, например, прокладка скоростной дороги Кросс-Бронкс экспрессвей расчленила надвое процветающий район центрального Бронкса. Сотни мелких бизнесов закрылись, и около полумиллиона жителей покинули примыкающие к дороге кварталы. Уже в наше время автору этих строк довелось услышать редкое интервью с бывшим жителем центрального Бронкса, который заявил, что местная молодежь всерьез планировала устроить покушение на Мозеса.
Однако всесильного «строителя» все же удавалось иногда останавливать. Узнав о плане прокладки автодороги через тихий район Манхэттена Гринвич-Виллидж, местные активисты развернули беспрецедентную кампанию протестов и лоббирования. Власти в конце концов сдались, и сегодня «Виллидж» остается одним и самых привлекательных районов Манхэттена. В случае с дорогим бруклинским районом Бруклин-хайтс нашлось компромиссное решение: скоростная дорога из Квинса в Бруклин была проложена вдоль залива, для чего в этом месте ее пришлось сделать двухэтажной.
«Кто может строить, тот строит. А кто не может строить, то критикует!» – так резко отвечал своим оппонентам Мозес и продолжал небывалую в истории страны урбанистическую стройку. Благодаря его усилиям появился грандиозный мост Верразано, великолепные пляжи Рокавей, современные автодороги на Лонг-Айленде, широкие автомагистрали соединили Нью-Йорк с соседними штатами. Но вместе с победами накапливались и неудачи. Мозесу не удалось начать строительство гигантского моста через залив, разделяющий Коннектикут и Лонг-Айленд. Из-за чрезмерного увлечения автодорогами к 70-м годам в полном упадке оказался городской общественный транспорт. Некогда процветавшие районы Кони-Айленд, Южный Бронкс, Вильямсбург и другие превратились в зоны бедствия.
По мере накопления городских бед росло общественное недовольство деятельностью пожилого, но все еще очень активного Р.Мозеса. Постепенно он был лишен всех своих постов и в 1981 году скончался в одиночестве в возрасте 92 лет. Сейчас, в пору нового расцвета «столицы мира», большинство ньюйоркцев уже без сарказма и былого раздражения называют Р.Мозеса «builder» - строитель.